На Главную
Новости Авторы Проза Статьи Форум Карта
О проекте Цитаты Поэзия Интервью Галерея Разное

 


Проза на «Новой Литературе»: Рассказ, повесть, роман

Название: Жанр: Автор: Цитата:
       
3pyatitsa рассказ ucci ...потому уже и не помнишь и не понимаешь и не хочешь потому что боишься и надеешься потому что заело заело заело поедом ест или есть или будет быть или бить или выбивать или выбывать разницы нет как и всего остального но как бог и создаю и смешно потому что как-будто и страшно потому что правда кому-то ложь кому-то ложка дёгтя или выеденного ногтя ломаного ни шиша и не ишак а разницы так и не видно где уж даже не знаю и нет вовсе и этого тоже не говорили и не слышали просто пора спать потому что под капустой сидели аисты и тоже спали слышу или слушаю потому слышу или не знаю как не слышать или как не слушать или всё равно не получится не суметь проитвориться творится творить творожистый осадок cвоей рожи или ржи на поле кoлышется слово слышится или слушаю потому движется и колышется на колу или копошится на полу мышкой или кошкой на койку заваливается и опять на экзамене проваливается...
       
6 рассказ ucci ...И тут непонятно откуда появилась какая-то процессия из шести человек, которые шли в два ряда по трое и, кажется, несли что-то вроде паланкина или носилок. Все они были одеты в коричневые шерстяные балахоны с капюшонами, которые полностью скрывали их лица. Они шли торжественно медленно, не издавая ни единого звука. Она сразу бросилась к ним в надежде что они выведут её отсюда или хотя бы подскажут что делать дальше. В конце концов, это были люди и, похоже, серьёзные, а ей так страшно было стоять тут одной ночью. Но в тот миг как она побежала к ним, они резко сменили маршрут и направились к ней. Ей стало не по себе: они двигались прямо на неё, как будто собирались просто смять её и пройти дальше. От неожиданности она оцепенела, но то что произошло дальше невозможно было уже никак объяснить...
       
Anno Domini роман Дмитрий Цветков       ...Смерть, закрывая глаза одному, открывает их многим. Смерть пьяного автомобилиста заставила работников автоинспекции прикрутить предупредительный знак на месте недавней трагедии и нанести яркую дорожную разметку, тем самым, вполне возможно, спасая от гибели целый автобус с детьми, несущийся в пионерлагерь по той же дороге. Смерть шахтера, погибшего при взрыве газа, заставила руководство шахты наконец-то выделить деньги на переоборудование, тем самым, сохранив жизни сотням других горняков. Смерть больного СПИДом подростка, показанная по телевизору, сохранила жизни тысячам его сверстников, которые начали использовать презервативы от страха перед заражением. Смерть моей мамы дала мне мудрость написать то, что я сегодня уже написал, и когда у людей появится возможность это написанное прочитать, то вполне возможно, что кого-то покинут мысли о суициде, кто-то решит вернуться к семье, кто-то просто навестит родителей. Я надеюсь именно на такой результат моего творчества, и это было бы для меня самой большой наградой...
       
«Blue Valentine» рассказ Дмитрий Цветков       ...Разные варианты объяснения Таниного тона сменяли один другой, и я решил позвонить еще раз и предложить ей свою помощь. Набирая телефон, строя смелые фразы о самопожертвовании ради ее счастья, я вдруг остановился. В любом из перечисленных выше случаев моя помощь будет некстати. И, зная это, о каком звонке и предложении можно вести речь? Какую помощь я хочу ей предложить? Спасти ее от грабителя, вытащить из пожара? Я поймал себя на мысли, что хочу произнести в трубку слова о помощи, чтобы она это услышала и восхитилась мной. Другими словами – я хочу слукавить, сыграть, чтобы заработать себе очки. От этого лицемерия стало вдруг противно. Откинув трубку, я продолжил рассуждения. С другой стороны, в чем собственно заключался мой обман? Я хотел выглядеть в ее глазах лучше. А лучше кого? С кем я соревнуюсь? Сам с собой? И если бы ей нужна была моя помощь, разве не побежал бы, не полетел бы я к ней? Но вот только собираясь позвонить, я был уверен, что она не обратится ко мне за помощью. Значит, все-таки лукавил. Противно! Запутался! Так что же дальше делать?..
       
Enormis Amor рассказ Ольга Ведёхина ...Она не знала, что с ней происходит. Когда смотрела в его выпуклые, прозрачные глаза, на его поредевшие, аккуратно зачесанные назад русые волосы – ничего внутри не рвалось ему навстречу. Она не мечтала о нем, наоборот – когда вдруг представлялись его приближающиеся губы, мгновенно обрывала картинку: нет, ни за что! Как любовник он был ей абсолютно не нужен, да и старше лет этак на 25. Хотя тренированное мускулистое тело, спокойная походка человека, уверенного в идеальной работе своих суставов и мышц, о возрасте и близко не напоминали. Дай Бог каждому юноше так. И голос совсем не обволакивал, не будоражил обертонами – обычный плоский тенорок. И все же что-то происходило: ей необходимо было его слышать, потому что все, что он говорил, эхом отзывалось внутри. Иногда она прямо чувствовала, как из ее солнечного сплетения вытягиваются упругие нити и летят к нему. Нити чего? Симпатии? Слабоватое чувство для таких неудержимых нитей. Но и не уважения – слишком волнующе. И, конечно же, не любви – см. начало...
       
Game рассказ Елена Кутинова       ...Лепетала Юльвика Радлен сыну своему Вогдану: «Любима ты моя, обожамочка, не могу больше без Омби, отца твоего, проживать. Осовершеннолетишься – сам пойдёшь, и пример отцовский дорогу тебе проторит».
      Отбалтывали люди Юльвику: «Не ищи пятой поры года, коль за зимой всё одно весна станет» – язвили они – «Нет в живых Радлена твоего, а выжил, так не любит тебя, раз нам на срамление бросил».
      И только старый калека улыбкой беззубой вспыхнул, и «Иди, а я сына твоего понянчу», сказал. В юности он сам на гору лез, но сокрушился, как землю с верхотуры увидел, и вдребезги безногим сделался.
      И стала Юльвика наверх силиться. Это не так опасно обнаружилось, страшней решение принять было...
       
Go, Contex, Go! рассказ Владимир Савич       ... – Маловероятно, – поддержал сожительницу угрюмый Д. Попенякиус. – А вот при удачном попадании,– продолжил он, – уверяю Вас, мистер Бенсон, наши с Талей (он указал на свою girlfriend) мечты о легализации приобретут реальные формы. То есть мы, наконец, завладеем зеленой карточкой.
      – Это психологический обман, – возразил м. Бенсон. – Для обретения статуса вам лучше обратиться к хорошему адвокату, а не швырять черт знает что на линию электропередач.
      – Ха-ха. Адвокат! Don't make me laugh, – развязно хихикнула миссис Т. Попенякиус.
      – It is not funny! – возмутился м. Бенсон. – Обращаться к юристу – цивилизованный и законный метод обретения соответствующих документов, а вы действуете, как первобытные люди!
      – Таля права, – вновь вступил в разгорающуюся дискуссию мистер Д. Попенякиус. – Адвокат тянет на тысячи, а гарантий ноль целых и столько же десятых. Презерватив же (я предпочитаю "Durex", – внес дополнение Попенякиус) стоит мелочь, зато в случае удачного приземления, уверяю вас, что наш шанс отхватить статус будет равен 100%. Смотрите сюда и делайте выводы, – Д. Попенякиус перешел на полушепот:
      – В день, когда мне удалось повесить резиновое изделие на провода, рухнула Берлинская стена...
       
Lovitva рассказ Сергей Решетников       ...У огромной, в три этажа, избы сидел, пуская слюни, замурзанный мужичок с лицом идиота.
      – Какие виды на урожай, любезнейший? – бодро спросил Петр Дмитриевич.
      Дурачок сидел, как не слышал. Алаба через заросший травой порог прошел в раскрытую дверь.
      – Митрич, не здесь ли жила твоя будущая теща? Я слышал, она колдунья…
      – Так про любого бухгалтера можно сказать.
      Алаба бросил на пол рюкзак. В углах послышался писк и шуршание мелких ног.
      – Ух, сколько здесь мышей! Чуют, родимые, бывшего прогеймера!
      От дурачка ничего не удалось добиться, и дом обследовали сами. Обошли, любуясь, кругом. Красавец-сруб плыл на фоне облаков, как корабль. Особенно поражала размерами рига, пустая и гулкая внутри, словно церковь в будний день.
      На втором этаже Шелковской обнаружил неприметную дверь, открыл. В маленькой, как шкаф, комнатке не нашлось никакой мебели, только старое зеркало на стене. Шелковской щелкнул zippo и посмотрел на свое отражение. Седая морщинистая поверхность услужливо показала молодое лицо. А потом произошло странное. Отражение Шелковского вдруг стало меркнуть и скоро исчезло. Только в верхнем углу продолжал дрожать огонек зажигалки. Шелковской пошевелился – и отражение возникло вновь. Замер – пропало. Повторив опыт несколько раз, Петр Дмитриевич отправился за Алабой. Тот был полон энтузиазма...
       
Miserere рассказ Эдуард Байков ...Георгий Иванович Васильев слыл прагматичным, трезвомыслящим реалистом и циником. Но, как и у всякого, истинно русского человека, присутствовала в его широкой натуре некая загадка, необъяснимая глубинная суть, заставляющая расчетливого нувориша поддерживать проекты, ну совершенно невыгодные с точки зрения делового человека, а где-то и прямо убыточные. Выгода то этих начинаний лежала в плоскости иной, виртуальной – возрождение духовности России, самосознания ее народа, идейности ее сынов и дочерей, самоуважения и достоинства ее граждан, и еще Бог знает чего, столь же, на первый взгляд, эфемерного. Но лишь на первый взгляд...
       
Moscow-city blues рассказ Максим Кладов       ...Пассажиры молчат и думают о своем. Я думаю о своем, об интересной встрече сегодня, вспоминаю свой дом, воскрешаю в памяти музыку Robert Rich, я спокоен.
      Проходит секунда, вторая...что-то изменилось и в воздухе, и ... вот мы на станции, состав замедляет ход.
      Мальчик идет быстро. К нему. Грузину? Татарину? Черкесу? С большим носом и маленькими, грустными глазами.
      Мальчик делает удар ногой – быстро, точно. Туда... между грустными глазами и большим носом... ботинком на толстой, рифленой подошве.
      И они уходят. Все они, эти почти мальчики – почти звери, выходят спокойно. Они улыбаются и их лица остаются в моей памяти навсегда...
       
My Ellia ona рассказ Наталия Земляникина ...Его лицо… об этом стоило бы сказать подробнее, ибо в ту минуту она поняла как выглядит Бог, но…согласитесь, как можно описать внешность Бога? Хотя именно в ту минуту она поняла… Это ОН… "Ничто земное не стоит того, чтобы просто уйти…" Она повернулась к реке, трудно было смотреть в глаза Богу, а ей так много нужно было ему сказать… ей нужно было попросить прощения… Глубокий вдох и мысль "Ну наконец-то ты вернулся ко мне" и вслух слова, летящие над Невой: "Я никогда не буду любить кого-нибудь или что-нибудь больше тебя. Клянусь…" ...
       
On the air рассказ Miguel Stingl      ... – Джек, это ты? – раздался мягкий, вкрадчивый мужской голос.
      – Он самый. Представьтесь, пожалуйста.
      – Представиться? – обладатель голоса задумался, – ну давай так: можешь называть меня Чикагский Убийца.
      Джек нахмурился. Больше всего в своей работе он не любил звонки от всяких шутников и психов, которых приходилось срочно отрубать от эфира и нести потом какую-нибудь бессмысленную чушь, чтобы сгладить впечатление.
      Но на этот раз его что-то остановило.
      – А почему именно так?
      – Ну потому что я из Чикаго, неужели непонятно? – голос в трубке стал чуть раздражительней.
      – Нет, это я понял, но почему же все-таки именно "Чикагский Убийца"?
      – Потому что я убиваю людей, – разъяснил голос.
      – Ах, вот как. И об этом ты собираешься нам рассказать?
      – Конечно, – голос стал чуть спокойней, – я же хочу поужинать в ресторане Бруклина со своей женой. А то на наши средства это нам немного не по карману...
      – Тогда мы все, а также десятки тысяч радиослушателей внимательно тебя слушаем!..
       
P.S. рассказ Олег Неустроев       ...Глеб стол накрыл на одного. Он приготовил отбивную, и соус к ней, и зелень, и салат. Сверкали на столе фужер и рюмка, столовый нож блестел. Салфетка белая лежала у тарелки. Открыл балкон, портьеру сдвинул, – прохладно стало и светло. Все как любил всегда и делал он.
      И этот день такой, как все. Менялись мысли в опьянении привычно: купить белье, костюм, рубашку, галстук, туфли и носки. Оставить книги сослуживцам, кассеты, диски раздарить. Он думал о себе со стороны: как будто тот умрет, кто за столом сидит и пьет, не тот, кто думает о нем.
      Воображение его остановиться не могло. Вот комната пустая, три табуретки в ряд, на табуретках гроб. В гробу, в костюме новом, в рубашке свежей, галстуке, носках, серьезный мертвый Глеб: большая голова, как у мертвецов всегда бывает, и бледное лицо. Все бесконечно и неловко, прощание напрасно. И все опять не то, опять со стороны – такое детское желанье посмотреть.
      Разволновался Глеб и выпил – дыханье водки ощутил и, чуть помедлив, закусил, кусок отрезав отбивной и обмакнув в острейший соус, – теперь уж все равно...
       
sea-voyage рассказ ucci ...А потом это началось. Не знаю что это было, но…в общем, я просыпаюсь от какого-то удушья и непроходящей тошноты. Захотелось выйти на свежий воздух, но одному идти было как-то не по себе, и потом мало ли – вдруг сознание потеряю? Я решил разбудить кого-нибудь. Смотрю: а в койках нет никого. Мне как-то сразу стало не по себе, потому что я чувствую что уже глубокая ночь, а их всё нет и голосов их не слышно почему-то. Я позвал их негромко, будто предполагал, что они всё-таки спят где-то рядом, но не здесь. А может… может, инстинктивно боялся обнаружить себя на случай “если вдруг здесь что-то не так”. Никто не отвечал. Сердце неприятно ёкнуло, и комок тошноты подкатил к самому горлу. Мне стало страшно, противно и смешно от того, как глупо я себя почувствовал: будто ребёнок, над которым подшучивают его гораздо более старшие братья и сёстры, когда очень страшно, но и очень интересно одновременно...
       
SPAider рассказ Фёдор Раухвергер       ...Павел сидел на кухне и курил. Иногда он нарушал ночную тишину резким отхлёбыванием чая. Кружку он ставил почти в одно и тоже место – около сине-матовой стеклянной пепельницы – и там постепенно образовывалась небольшая круглая лужица. Лену он будить не хотел, поэтому музыку не включал. Конечно можно сделать и негромко, но тем не менее. А вот ему самому спать не хотелось. Не отпускало это ощущение – знаете – когда и видеть её уже не можешь, и проездной билет, вроде, нужен. Проездным билетом они с Сашкой называли тему, которая уже стабильно тебе даёт, вы ведь типа вместе, и в принципе никогда не откажет. Засада в том, что, когда вставляешь, то он стоит, тебе реально хочется, а вот уже в процессе, и особенно после возникает какое-то отвращение, брезгливость даже. И не знаешь, куда от этого деться...
       
Strange Life Story рассказ Виктория Столярова       ...После очередного длинного поцелуя он отошел к окну, долго молчал, потом спросил:
      – Ты любишь меня?
      Он никогда не спрашивал этого раньше, хотя и задумывался над этим. Она растерялась.
      – Зачем вам знать это?
      – Мне важно.
      – Важно?.. – она едва заметно улыбнулась. – Если важно, то… нет, я вас не люблю.
      Он резко повернулся. Его привели в ярость ее слова, но он почти сумел совладать с собой.
      – Тогда зачем все это?..
       
Sеребряное рассказ Сергей Береговой ...И тогда, всколыхнув волнами пространство, в кошмаре невежественной темноты и невыносимого безразличия, родилась маленькая мерцающая точка. Серебряное. Появившись, точка начала медленно, неуверенно двигаться из стороны в сторону, то, угасая, то, вновь набирая свет. Она, маленькая и беззащитная, конечно же, сначала испугалась, жалобно затряслась и медленно поползла в темный угол. Там, через время, она успокоилась и вдруг замерла на месте. Ни единого движения, ее свет оставался ровным, плавно излучал свои лучи во все стороны. Молодое Серебряное застыло. Начинало казаться, что маленькая точка вечно находилась на том месте и навсегда там останется. Серебряное медитировало...
       
Ursa Minor рассказ Лейла Мамедова       ...Через некоторое время в доме засуетились люди. Тельман не знал, сколько времени прошло с того момента, когда Аля перестала плакать и сидела, прижавшись к нему, чтобы не думать ни о чем, чтобы заглушить эту острую боль пустотой, которая давалась ей с большим трудом. Люди что-то причитали, некоторые начали рыдать еще громче, чем рыдала до этого сама Аленька. Некоторые из них даже не знали толком маму Аленьки и, тем не менее, это не мешало им выражать свои глубочайшие сожаления по поводу случившегося. Але эти люди казались ненастоящими, злыми, лживыми, чужими. Ей хотелось встать и закричать на них, сказать, чтобы они немедленно убирались прочь из их дома и перестали разыгрывать комедию. Ей не хотелось, чтобы они стояли над еще теплым телом ее матери, и говорили какие-то странные слова, которые все равно не могли вернуть ее к жизни. Ей хотелось убить их, чтобы все было честно, чтобы они тоже умерли,…теперь у ее подруг со двора будут мамы, а у нее – нет. Теперь эти женщины будут сидеть по вечерам на скамейке, как и прежде, а ее мамы не будет.…Не будет, больше никогда. От этих мыслей у нее мутнело в голове, сознание уходило куда-то далеко, где раньше никогда не бывало. Плакать она уже не могла…больше она плакать не умела. Время стало идти медленнее, и каждая секунда отчетливо вырисовывалась внутри незаполненной ничем пустотой. Когда Аля подумала об этом, ей стало несколько легче, она подумала, что если она станет равнодушной ко всему, если вместо сердца у нее под грудью образуется герметическое пространство, она сможет жить дальше.…Без мамы. Зачем жить дальше без нее?..
       
Waiting Area рассказ Ambidexter ...Неужели это убогое семейство ближе к Богу, чем все прочие? Дудки! Да, они старательно плодятся и размножаются, читают слово Божье почти в оригинале, соблюдают бесчисленные заповеди, зажигают свечи по субботам и читают молитвы: “Барух ата адонай” отскакивает от их зубов, как шарик для пинг-понга от ракетки, как таблица умножения, зазубренная в детстве. Но интересно, что они вкладывают в свои слова и вкладывают ли вообще?
      Неужели мятущийся, кто ищет, пробует и ошибается, но упорно снова пробует, неужели он дальше от Творца, чем те, кто положили себе в закон раз и навсегда не есть мясное одновременно с молочным, чтят субботу и расписали свою жизнь до самых позорных мелочей. Пукнуть в пятницу после захода солнца, оборотившись лицом к западу, можно ли, правильно ли? И к раввину с этой проблемой бегут. Наверное, я слишком некошерный.
      У вас много детей, но признаки вырождения на каждом лице, синдром Дауна – в каждом взгляде. За что Господь вас наказал? Со мной все ясно, богохульник, грешник, вот и пришибло, но вы-то чего? Блюдете, а толку?
      Я, как Станиславский, упрям: ну не верю я, ни единому слову вашему не верю! ..
       
А могло быть наоборот! рассказ Рустам Бекназаров       – Ты знаешь, Джонни, – заплетающимся языком пытался обрисовать ситуацию Гарри. – Америка еще всем покажет!
      – Да, – кивая носом в бокал, сопел его камарадо.
      – Вон давеча в Чикаго сняли памятник Мартину Лютеру Кингу. Ну стоял бы себе еще, так нет же – сняли, расисты проклятые! Лучше бы каждую неделю зарплату давали. Вон в Союзе Капиталистических республик этих каждый месяц дают. На девятисотых "Запорожцах" уже разъезжают...
       
Агония рассказ Ашот Бегларян ..."Отчего с такой болью разрываются невидимые нити, связывающие человека с жизнью, и почему так жестоко обходится напоследок жизнь с людьми, в которых сама жила на протяжении десятилетий?.. Разве она, эта добрая и безобидная женщина, заслуживает таких странных и ужасных мучений, – он держал безвольную руку умирающей в своей крепкой ладони и пытался понять, в чем секрет силы жизни, где берет свое начало эта сила и куда уходит. – Почему человек не остается вечно молодым и сильным на протяжении всей отпущенной ему жизни?.. Ведь чем взрослее человек, тем беззащитней он перед жизнью. И не было бы разумнее, если бы дожив до сорока, люди умирали, а, вернее, исчезали или растворялись в воздухе в расцвете сил и здоровья, чтобы никто не стал свидетелем их агонии, беззащитности, стыда и унижения перед смертью. Ведь в такие минуты сама жизнь кажется жалкой и бессмысленной..."
       
Аксинья рассказ Александр Кротов       ...Прошла ещё неделя. Доктора огласили Арсению диагноз, из коего следовало, что ходить он будет не в силах, но организм молодой – всякое может случиться. В течение этой недели опали почти все листья с деревьев, по которым он больше не сможет пройти. Близкие выплакали все слёзы. А Аксинья всё так же продолжала навещать больного. Они сидели с ним в палате часами и разговаривали, иногда просто молчали оттого, что нечего было сказать, тогда воздух в палате становился особенно тяжёлым, и минуты молчания, казалось, были часами. Каждое посещение заканчивалось поцелуем в лоб, и этого поцелуя он снова ждал после каждого ухода Аксиньи...
       
Алые паруса рассказ Кир Захарчук ...Служащие этого дома немного побаивались своего хозяина, за глаза называя его Викингом. Может быть потому, что в молодости он был рыжим, коренастым и неуступчивым. А может быть и потому, что всегда достигал того, о чем другие могли только мечтать. Не дожив и до тридцати, он поседел, как-то осунулся и из жизнерадостного молодого человека превратился в осунувшегося старика. Он редко приглашал к себе гостей, мало говорил – в основном все по хозяйству, но глаза его по-прежнему блестели, как и раньше... Волевой, могучий голос и "гуляющая" походка все же выдавала его – бывшего капитана. Капитана собственного судна. Судна, которого, как ему казалось, просто не было...
       
Альма-матер, или Свет в середине туннеля рассказ Надежда Ладоньщикова ...Ему пытались помочь неоднократно. Посудите сами, как неприятно изчезать и появляться внезапно и некстати, а в последний раз он вообще – не поверите – не успел приступить к работе, как прямо у всех на глазах превратился в большое насекомое...
       
Ангел рассказ Наталия Земляникина ...Она смотрела в зеркало и равнодушно провожала взглядом каждое льдистое перышко, срывающееся с крыла. Льдинки… бывшие перья… А потом застывала глазами, смотрела сквозь… вглубь… Губы кривились в печальном смехе, а потом она умирала опять...
       
Ангел рассказ Сергей Коломиец ...      Видели ли вы когда-то ангела? Если все же видели, то можете представить себе… скажем, безумного ангела? Или беспомощного? Или мертвого?..
      Ты сидишь, а в твоих глазах… Страх – нет, ужас – …, безумие – !!! Ангел с глазами затравленного волчонка…
      А какие глаза бывают у ангелов?! Скажем, у мертвых?..
       
Анамнез пессимиста роман философско-поэтический Ихтик       ...Оставленный на минуту в покое человек может вдруг оказаться так далеко от оставивших его в покое, что те найдут на его месте кого-то другого.
      Присутствие человека, который ни в чём не разделял мыслей и чувств окружавших его людей, мрачным кошмаром нависало над всеми и отнимало у праздника не только его радостный характер, но и самый смысл.
      Мы платим одиночеством за своё превосходство над окружающими. А ведь нет ничего более ужасного, чем одиночество среди людей. Лучше всякого смертного король должен понимать всю трагедию жизни. Нескончаемое, жалобное, зловещее... когда самого себя я составляю лишь ничтожную частицу, когда в самом себе я окружён и задушен угрюмо молчащими, таинственными врагами.
      Всё время остаётся непреодолённым некоторый осадок невысказанного, несказанного, лишь самому себе молчаливо открывающегося одиночества, о котором в словах не говорят, а вздыхают лишь украдкой.
      Она ушла от тебя так просто, как обычно приходят. Теперь ты обедаешь в одиночестве. Раньше у тебя была куча друзей, теперь их напрочь нету. Это означает, что их и не было никогда. Отсюда же –навязчивый мотив одиночества.
      Давно ушли друзья, растеряны знакомства, фальшивые приезжают только тогда, когда бывают чем-нибудь расстроены. О предателях и не говорю. Но у короля не бывает друзей, и вообще "друг" – от слова "другой", а в остальном – король всегда поступает правильно. Это как в картах: король бьёт валета...
      Мысли, с того времени как стали тяжелеть, всегда далеки в своём странствии. Ничегошеньки, никогошеньки...
       
АНТ роман Дан Маркович       ...Что я мог сделать, писака вшивый, вот кто я перед ними был, к тому же неудачник, странный тип с подозрительным знанием чужого языка... закрытый, молчаливый, одинокий... непьющий, а это неизгладимая погрешность. Злость во мне росла и отчаяние, с каждым днем. И в один день мне пришла в голову мысль, что я должен сжечь свои рукописи – прилюдно, чтобы ... Так совпало, я должен был защитить зверей от людского подонства... и я решил попытаться еще раз – что-то в жизни кончилось, кончалось, истончилась моя защита... как когда-то оголилось мясо на ногах. Я не знал, как дальше жить, но чувствовал, что должен сжечь пути к отступлению, уйти не оглядываясь, а придет другая жизнь или нет, как получится.
      Я вывесил свои плакаты, и утром теплого сентябрьского дня вынес из дома табуретку, большую кастрюлю и кучу бумаг. Сел, потому что долго стоять не смог бы, и начал рвать по листочку – пополам, на четвертушки и отправлял клочья в бак. Когда в нем накопилось около половины, я поджег бумаги и постепенно добавлял. Около меня собралась кучка людей, они молча наблюдали. Потом начались разговоры, одни стыдили меня, они где-то прочитали, что рукописи не горят, другие считали, что избранный мной метод варварство и уничтожение культуры, а самые злобные только усмехались и крутили пальцем у виска, "кому его рухлядь нужна... псих, пусть сжигает..."
      "От ненужного решил избавиться..." – кто-то сказал отчетливо и внятно, а может мне показалось, и голос был мой. Я взял рукопись, которую писал несколько лет. Первый черновик, он главный, из него ясно, останется ли что после удаления болтовни, засоряющей страницы, выживет ли тонкий скелетик, обтянутый пленкой живого мяса... Бывает, что все исчезает, расходится бульонным кубиком в кипятке. Триста девяносто восемь страничек, из них могла бы сложиться крепкая сотня. Теперь не сложится. Если каждую пополам, потом еще раз, и неторопливо в огонь – час с лишним, вот вам спектакль, веселитесь. Когда горят книги и рукописи, еще есть надежда. Если горят черновики, задумки, планы – невозможно жить....
       
Антонина и ее пупыри рассказ Владимир Жуков       ...У Анютиной соседки по палате Антонины Федоровны до больницы было необычное занятие: она жалела и подкармливала пупырей.
      Вы подумали, что это такие забавные зверьки, вроде кроликов или хомячков? Вот и Анютка удивилась, что не слыхала о них раньше. А всякий раз, когда эта широкоскулая девчушка из вологодской глубинки чему-то удивлялась, она приподымала свои соболиные бровки и восклицала: «Вока!», что было, видимо, чем-то между «Эка!» и «Вот как?»
      Но оказалось, что пупыри – это люди. Нет, не бомжи. Скорее, что-то вроде больших гномов. Любят лакомства, особенно домашненькое, очень добрые, привязчивые. Легко идут на контакт, невозможно доверчивые, а едят – так просто с руки.
      Началось все с того, что Антонине Федоровне не давали полновесную пенсию...
       
Апеннины рассказ Анна Иванова       ...В жизни каждого из нас сменяются периоды удач и неудач. Эта череда везений и невезений, может, для того нам и дана, чтобы мы больше ценили моменты радости и счастья, которые нам посылает судьба, а в периоды неудач и потерь научились стойкости, вере и надежде.
      Когда этой весной мне был послан период потерь, и я не успевала справляться с эмоциями по поводу одной потери, как меня преследовала другая – три кражи одна за другой, сначала почти всех вещей, потом дорогих по воспоминаниям фотографий и книг, затем близкого и дорогого друга, в довершении всего я лишилась работы, которую ценила, а потом и всех немногих сбережений – когда все это обрушилось в период нескольких месяцев, я не знала, что и думать. Стали приходить мысли, о том, что я что-то делаю не так, на своем ли я месте, в чем ошибаюсь. За что...
       
Аттракционы науки рассказ Зоран Питич       ...Датская столица встретила нас пасмурной погодой и таким же пасмурным человеком из Нобелевского комитета. При ближайшем рассмотрении человек этот оказался ещё и женщиной.
      – Так, так, Кубичек и Швайнштайгер… что-то я не могу найти вас в списках. А кто вас выдвигал, и в какой области вы работали?
      – Мы работали в области философии, – сказал Кубичек.
      – Но у нас нет премии по философии.
      – Тогда можете дать нам её по литературе, – вмешался Швайнштайгер, – мы не обидимся. Нам очень нужны деньги!
      – Да, – подтвердил Кубичек, – мы всё положили на алтарь научно-технического прогресса.
      – Простите, видимо, произошла какая-то ошибка, я попытаюсь навести справки. А откуда вы приехали? – уточнила женщина из комитета.
      – Мы из Каламбурга, – пояснил я. – Вижу, вы удивлены, – это город-государство в Европе, стыдно не знать человеку с вашим статусом. Кстати, позвольте представиться, Зоран Питич – известный меценат и мизантроп...
       
Ах, эти темные глаза рассказ Любовь Рябикина ...Однажды она возвращалась в общежитие поздно. Дорога шла мимо парка, почти все фонари не горели и ее шаги гулко раздавались в тишине. Таня шла очень быстро, чутко прислушиваясь к звукам ночи. Когда рядом возникла здоровенная мужская фигура, она даже не сразу поняла, что происходит. А мужик рванул сумочку с ее плеча. В сумке лежали документы и девушка тоже вцепилась в ремешок. Удар в лицо заставил ее вскрикнуть, что-то теплое полилось по подбородку. Второй удар пришелся в плечо и тогда Таня закричала...
       
Бабий Век повесть Татьяна Бориневич       ...Катя с дедом Василием любили по выходным ходить в местный парк культуры и отдыха на атракционы. Была у неё своя карусельная лошадка.
      Позже Катя слышала от людей, видела в кино и читала в книжках о карусельных красавцах и красавицах Пышногривых, ярких. Создающих ощущение праздника. Та лошадка была гораздо более скромной. Какого-то серенького цвета, с бурым сёдлышком, с невыразительной мордой. Крашеная нестойкой краской, она, выгорала под солнцем, линяла под дождиками. Собственно она не существовала в одиночестве. Их было несколько сестер, намертво поставленных по кругу. Почему-то казалось, что все они относились к женскому полу.
      Будь они людьми, вряд ли бы кто-то взял таких в жёны, вряд ли бы они нашли бы интересную работу. Такой тип женщин обычно вполне миловиден в детстве. Потому что ещё горяча родительская любовь, потому что теплится ещё надежда, что расцветут. Но ничего не происходит. Так они и живут. Учатся в школе, довольствуясь четвёрками и тройками, а также примерным поведением. Потом поступают в какой-нибудь странный институт, типа Гидроболотного и Пищевого. Исключительно ради получения высшего образования. Самые сообразительные идут на бухгалтерские курсы. Впрочем, всё равно они работают младшими счетоводами, чертёжницами, регистраторами в поликлиниках и т.д. Раньше таких было много в НИИ. Работу свою выполняли старательно. Имеют хороший разборчивый почерк. Замуж они как-то не выходят. Детей тоже не рожают. Постоянно они ухаживают за престарелыми родственниками, коих постигли инсульты и инфаркты. В общем, живут в качестве обслуживающегося персонала, ничуть этим не тяготясь. Самореализация у них случается в периодическом приготовлении пирожков с яблоками, коими они и угощают своих бесчисленных больных и здоровых родственников. Катина карусельная лошадка была из такой породы...
       
Бабовщина рассказ Димитри Ма'Блэк ...Цык! – и под кляцание врезного замка я роняю ключи из дрожащих пальцев. "Сейчас я открою дверь, – а там никого!" – думаю я, и резко заставляю мяукать ржавые петли. Что происходит с человеком, когда он познают себя до конца, понимает, на что способен, как поведет себя в конкретной ситуации? Что же происходит, когда человек встречает самого себя после долгой разлуки, опрометчиво заперев от себя самого входную дверь? И, когда, наконец, он видит себя со стороны...
       
Бабочки. (дождь) рассказ ucci ...– Вот помру тоже… И… А, пёс? Будешь по мне скучать? А?.. Хоррроший… А они… Поплачут, конечно… Бедные. Знаешь почему? Почему они бедные? Ну да. Все мы такие. Чего говоришь? – Пёс вопросительно вскинул глаза и тут же снова отвёл в сторону. – А? Знаешь почему? Собака… Потому что всегда так. Понимаешь что и как надо слишком поздно. Ага… Вот так помрёт тебе близкий человек, а потом и понимаешь сразу сколько всего не сказал, не сделал... Ну, как обычно. И главное, злишься же на покойника-то! Мол, как посмел нарушить мои планы! Слышь, пёс! Страшно когда вдруг – раз! – и не по плану. Да, она вот всегда так. Вот как раз назавтра собирался и нате… Будто ждали. Как нарочно. Знаешь почему так больно потом? Потому что любовь душит. Она штука такая… Впрок откладывать нельзя… Вот так экономишь себя всё, экономишь… Всё завтра, да завтра… Не сейчас, дела, потом… А потом всё. Это не от горя люди плачут. Горе-то это что? Это любовь такая. Обиженная. Сэкономленная. Хе… Вытекает так в носовой платочек… И всё! Хе-хе... Эххх… А ты плакать не умеешь, собака, хе-хе-хе. – Старик резко умолк...
       
Байки на костре повесть Сергей Болотников       ...Иззубренным черным когтем, покрытым застывшей грязной пленкой какой-то гадости, домовой ударил Кота в бок. Животное дернулось, но не проронило ни звука. Кровь, почти черная в алом отсвете, стала потихоньку заливать мех, капать на пол крупными дождевыми каплями. Домовой ухмылялся. Длинный красный язык с раздвоением на конце возник из пасти и с наслаждением лизнул кровавую лужицу. Ногой тварь подвинула мерку поближе, так чтобы кровь стекала в нее.
      Закуток осветился ярче. Чем больше наполнялась мерка, тем сильнее была ее светимость. Ухмылка домового расползалась все шире. Глаза же кота подернулись дымкой, он даже не вырывался. Теперь я знал, что за субстанция бурлит в пластиковом сосуде – это кошачья кровь. И, видимо, демоническая тварь уже не впервые наполняет ее.
      Я не выдержал. Мне хотелось заплакать и убежать вниз, к людям, но вместо этого я вышел из-за своего укрытия, вышел, сжимая в руках свое оружие...
       
Бал в честь первой книги рассказ Максим Кладов      ...В меньшем зале танцевали. Неожиданно рядом раздался знакомый голос Словаря А: – “Позвольте пригласить Вас? Сейчас будет вальс Его Величества Содержания…”.
      “Пожалуйста! Рада снова видеть Вас” – сразу ответила Татьяна. Музыканты уже заиграли, и танец начался. После седьмого такта свечи в зале вдруг ярко вспыхнули и погасли; танцующие пары лишь на мгновение остановились, и стали скользить дальше – теперь комнату заполнял лишь серебристый лунный свет. Музыка смолкла...
       
Баллон рассказ Сергей Горшков       ...Удивившись столь неожиданно снизошедшему на меня просветлению, я решил пойти на кухню промочить горло. Скинув с себя одеяло, я перекинул ноги через край кровати и ощутил, что правой ступней попал в тапок, а вот левая опустилась во что-то вязкое и холодное. Это был таз с блевотиной. Некоторое время я молча сидел и смотрел на него. Но солнечный луч, скользнувший по моему виску, возобновил в моей голове прежний вихрь мыслей, который заставил меня вытащить ногу из испражнений и без всякой брезгливости засунуть её в тапок. Встав, потянувшись и надев халат, я непринужденной походкой отправился на кухню. По пути я заметил ещё одну сильно удивившую меня вещь: на мне были семейные трусы красного цвета с желто-зелёными цветочками. Моя мысль заработала как отбойный молоток: «Кажется, такие я видел во сне… или даже не во сне… Бля! Вспомнил! Именно такие трусы были надеты на нашем соседе. В моем воображении легко всплыл облик этого человека: в красных лаптях на босу ногу, в точно таких же трусах с цветочками, весь в соплях и блевотине. ОН стоял в коридоре своей квартиры и протягивал мне руку, как будто хотел чем-то помочь… По-любому это был ОН!… И это его трусы?!!!… Но что они делают на мне, и что я делал вчера у этого типа?… Помню, у него за плечами висел какой-то большой синий баллон с иностранными надписями, а из него торчал… Резиновый шланг?!!!… Шланг!!!… Точно, там был шланг!»… По моей спине скатилась капелька пота...
       
Банда слепых и трое на костылях (истерический антидетектив) рассказ Елена Кутинова       ...– Наконец-то, – прошептал мне в ухо пожилой зэк. Я обернулась.
      – Наконец-то я вас дождался!
      – И долго ждали? – поинтересовалась я.
      – Шестьдесят лет. Чтобы рассказать тайну. Скоро вас вызовут на допрос – знайте, – в кабинете Фуфкина есть лазейка в царство теней.
      За мной пришли два омерзительных вертухая. Они выволокли мое тело в коридор и долго били его ботинками. Боли не чувствовалось – как-никак сон. Злую, в кровоподтеках, меня повели в кабинет следователя, и, как мокрую тряпку, швырнули на пол. Кабинет был поразительно похож на комнату, в которой сопело мое земное тело, разве в нем было идеально прибрано. Тот же монументальный стол, только отполированный, с блеском. Тот же флаг, те же книги, аккуратно разложенные по полкам. Над столом нависала стальная рожа с тошнотворно бессмысленными глазами, которые на мгновенье сверкнули, обожгли, и разом потухли, будто провалились. «Я могу сделать так, что ты никогда не проснешься!» – заскрежетала рожа. Я затряслась и превратилась в истошный крик...
       
Бантик рассказ Ольга Коваль       ...«Ну, что за день сегодня? Машину бросает по шоссе, покрышки ни к черту, да еще дождь как из ведра! Жена вцепилась в свою коробку с этими дурацкими туфлями! И это ж надо было такое купить? Дрянь, безвкусица, дешевка! И умеет же, стерва, довести до бешенства! Бантик, видите ли, очаровательный! Боже! Гроза началась, ко всему прочему. Несет, меня несет, поворот, дерево! Черт! Звуки какие-то размазанные, кажется, я вляпался в аварию. Вспышки, холодно и мокро, значит, вылетел из машины. Интересно, где жена?
      Хорошо бы потеряла бы эти дурацкие туфли!
      Что-то совсем темно. Пахнет странно, думаю, я в больнице. Тело не двигается, как ни старайся, глаза не открываются. Видимо, обкололи чем-то, наверное так надо. Буду спать, устал, мыслить и то тяжко. И все же, где жена?
      Со мной что-то не так! Я не вижу, вернее не могу открыть глаза. Может это бинт? Может, я сильно пострадал? Но боли нет. Все-таки я в больнице, за мной ухаживают, меня лечат, все будет хорошо. Надо спать и все пройдет. Жена, наверное, тут и думать забыла о туфлях, беспокоится и жалеет, что довела меня до бешенства!..
       
Барон Ашейм рассказ Владимир Юрлов ...Темнота заполнила большую часть банкетного зала, оставив в живых лишь камин, полыхающий где-то сзади меня. Дверь разверзлась, и на пороге появился барон Ашейм. Смолкшая музыка еще продолжала звучать у меня в ушах, когда я увидел пары, застывшие в движении неисполненного танца. С приходом Ашейма лица всех присутствующих замерли. Только тишина. Абсолютное молчание. Лишь Ашейм медленной походкой движется к нашему столу. Глаза гостей прикованы к барону. Он плывет, словно призрак, облизываемый языками пламени камина. Его черный балахон подстать вязкому мраку, который его окружает. Ни один мускул на лице Ашейма не шелохнется...
       
Батюшка, благослови... рассказ Андрей Подколокольный       ...Принесли аналой с крестом и евангелием, и отец Игнатий начал чин исповеди. Но алкоголь и взвинченное состояние несчастного вояки не давали ему покоя.
      – У меня с собой две гранаты, я могу их тут взорвать, – на весь храм раздался голос пьяного командира десантников.
      Оставшиеся на исповедь православные с ужасом смотрели на нервные жесты военного.
      – Ну и что? – отвечал отец Игнатий – мы станем мучениками за Христа, а ты будешь орудием бесов.
      – А за кого же тогда те четырнадцать погибли, которых я из АКМ пришил, – почти кричал майор, – за Аллаха?
      – Где ты их? – спросил батюшка.
      – В Чечне, в горах. Они ночью без охраны спали, a мы их накрыли. Я сам четырнадцать душ на тот свет отправил, мне Бог простит?..
       
Бегущая грань повесть Сергей Ерошкин       ...Часы пробили час ночи.
      – Ты веревку-то хорошо закрепил? – спросил Человек.
      – Хорошо...– пробурчал Сучаров.
      – На что только можно тратить время! Стоять весь вечер на табуретке! Нравится?
      – Очень...
      Снова раздался телефонный звонок.
      – Наверное, у нее что-то получилось... – сказал Человек и взял трубку.
      – Кто? – спросил Сучаров.
      – Ошиблись номером.
      – Врешь!
      – Это ты постоянно врешь! Решил надеть на шею петлю и того довести до конца не можешь!!! А сколько было разговоров... Думал я тебя останавливать буду? Как бы не так! Немного ты на этот раз просчитался. Что смотришь? Пропало желание?..
       
Без гнева и пристрастия рассказ Игорь Якушко ...Брут получил оплеуху от Иуды. Бруту не хотелось раздеваться. Он еще верил. От этого и получилось такое разгильдяйство. Люди, сидевшие вокруг, долго ржали звериными голосами и не могли остановиться. Брут же страшно вращал своими круглыми, как пятаки, глазами и обильно потел.
– Все еще надеешься, сволочь, – шипел обозленный Иуда. – Скидай портки, я тебя, голого, целовать буду! ..
       
Без названия рассказ Павел Абызов       ...Ворота со скрипом закрылись позади меня... Со всех сторон темнота, создавалось впечатление, что я или вновь родился, или умер...
      Потом стало ярко, настолько, что смотреть на источник света было уже нельзя. И вот он тот самый загадочный и чудесный мир, мир, которому нет названия. За каждым домом этого мира стоит тоска и печаль, за каждой дверью потерянные надежды. Так я и бродил по этим безлюдным улицам, пытаясь что-то понять, вспомнить. Наконец-то! Вот он "долгожданный" тупик. И мне, как всегда приходится поворачивать назад, начинать всё сначала. Нет, надоело, надо хоть раз сделать иначе! Захожу в самую ближнюю дверь. Комната без всякой мебели; только лишь один старик, сидящий на голом полу. Вид этого старика произвёл на меня ужасающее впечатление – в нем было что-то знакомое и близкое мне одновременно...
       
Без названия рассказ Наталия Земляникина ...Другая сидела там, рядом и слушала. Она знала, что не имеет права вмешиваться в его мысли... Молчала. Ей хотелось помочь, хотелось избавить от сомнений, но она не знала правды. Правды как таковой не существовало для всех них. Они не лгали друг другу, но единства слов и поступков не наблюдалось... Каждый из них создавал свою реальность и все вместе эти трое были Иллюзией для окружающих... Иллюзии, пришедшие из иного мира и вынужденные задержаться здесь на год-другой. И что им время в сравнении с вечностью?..
       
Без названия роман Руслан Кулешов       ...Шли мы довольно долго, я уже начал опасаться, что батарейки сдохнут. Наконец, откуда-то сбоку мелькнул свет. Мы оказались в поле, бурьян колыхало ветром, горький запах тревожил грудь. Вдалеке полосой забрезжило, а над ней шел тонкий дымок. Там было село, люди, там можно под покровом темноты забраться в стог сена и, зарывшись в него, переночевать. Там можно было бы купить самогон, ведь ночи сейчас холодные, и запивать эту гадость чистой колодезной водой. На песчаной дороге валяются ивовые ветви, засохшие, утратившие гибкость. Белый кирпич, из которого построены многие дома, с течением времени приобрел грязно-зеленоватый оттенок. Вот хлопнула деревянная дверь и на улицу вышел абориген. Сейчас спросим. Тут внезапно Сестра изменился в лице, изобразив характерную гримасу узнавания. Попробую описать – кожа съезжает со лба в сторону макушки, грудь слегка выпячивается, разводятся руки, рот приоткрывается.
      В общем, это оказался его бывший одногруппник из техникума. Он, правда, в дом нас не пригласил, но зато предложил переночевать в гараже. Я улегся на заднее сидение, а Сестра и Аорт откинули назад два передних. Вскоре мы были сыты, пьяны и играли в карты. Тут наш хозяин – ей-богу, не могу никак запомнить имени – то ли Витя, то ли Серега, предложил нам тарен.
      Коды интерпретации отражаются в огромном от принятия тарена гараже, и масляная тряпка растворяется среди мыслеформы пыльного пола, что, поднимаясь к горлу, угрожает задушить, но отпускает, отпускает.… На машине продолговатые царапины, семантически сходные с ранами африканских зебр от острого, зазубренного копья, и расширение кругозора у машины возможно, если только включить фары. Актантная структура такова: тарен – зебры, я – хозяин гаража; центральной фигурой является машина, все происходящее машиноцентрично...
       
Без паники рассказ Фёдор Раухвергер       ...Арабского я не знаю, но обсуждают явно нас. Наверное, зарезать хотят. По крайней мере, как мне сказали все мои знакомые-старожилы, о другом палестинцы обычно не думают. Впрочем, пока надеюсь на лучшее – под ковром, что, немного вспучившись, валяется в углу, ничего, кроме тела какого-нибудь магавника или туриста лежать не может и нас убивать, скорее всего, они уже не будут. Арабы спрашивают нас на английском как у нас дела. Точнее, один из них более-менее складно переводит то, что говорят другие. Его зовут Мохаммед и он портной. Приглашает в гости. Но мы не пойдём – убьёт ведь. Я ведь уже заметил, что под рубашкой у него наверняка спрятан большой нож, а руки, скорее всего, вымазаны в крови – просто он их вымыл. Тогда он куда-то убегает – за подкреплением, – и по возвращению дарит нам по пачке этого классного персидского табака. Но, когда мы отсюда уйдём, мы его выбросим – вдруг отравленный...
       
Без сознания рассказ Евгений Батурин       ...Тут и дед вышел с саквояжем из комнаты. Сел за кухонный стол. Коленки трясутся. Не доводилось еще в тюрьме сиживать. Бабуля, знай себе, караваи лепит и в печь отправляет. Какие готовы, те на стол выкладывает. Соколик, который из подпола – выбрался, отряхнулся от паутины и пыли. Позвольте, говорит, гражданочка Мария Филипповна, вас побеспокоить. Оттеснил от буфета и давай шебуршать банками да стаканами с тарелками. Дед как увидел, куда он полез, так сразу и напрягся. Все! Приехал! Сейчас обладатель галифе вытащит тряпочку, а в тряпочке самое ОНО и есть. Как у гадалки. Фёдор Никифорович лежит тебе прямая дорога в казенный дом. Вещички-то собрал, пора и сухари складывать. Опер шуршал-шуршал, буфет закрыл и давай дальше по полкам шнырять. Не нашел?! У деда глаза на лоб. Чудеса в решете! Долго ли, коротко ли – уморились искать. Хлеб вновь испеченный, тут же на столе, на полотенце. Сдвинули они хлеб на бочок стола, в сторонку, заполнили на столе протокол. Не найдено мол ничего. Расписались все. Дед тоже подпись поставил. Принесли извинения, дед их принял со всей душой. А спина-то у самого мокрая. Не поймет ничего. Ногой саквояж с бельишком и сухарями задвинул под стол. Провожать гостей незваных пошел. Покурил у калитки – убедился, что не вернутся гости дорогие. И в дом. «Маруся!», – говорит: «Да как же так? Где револьвер?». Бабуля ему и рассказала, как дело было. А дед и говорит ей в сердцах: «Дура ты, Маруся, дура! А вдруг в нем патроны бы были?». А Бабуля в ответ: «Бахнуло бы и шут с ним. С патронами, без патронов – все одно в тюрьме сидеть. Была бы я дура, Федя, ты бы уже нары обживал в районном НКВД!»...
       
Безумец рассказ Александр Кожейкин       ...Но не ветер этот, а гораздо более свирепый, жестокий холодный поток вдруг охватил всё моё существо, бросил в дрожь, заставив ещё более пристально вглядеться в лицо его и спросить важное:
      – Кто ты?
      – Кто я? Поймёшь ли? Я хотел объяснить ученикам своим, как прекрасна непостижимая моя страна. Не сумел. Не смог найти сильных слов, говорил о мелком и упустил большое, великое. Как оправдаться мне? Чем вину искупить? И жутко мне теперь от этого так, что не могу найти я покоя. Вот и хожу, думаю и думаю. И куда не пойду, всюду гложет меня мысль острая, как бритва, одна единственная, что не исполнил я своего предназначения. А оттого ни здесь, ни там не будет мне покоя. Кто я? Я и сам теперь этого не знаю.
      Глубокий вздох вырвался из груди его, как будто сама больная душа, вырываясь из оболочки, молила о помощи поблескивающие звёзды, равнодушно взирающую с неба Луну, а может, и самого бесконечно могущественного Создателя.
      Налетевший ветер бросил на старика кучу жёлтых листьев со старой липы, и один из них, как бы в награду, опустился на седую поникшую голову...
       
Белый карлик повесть Дан Маркович       ...Вспомнил, в армии говорили – по коже не елозь, боль и врагу не нужна. Сильно ударь, потом потяни… лучше, если глубже. Степашка, он разведчик, знал, что говорит. Жертва собственного образования – тело его сразу нашли, а голову два дня искали. Потом обнаружили в мирной деревне, на ограде, смотрит в пустое поле, песок да небо в глазах.
      Бритва в порядке оказалась, сделал все как полагается. Сначала на одной руке потянул, в двух местах. Главное – в локтевой ямке, там богатое снабжение, вена толстая… Действительно, терпеть можно. И с другой стороны – р-раз, два! Все, больше не придется терпеть.
      С кровью у меня тоже полный порядок, хорошо текла, сильно. Видно, что стремится дурное тело покинуть.
      И долго текла, яростно, живо… потом замедлилась, тонкие струйки сочатся… дальше еще слабей – капает, капает… Но в тазике уже прилично накопилось, дна давно не видать. В голове завертелось, вспыхивают перед глазами огоньки... И я потерял равновесие, начал падать со стула. Ничего не соображая, ухватился за дурацкий импортный нагреватель. Пальцы зашипели. Или я зашипел, не знаю, но боль была потрясающей. Не в том смысле, что сильная – она меня потрясла и вернула к жизни. Решение умереть сразу потеряло силу. И я не то, чтобы захотел жить – мерзость это, жить… я раздумал умирать...
       
Белый шоколад рассказ Станислав Алов       ...Все, в общем, вышло обыкновенно. Не так, как я ожидал, а так, как это и бывает во время случайных ливней: красное вино с белым шоколадом; хмельные откровения — знаешь, мы так похожи; многозначительные корни слов, норовящие вот-вот прорасти в поступки; близкий зовущий жар иной крови; желание укрыться в другом — именно здесь, в эту минуту, не помня о завтра (которого ведь нет, правда, любимая?). Твои губы на вкус и в самом деле отдавали вишней, но кем-то подсоленной, что ли. И ничего уже не могло быть роднее, чем эта неровная зубчатая челка и полусомкнутые веки с ресницами-бабочками (они упорхнут) — подо мною, на моей исскучавшейся по тебе подушке...
       
Бесы!!! повесть Лев Вишня       ...Крупье, пораженный и почти парализованный, смотрел на стол: 20 тысяч долларов!
      "Летучий Голландец" был безжалостен. Он вновь вернулся сюда и вновь взял свою жатву уже в четвертый раз. И он, крупье Андрей Визин, проморгал это... А ведь его предупреждали!
      – Боже мой, в мой первый день! – прошептал про себя крупье.
      Он почувствовал себя плохо.
      – Что скажет босс? – подумал Андрей, и почувствовал запах чесночного экстракта
      – Замени меня – сказал он Светлане, – Светлана кивнула, она все поняла.
      – Мне плохо... – сказал машинально Андрей.
      – Все в порядке, – ответила ему Светлана, милая, милая девушка.
      Крупье увидел, как Миша с сумкой, набитой деньгами, молнией вылетел на выход, мимо охраны.
      "Точно летучий" – подумал Андрей...
       
Блаженны нищие… рассказ Ольга Жакова ...Я считаю, что нищие – тоже люди, и не их вина, что они живут на улице. И стыдно за государство, которое позволяет гражданам так унижаться. Где же им, беднягам, еще жить и спать, как не в подъездах? Не на улице же?..
       
Бледный город повесть Игорь Савельев       ...Всё полетело, закружилось, засверкало. То, что он упал, Вадим скорее понял умом, вычислил логически. Он долго ещё – как ему казалось – не мог осмыслить, что произошло, а всё вокург звенело и звенело, а прямо в глаза ему нёсся локомотив... Потом оказалось, что это всего лишь фонарь над его лицом. Вадима тормошила Настя.
      Оказалось, всё было так. После того, как Вадим упал, вероятно, “торжество” – глумление над новой жертвой – продолжилось бы полным ходом, если бы не решительность Насти. Кричать, умолять, звать на помощь – всё это было бы бессмысленно: представьте, что вы в мёртвом городе, где жителей давно нет. Психологически так даже лучше. К чему пустые надежды на людей из окрестных домов?..
      А Настя взяла с земли камень и вышибла им окно на первом этаже. Она знала, что делать в такой ситуации. Знала, что обыватель в наше время может проявить храбрость только в одном: защищая своё имущество и спасая своё жирное пузо...
       
Боги антропоидов рассказ Зоран Питич       ...Не знаю точно, но после длительных раздумий что-то вынудило Ена выстроить иерархию богов и вычленить из них самого главного. Он долго выбирал между богом, который заведовал изготовлением отвара лишайников и вырубленным из дерева хтоническим чудовищем. Однако первого не все одинаково уважали, а второе вызывало у большинства слишком сильный ужас. Поэтому Верховным Божеством стал Повелитель Дождей, обитавший в Большом Облаке, а его женой была назначена богиня плодородия, изображённая Еном в виде прекрасной женщины с гигантскими бёдрами и грудями. Рангом ниже, согласно этой классификации, расположились зооморфные стихии природы и бог, изготавливавший отвар лишайников, со своей свитой. Клыкастое чудовище стало олицетворять собой первозданные силы жизнеутверждения, и существовало в антагонистической борьбе с Духом Угасания, воплощённым в худом бледном юноше с тонкими чертами лица...
       
Болдоёд рассказ Юрий Глазов       ... – Знаете ли что, Виктор Ильич, – Адифиляров склонился над столом начальника, касаясь висящим галстуком разбросанных в беспорядке документов, – мне кажется, Корсаков считает меня идиотом.
      Виктор Ильич бросил в ведро испорченную зажигалку, которую он долго пытался свести с сигарой, протер лысину, очки, причесал усы и удивленно посмотрел на Адифилярова.
      – Корсаков? Вас?
      – Да, меня! Меня, меня и еще раз меня! Вы видели, как он на меня смотрит?
      – Послушайте, Адифиляров, перестаньте заниматься глупостями и возвращайтесь к обязанностям.
      Адифиляров отвернулся, зашагал к столу. Он все думал, когда же, когда же, но ничего не случалось. Его стол по-прежнему был на месте, никто за ним не сидел, лежали какие-то бумаги.
      – Адифиляров, – закричали сзади. Он обернулся.
      – Вы идиот, Адифиляров! – орал Корсаков. – Идиот!..
       
Болельщики рассказ Вольдевей       Я подошел к окну. За его стеклами был обычный мир – город, оживленное главное шоссе, пересекающее этот город, дома микрорайона, отстоящие от онкологического центра в некотором осторожном удалении. Это из его окон я смотрю и думаю о том, сколько мне еще дней предстоит видеть, ощущать эту жизнь. Боль в паху утихает лишь тогда, когда приходит медсестра и делает укол. При этом у нее лицо бухгалтера, делающего совершенно зряшные начисления в ведомости на зарплату.
      Ко мне подходит Садовничий. Мы познакомились в столовой. В левом легком Леонида рак. Он так и сказал об этом, а я удивился. Если рак одного легкого, то не сдобровать и второму.
      – Ну, как ваши куриные?
      Я понимаю, это так, шутливо, по-мужски.
      – Сегодня там болело меньше.
      – Ну-ну, – бодро до легкомыслия, – забудьте о них!
      – И что, если забуду?
      – Болеть не будут. И вообще, рак – это болезнь сознания, охваченного страхом.
      Я аж повернулся к нему, а он уточнил свою мысль:
      – Да, да! Что-то в наших мозгах прибегает к раку, чтобы… проверить силу духа.
      – А вы с этим сенсационным открытием, – предложил я, – выступите перед нашим многочисленным собранием больных! Здесь их наберется человек семьсот, а то и вся тысяча!
      Я разозлился. Я очень разозлился. А Садовничий смотрел на меня кротко, как овечка на волка.
      – Всем сразу? Не поможет, я же не Кашпировский! – Садовничий похлопал себя по карману. – А пойдемте-ка покурим!..
       
Больной разумом рассказ Сергей Трехглазый ...Я поднялся и, голый, подошел к компьютеру. Я по-прежнему считал, что все это всего лишь глюк, но решил еще пять минут подождать. В тех реальностях, которые открывались мне при помощи наркотиков, были свои, специфичные, присущие только этим реальностям законы, но так же были и законы, присущие обеим реальностям, как повседневной, так и наркотической. В частности, закон времени, что все движется, что все развивается. Конечно, промежутки были разными, масштабы не совпадали и времена были не синхронизированными. Но, находясь тогда под дурманом (в чем я до сих пор вообще-то не уверен), я оказался в новой реальности и в новом временном масштабе с новой точкой отсчета.... Короче говоря, пять минут в той реальности значили для меня именно пять минут. Пять минут того времени, которое там течет. С которым там живут организмы и мое тело в частности...
       
Большая река рассказ Евгений Антонов ...Андрюха даже не знал, радоваться ему или нет. Теперь он был уже уверен, что ему не показалось, не послышалось, а что кто-то действительно к нему пожаловал. Научившись слушать лес, он услышал этот посторонний звук почти от самого болота, куда он вышел, что бы проверить морошку. И теперь он уже наверняка мог сказать, что это был звук лодочного мотора. Он почти бежал обратно к реке, перескакивая через пни и валежины, плюясь, матерясь про себя и смахивая налипшую на лицо паутину...
       
Большая сексуальная фантазия рассказ Константин Свириденко       ...Тимоти достал видеокамеру, навел объектив и аж причмокнул губами от удовольствия: прекрасный аппарат! Индикаторы цветности, громкости и ощущений засветились ровными зелеными огоньками – съемка обещала быть удачной!
      Грибы нежно обвили друг друга тонкими нитями псевдогрибницы и Тимоти взмок от ожидания – вот, сейчас начнется! Только бы его не заметили!
      А влюбленные грибы не замечали ничего вокруг – они чувствовали себя в огромной, бескрайней пустыне, только он и она, никого вокруг! Вот она нежно ласкает его тончайшими, снежно-белыми нитями своей псевдогрибницы, не испытывая ни смущения, ни ложного чувства стыда – ведь они любят друг друга! Они созданы друг для друга, и результатом их любви скоро будут десятки маленьких грибков, пушистых, нежно-зелененьких, веселых и умных. И эти грибы вырастут и возмужают, а когда состарятся их родители, они будут заботливо опускать уже непослушные, огрубевшие, толстые родительские псевдокорни в теплую, питательную почву, и так до последнего дня, до последнего их дыхания...
       
Бравые похождения барчонка рассказ Юрий Тубольцев       ...Большое место в жизни барчонка занимала эпоха ночи. В старые добрые времена под его усадьбой, некогда принадлежащей обедневшему дворянскому роду, гнездилось бомбоубежище, после адаптации к новым придворным условиям, перевоссоздания смыслоозначений – трансформировавшееся в техно-дискотеку, перекодифицировшую рудиментарные образцы деятельности барской повседневности в стиле данс (по старобарски – танцы-шманцы).
      Жизнь барчонков проходила ритмично и периодично, в бесконечных попытках достигнуть в ритуале плясок состояния транса, порядка и гармонии. Однажды очередная такая попытка привела к деформации стенок спецлифта, в связи с чем сие средство передвижения отгородили от танцпола и лифт деконструировался в темную комнату, вход в которою с осветительными приборами (согласно правилам клуба) был строго запрещен, чтобы не мешать клубящимся аристократам друг друга любить...
       
Будильник рассказ Сергей Коломиец       ...Пациент. Добрый день, доктор.
      Доктор. Здравствуйте. Присаживайтесь.
      Пациент. Спасибо.
      Доктор. (по-деловому улыбнулся) Ну, что вас беспокоит?
      Пациент. Я не знаю... не знаю с чего начать...
      Доктор. Начните с начала, пожалуйста.
      Пациент. (нервно рассмеявшись) Вы понимаете, доктор, мне снятся сны...
      Доктор. О, сны снятся многим!
      Пациент. Да, но...
      Доктор. Ну, ну, продолжайте.
      Пациент. Я никак не могу проснуться...
       
Букет в интерьере спальни сборник рассказов Василий Вялый ...Ей был необходим сладковатый аромат авантюры, недолгое бегство из опостылой тирании своего обустроенного плена. Я выпил пол бокала виски и пошел в душ. Когда я вернулся в комнату, Виктория, укрывшись простынкой, лежала на диване и курила. Сбросив с себя, завязанное на бедрах полотенце, я подошел к ней. Возникала водевильная ситуация с запахом смерти – в любую минуту мог приехать Виктор. Но с первым же прикосновением к ее телу беспокойство улетучилось – желание обладать очаровательной женщиной оказалось сильнее страха. Виктория была неистова – она кусалась, царапалась, кричала. Возможно, впервые она легла в постель по своему желанию, а не под давлением, – пусть косвенному, – своего любовника и вся ее сексуальная энергия, сдерживаемая в близости с Виктором, исступленно рвалась наружу. С рассветной невнятностью в моем сознании замелькали несвязанные смысловой скрепой сомнамбулические картинки. Мажорный вихрь цвета, словно в калейдоскопе, пытался соединиться в нужную композицию, и уж почти сладилась пурпурно-розовая мозаика ажурной истины, но вдруг кем-то брошенный камень разбил ее. Зазвенели хрупкие витражные стеклышки счастья и, осыпаясь наземь, они тотчас съеживались и коробились, как бумажки, кинутые за ненадобностью на едва тлеющие уголья догорающего костра...
       
Бульвар Ностальгия рассказ Владимир Савич       ...И литератор Бойцов поставил свою роспись на договоре о выпуске сборника рассказов с романтическим названием "Бульвар Ностальгия", и заплатил названную выше сумму. Что чувствует сочинитель, впервые подписавший договор? О чем думает? Наверное, о бессмертии? О славе? О гонорарах? Возвращайся Борис Ефимович из издательского дома "Вагиниус" в одиночестве, возможно и ему думалось бы подобное. Вероятно, он бы и в винный погребок забежал, и бокал бы вина принял, и пивом бы зашлифовал, и думал бы, и мечтал, и в мыслях своих уносился бы на Парнас туда: к Пушкину, к Данте, к Толстому. А потом бы пристал бы к кому-нибудь с разговорами, и в разговоре бы вставил так, между прочим, о своем сборнике. И приврал бы, а посетители бы охали и ахали, и непременно угостили бы Бориса Ефимовича коньячком. Поскольку, как известно "Поэт в Америке чуть ниже, чем получатель вэлфара, и чуть выше уличного бомжа"...
       
Бутик рассказ Сергей Щербаков ...Неожиданно красивая с коваными узорами калитка сбоку звякнула щеколдой и распахнулась. На улицу стремительно выскочили двое. Один – в камуфляже, с густой черной бородой. Другой, высокий молодой парень, был в короткой куртке на бараньем меху, и, как и первый в черной вязаной шапке. У чернобородого в руках поблескивал "калашников" с подствольником, а у молодого из-за спины торчали конусами выстрелы к гранатомёту. Увидев бойцов, они остановились как вкопанные, окаменели словно изваяния...
       
Буржуйские туфли рассказ Александр Коваленко       ...Каждый молодой человек когда-то созревает для покупки туфель... О нет, речь идёт, конечно же, не о той обувке, что затаривают побольше и впрок, потому как она сегодня «по три», а завтра может быть снова «по пять», хоть качество от этого отнюдь не меняется. И даже величина её, не в пример Жванецким ракам, остаётся прежней –попросту таковы законы этого самого изощрённо-загнивающего капиталистического общества, выкидывать периодически на кучу «по три» всё, что остальное время запылённо пыжится на полках «по пять». Для чего это делается? В точности объяснить не могу. Но порывшись в недрах серого вещества и ухватив за хвост одну единственную, вырезанную некогда уроками классового воспитания в моём мозгу извилину, осторжно выскажу предположение: так ОНО скорее всего пытается оттянуть своё неумолимое загнивание. Тщетно, конечно, ведь это уже – агония...
       
Буханка хлеба рассказ Иегуда Мендельсон       ...Хлеб выпекали из невероятного состава, где натуральной муки была самая малость. В нем попадались и опилки, не говоря о мелких камешках, щепочек и прочей «нечисти». Говорили, что находили и тараканов, и мух, и иногда даже запеченных мышат. Но каким вкусным был этот хлеб с припеком толщиною в сантиметр, т.е. недопеченной каймой! За таким хлебом, выдаваемым на карточки, мы выстаивали долгие, дремучие и небезопасные очереди, иногда занимая ее с вечера. Хлеб значил все. Пайка (кажется, 150-300 гр. на душу) не хватало даже «заморить червячка»...
       
Быль или небыль Сборник рассказов и миниатюр Елена Шуваева       ...Если бы они жили в городе – их считали весьма странной парой: слишком велика она и слишком уж мал он. Но они, слава Богу, обитали в небольшой деревушке, и никто этому контрасту не придавал особого значения. Да и невест в деревне всегда выбирали по принципу выносливости – чтобы и хозяйство могла тянуть на своих плечах, и мужа, и детей...
      Именно такой и была Маша – выносливой, огромной, краснощекой и плодовитой. Вставала с первыми петухами и весь день вертелась, как белка в колесе: подоить корову, отвести на пастбище, прополоть огород, приготовить завтрак, разбудить мужа и пятерых сопливых ребятишек, одеть-накормить...
      И это было только начало дня.
      Муж, как и подобает любому деревенскому мужику, слегка работающему и неслегка пьющему, поколачивал жену. Поколачивал ни за что. Просто так, чтобы доказать и себе, и ей, что он мужчина . Сильный мужчина... Маша с опущенной головой покорно принимала «ласку» мужа и считала, что так и должно быть.
      И так они прожили вместе около десяти лет и так же жили бы дальше, если бы не один случай. В деревню приехал цирк. Естественно, собрались все жители – на людей поглазеть, себя показать, как говорится.
      Веселое было представление. Дети визжали от радости и хватались за животы, наблюдая за разноцветными клоунами. Мужики молодцевато присвистывали, не отрывая глаз от длинноногих разукрашенных девиц-помощниц. А женщины с замиранием сердца следили, как на арене мужчина кладет буйную голову в смертоносную пасть царственной особы – льва. Но далее было то, что заинтересовало абсолютно всех: мускулистый дрессировщик решил побороться с огромным бурым медведем. Мужчин охватил азарт, начались горячие споры на бутылку, кто кого... Женщины в страхе начали перешептываться – «безумец, жить, видать, ему надоело...» Но бой был в разгаре... И «безумец» победил, пожал побежденному лапу и сказал:
      – Найдется ли среди вас храбрец, желающий сразиться с Михал Иванычем?!
      И толпа замерла. Мужики потупили взоры, нервно затеребили кепки в руках. Подраться-то хочется, но...
      – Так кто хочет побороться с медведем за сто рублей? – продолжал циркач.
      Все ахнули – вышла Маша. Деловито засучила рукава, сдула русые пряди со лба и грозно направилась к сопернику. ..
       
Бычок рассказ Сергей Литовкин ...Какой бы ерундовиной мы систематически ни занимались, – всегда пытаемся придать ей глубокий, а иногда и мистический смысл, вырабатывая определенную систему и последовательность манипуляций, окружая процесс мелкими деталями и формируя традиции. Так, например, обстоит дело с совершенно дурацкой, как я теперь считаю, привычкой – курением. Я азартно дымил и коптил больше тридцати лет, что позволяет мне довольно квалифицированно судить о предмете. Не рискнул бы писать об этом, если б не развязался с табаком на грани столетий. Еще круче звучит – “в прошлом тысячелетии”. Короче, держусь уже несколько месяцев. До этого было несколько тренировочных попыток. Хорошо помню, как в самый первый раз собрался всерьез бросить курить...
       
В белом конверте рассказ Кир Захарчук ...А через 35 шагов ты повернулась, румяная, с блеском в глазах, и прошептала то, чего я никогда не забуду. Мы стояли лицом друг к другу под фонарем. А снег вокруг падает и падает. Было слышно, как он падает: медленно, неохотно, грациозно...
       
В классики с ломом рассказ Алексей Широков       ...В советское время он бедствовал. Заурядненький журналист в заштатной газете, хотя и столичной, центральной, оклад невысокий, гонорара «не густо». Мечтал за границу поехать, тряпок там накупить, чтобы модно, броско одеться, но газета его с «загранкой» не связана, командировок туда не бывает.
      «Уходить надо», – не раз думал он. Сказал о том Панину Боре, репортёру «Золотое перо», с которым дружил и был откровенен.
      – Сиди на месте, – сказал Борис, как отрезал. – На одном месте и камень травой обрастает.
      – Тебе хорошо говорить, ты обласкан, печатаешься без конца, а я?
      – Зато у тебя есть время писать рассказы. Вот и пиши. Сиди и пиши.
      – Что толку, в стол.
      Был уже вечер, они задержались в редакции, двое в кабинете на пять человек – просторно. Панин сидит на стуле «верхом», положив подбородок на спинку, а друг его, Эдик Фомин, на диване склонился, облокотясь на колени, подпирая ладонями голову, смотрит, наморщив лоб, снизу вверх, глаза крупные, грустные. Он заметно лысеет, хотя нет тридцати.
      – А хочешь не в стол? – вдруг оживился Борис. – Брось эту херню, эти правильные рассказы, пиши ненормально. Про КГБ, например, навыдумывай чёрт-те чего, самые дурацкие методы, – встал, потирая ладони, ходит по комнате, будто открытие сделал. Он подтянут, строен, рыжеватые волосы мелкими кудрями, малость курносый. – Высмей их! – остановился напротив рассказчика. – Насочиняй, чтобы хохот стоял!
      – Так кто ж напечатает?
      – Самиздат. Заграница подхватит. В литературу надо с шумом идти, со скандалом... Ты как хотел? Там ворота чугунные, просто так не пробьёшь, не взломаешь. Вон Стасик Меркулов, бился, бился – никак! Дай, говорит, подкину им мертвечины. О кладбище написал. Такого наворотил! Я руки мыл после чтения. Но – клюнули, напечатали. Теперь он строгает книгу за книгой.
      Эдик ещё больше наморщил лоб, а Панин уже завёлся – он быстро заводится:
      – Эдька! Дай срок, я обдумаю всё, разработаю план. Мы взломаем ворота, мать иху! – едва не выкрикивал. Видно было: что-то его осенило, что-то зрело в горячей его голове. Уверенно повторил:
      – Дай срок!..
       
В луже рассказ Кир Захарчук       ...Я подошел к окну, и некоторое время наблюдал за каплями, стекающими вниз по прозрачной плоскости. Прислонил ладонь к стеклу и, честное слово, получилось как в песне – “дождь и ладонь”. С еще не опавших листьев вода стекала гроздьями, струями. Красиво.
      Прохожие все цветные – зонты всех цветов радуги. Глядя на них, вспомнил момент из какого-то старого советского мультфильма: вокруг все серое и сырое. Дома, улицы, тротуары, машины, небо. А люди в цветных одеждах, с красивыми куполами зонтов, и, почему-то, немыми, каменными лицами. Вот и здесь то же самое – парами, по одиночке. Пустые глаза и холодные руки. Жизни этой картине придавали только те пешеходы, у которых зонтов не было. Они суетливо и истерически быстро шагали по ручьям, через канавки; неумело придерживали над головой обрывки газет, пакеты и папки с бумагой.
      Как-то не совсем правильно, точнее, не в том свете их вижу. Что-то здесь не так...
      И вдруг я понял. Меня как прострелило...
       
В лунной ночи холодильник или ночь с седьмого на восьмое рассказ Владимир Поникаровский ...Не успел домыслить. Вспыхнул свет. Тараканчик шмыгнул под холодильник. Вошел хозяин. Невысокий толстяк с пролысиной на темечке, с нецензурным выражением лица от выпитого на кануне и в больших семейных трусах ядовито-зеленого цвета с веселыми розовыми цветочками по полю. Почесался под мышками и в других доступных местах. Ухмыльнулся: “Пусть моется тот, кому лень чесаться” – гоготнув, наполнил стакан холодной водой из-под крана и жадно, захлёбываясь, выпил. Подошел к холодильнику. Открыл. Мутно уставился в освещенные внутренности. Искал пива или рассола. Не находил. Холодильник терпеливо ждал, от напряжения слезилась внутри задняя стенка. Наконец не выдержал и почему-то женским голосом на малороссийский манер заявил: “Будь ласка! Зачени холодильник!”. (Холодильник был из новейших и мог, кроме всего, еще и говорить). Мужик вздрогнул: “Вот зараза! Чтоб тебе!” – испуганно закрыл дверцу...
       
В ожидании повесть Семён Сандалкин       ...После беседы со священником Дэвиду Лайону обрили голову для подключения электродов и повели в комнату казни. Его попытки вырваться были, скорее, связаны с неверием в то, что вокруг происходит. Голова пухла, как в тумане, он не кричал до тех пор, пока его не ввели в камеру со стулом, а говорил так, будто каждое сказанное им слово приносило невыносимую боль.
      – Это не я, вы не того взяли! Руки уберите! – по щекам Лайона струились слёзы.
      Когда его, наконец, крепко прикрепили ремнями по рукам, ногам и голове к стулу и отошли, он задергался из стороны в сторону, насколько позволяли движения в такой ситуации. Увидев, что полицейские выходят, и к нему подходит последний из них, чтобы зажать рот кляпом и поправить мокрую губку на голове, закричал во всё горло:
      – Да это не я убийца! Вы хоть понимаете, что казните невинного! Я никого не убивал! Это вы убийцы! Вы! Меня подставили! Убийцы! Убийцы!!! – больше он ничего не успел сказать, в рот вставили кляп, а глаза закрыли повязкой.
      Дэвид рвался из стороны в сторону, разрывая кожу на руках в кровь, но тщетно. Ремни сдерживали движения, а сам он чувствовал скорое приближение смерти, казалось, дух сейчас покинет его. Страх нарастал, и Дэвид, как помешанный, бился в истерике. Его мозг, почему-то отчётливо продолжая работать, давал понять, что из-за кляпа крик сделался только громче, не просто звучит в голове, а разливается по всему телу...
       
В паутине рассказ Александр Марюхин       ...На именинах у товарища Витя познакомился с Шалавиной Лилей. Это была пухленькая, миловидная девушка со стеснительно-кокетливым взглядом. Когда она смотрела на Витю, в её глазах то и дело мелькали лукавые искорки. После третьей рюмки ребята завели разговор о службе, Витя хвастался больше всех, это был настоящий заяц во хмелю. Самому себе он казался солидным парнем. Все смотрели на него с восхищением, прощали ему амикакошонство и снисходительный тон. А Лиля одаривала его томными гипнотическими взглядами. Танцевал весь вечер Витя только с ней. Она позволяла ему всякие вольности, а он немел от восторга. Вечером проводил её домой. На третий день предложил ей выйти за него замуж, и Лиля тут же согласилась. Потом он долго ругал себя за такую спешку, но тогда всё казалось в розовом цвете. Не знал он тогда и не подозревал, что жена его прошла уже большую школу половой жизни. Вместе с двумя подругами она весело проводила время в компании озорных ребят. Весельчаки забавлялись «травкой», меняли партнеров. Лиля сделала несколько абортов, не зная, от кого именно. Родители у Лили были добрые, сами любители выпить и повеселиться. Их вполне устраивали объяснения Лили, что она ночует у подруг...
       
В поисках кайфа рассказ Евгений Кремнев       ...Адам вернулся домой в полдень.
      В прихожей он щелкает выключателем, но свет не зажигается. Адам смотрит на лампочку и удовлетворенно хмыкает.
      Он открывает потекший холодильник, смотрит на оплывшее масло, на колбасу, молоко и вспоминает , что не ел со вчерашнего дня, но чувства голода – нет.
      Шум с улицы заставляет его подойти к окну.
      Через улицу, визжащей стайкой в развевающихся халатах, несутся четыре девушки-продавщицы. Одна спотыкается, бегущая следом кидается на нее и девушки катятся по асфальту. Он с болельщицким азартом наблюдает за этой сценой, не сомневаясь в ее исходе.
      – Что ж ты, дура, сопротивляешься! – говорит он с улыбкой и собирается отойти от окна вдруг, чувствует смертельную угрозу. Адам кладет руку на грудь – там, где перо – и с беспокойством вгляывается в улицу.
      Он не слышит звона разбивающегося стекла, но видит разбежавшуюся по нему сетку трещин. По голове ударяет, словно молотом, и его отбрасывает в угол, к холодильнику.
      Горячие ручьи крови заливают глаза, но он успевает заметить раскрытое окно на четвертом этаже дома напротив.
      С трудом достав перо, он прилепливает его к кровавому месиву на переносице...
       
В постели с бабушкой рассказ Илья Лыков ...Могу себе представить картинку с торца в разрезе: вот мы спим, каждый со своей стороны, а наши сопящие рожи всего в нескольких сантиметрах друг от друга, слюни текут на подушки. Во сне, быть может, мы касаемся стены руками в одном месте! Ситуацию, близкую к сумасшествию, возможно наблюдать в те моменты, когда мы с Ритой делаем секс, а бабушка лежит себе рядом смиренно и смотрит в нашу сторону безучастно. Тогда кровать скрипит неумолимо, и никакие смены поз не помогают. От этих мыслей кончаешь особенно обильно...
       
В фиолетовых тонах рассказ Евгений Антонов ...Наденька и не знала, что она умеет управлять трамваем. Но вот теперь она на нем ехала и у нее все получалось. Правда, она не знала, КУДА ей ехать. Впрочем, это было пока и не важно: она просто каталась по большому городу, переходя с одной трамвайной линии на другую где это было возможно, и ей это нравилось. Стояла ранняя весна, бежали ручьи и ярко светило солнце, отражаясь в лужах и стеклах трамвая, и мир казался таким большим и прекрасным!!! Трамвай ей подарили. Да-да, просто подарили: вызвали из дома на улицу, подвели к трамвайной линии недалеко, от остановки, указали на трамвай и сказали: "Вот стоит трамвай, он теперь твой. Тебе дарит его один человек, которому ты очень нравишься. Садись в него и езжай. Только побыстрее, а то вон, уже "двойка" едет, а ты путь загородила"...
       
Валютчик рассказ Сергей Литовкин ...Когда Олег понял суть предъявленных обвинений, он пару минут беззвучно открывал рот и интенсивно вращал указательным пальцем сначала у своего, а потом и у Сашиного виска, после чего заорал: – Вы идиоты! Это мой НЗ, а аппендиксы у меня в формалине купаются. Пить надо меньше и закусывать лучше! Кроме желтого аспирина ничего у меня теперь не получите...
       
Вдова разорившегося судовладельца повесть Инесса Рассказова       ...– Неужели вы не способны испытывать хоть какие-то чувства?
      Старуха молчала, оценивающе разглядывая меня и улыбаясь с заметной иронией моей наивности. Вернее тому, что она считала наивностью.
      – Вы очень молоды или просто другая. Придет время, и вы поймете, что истинная жизнь проходит не вне, а внутри нас, все же, что существует вокруг – лишь декорация. Мы любим не мужчину, а его отражение в себе, не дом, а тень, которую он отбрасывает в нас, не море, а то, что рвется внутри тебя, когда ты смотришь, как бесятся волны, с грохотом обрушиваясь на берег. Именно это я поняла еще в ранней юности, а что же касается способности чувствовать в том смысле, который ты в него вкладываешь, то я, конечно, любила и, может быть даже с редкой силой...
       
Вдохновение рассказ Игорь Якушко ...Хотя меня и предупреждали, что дело может кончиться плохо, я все-таки как-то не верил, что могу быть съеден. Но самое печальное событие моей жизни надвигалось со всей неотвратимостью... Об этом красноречиво говорил большой деревянный вертел, сооруженный с такой необычайной проворностью, что я тут же догадался, для кого он предназначен. Но что я мог поделать, связанный по рукам и ногам?..
       
Ведьмин камень рассказ Константин Свириденко       ...В очередной раз заглядываю за угол – премиальные дороже! Свет лапы выхватывает из черноты тонкую фигуру... Слава Богу, это не мастер! Но... что это? Ноги тихо одеревеневают... Не могу шевельнуться, а навстречу мне по черному воздуху штрека медленно плывет сказочной красоты женщина... Бред какой-то! Призрак?
      Рев буровых станков вдруг обрезает, как ножом. Это как такое возможно – стрелка манометра стоит на честных шести атмосферах! А станки не работают! Даже электродвигатели не крутятся...
      Мысли бешено перескакивают с одного на другое, а призрачный женский силуэт все ближе и ближе...
       
Великая неправда Стивена Кинга рассказ Игорь Гилёв ...Вы читали "Вёрткую пулю"? Что же, я вам сочувствую, зря потратили время!.. И нечему тут удивляться – такое нагромождение столь чудовищной лжи в одной крохотной повестушке – это, уж, слишком!.. Это же любой человек с менее устойчивой, чем моя психикой, может запросто тронуться! Поймите меня правильно – если бы вся эта чудовищная ложь не касалась меня лично, я бы не стал обращаться в ваш журнал (который, кстати, всегда мне нравился). Но ведь эта проклятая повесть обо мне. Я – Рег Торп. И я жив!!!...
       
Великий контакт рассказ Владимир Поникаровский ...Тот, кто следит за этой правдивой повестью с самого начала, должен догадаться, что Трет был одним из десантников, прилетевшей к нашей планете экспедиции на телозвезде из "Великого скопления звезд". Решение о высадке десанта было принято на совете умнейших членов экспедиции и под большим давлением авторитета Ни-кь-лафа. Некоторые, осторожные, были против. Но молодые и честолюбивые встали на сторону операции. И вот посадочный плот полетел вниз. Плотом это сооружение именовали по той причине, что каждый десантник летел на своем, отдельном ботике, в связке с другими, и в последний момент отделялся для самостоятельного маневра, заботясь о безопасности остальных. Ботики, как правило, садились плотной группой. В нашем же случае, ботик Трета был сбит залпом салюта в самый уязвимый момент, когда выходили опорные стойки и внутренность ботика, на миг, открылась. Ботик взорвался, а Трет был отброшен взрывной волной довольно далеко от товарищей. И оказавшись без средств защиты, не находя другого выхода, он пошел на сверх рискованный контакт с жителями планеты, спрятавшись в их постройке и принявши их облик. И контакт произошел! И какой контакт!!!...
       
Велосипедист рассказ Инесса Рассказова       ...Той ночью меня привлек шорох чьих-то шагов, я уже собирался было повернуть к своему дому, но это остановило меня. Кто-то шел там, в темноте, и чтобы узнать, кто это был, мне нужно было замереть на месте. Желтое пятно фонаря показало мне женщину – довольно легкомысленно одетую, как будто еще достаточно молодую. Но в то же время (это бросилось в глаза сразу, едва она вступила в магический круг одинокого фонаря) в ее лице, линии губ и подбородка таилось нечто, заставившее меня поехать за ней. Я ехал тихо, стараясь не вспугнуть ее, это было нетрудно: гул Ленинградского проспекта покрывал маскировочной сеткой любое мое движение. Женщина даже не обернулась. Да, я ехал, разглядывая ее бесконечно внимательно. Я изучал ее походку и мне чудился шум невидимого дождя, каким-то образом я всегда умел отличать людей, внутри которых идет дождь...
       
Венчание Голощаповых рассказ Владимир Юрлов ...Наконец, пришли! Собрались все у входа: и гости, и молодожёны – все грязные, мокрые, но счастливые. Вот он путь в новую жизнь! Готовьтесь! Помните молитву? Конечно. Ну, раз так, с Богом! Тёща толкнула дверь от себя, и ко всеобщему удивлению оказалось, что церковь на замке. Глаза сразу забегали в поисках тётки, которая договаривалась насчёт церемонии. Да что я, что сразу я? Что я виновата, что церковь не работает?! Может быть, у них перерыв на обед или что у них там бывает?! Дождь заметно усилился, и среди приглашённых началась лёгкая паника. Никто не знал, что делать: то ли отмечать праздник дальше, то ли расходиться по домам. Тёща сообразила, что в церкви должен быть где-то чёрный ход, и пошла искать его. Все, от нечего делать, пошли за ней вокруг здания. Кто-то сказал, что они похожи на туристов? Нет, не для обозрения они пришли сюда, не ради впечатлений, которые померкнут и останутся в прошлом. Они пришли сюда ради большего! Ради венчания пришли они сюда, и не было пути назад, раз уж выбрали они этот нелёгкий путь...
       
Верую повесть Олеся Брютова       ...Апостол подвел девочек к столу. Взял их за руки, и против каждого оказалось по зажженной свече. В центре треугольника, образованного ими, лежала восковая фигурка и горсть земли.
      Апостол заговорил, и голос этот, бронзовый, тяжелый, был голосом жреца и вершителя судеб.
      – Желания человека – его проклятия. Ты проклята, Ольга. Назови свое желание.
      – Жизнь, – хрипло сказала она. – Жизнь моей любви.
      – Ты проклята, Саша. Назови свое желание.
      – Смерть ненависти.
      – Ваши желания – суть одно. Жизнь невозможна без смерти, смерть невозможна без жизни. Ненависть умрет, чтобы дать жизнь любви...
       
Весенняя трилогия рассказ Димитри Ма'Блэк ...Я видел Это. Оно было так же обычно, как и каждый из нескончаемой вереницы дней. Hо все-таки ЭТО было похоже на далекий, яркий детский сон. Так оно было невинно и благо... Рядом проходили, суетились и спешили люди,– Почему они не останавливаются и не обращают на Это внимания?– Почему!? Может быть они, так к Hему привыкшие, видя Это каждый день, не находят здесь ничего такого; но я, я видел ЭТО впервые!..
       
Взгляд назад (монодрама) рассказ Максим Малиновский ...И так ты себя утешаешь, лжешь себе, никого не желаешь слушать, ни чьих советов и какая разница, кто тебе их дает, пусть это самый близкий и родной человек. Ты даже с ним поссорился, и при этом наговорил какие-то обидные и конечно, несправедливые слова, за которые потом будет до боли стыдно, и нужно будет извиниться. Но слова эти уже вылетели, уже сказаны, и сказаны самому родному и близкому человеку, вина которого лишь в том, что он хотел помочь тебе...
       
Вирус рассказ Алексей Кобенин ...Он совершил неимоверное усилие, чтобы поднять свою руку и поднести ее к тому месту, где должна была быть голова, и прикоснуться к ней. В такой позе он пробыл несколько мгновений, показавшихся столетиями, прислушиваясь к непериодичному стуку сердца, разрывающего грудь… Внезапно по всему телу пронеслась дрожь, а биение сердца резко участилось. Мозг свело от одной дикой мысли – тело ничем не защищено! И капсула, и скафандр, и то, что было под ним – все исчезло, вплоть до нижнего белья. Кременчиков "висел" в пустоте абсолютно беззащитный...
       
Вкус жизни сборник рассказов Игорь Галеев       ...Да, гнусно созерцать Наблюдателю, что человек с собой делает, и с окружающими. Сумасшедшее всепожирающее животное. Даже знание о неминуемой смерти не облагораживает его. Чучело огородное. Вокруг все стали какие-то спонтанно-припадочные. Общаешься – вроде человек, и вдруг – зверюга!
      Жаль мне человека, ой как жаль! Мой любимец Фридрих Ницше пытался убить человека, и попытка эта меня восторгает. А умница Гайто называл многих «падалью человеческой», и очень правильно делал. Немногие яблоки вызревают, недозревшие называют «падалками», а из сотен вызревших вырастают единичные семена. Но даже они уже не веселят, ибо демонстрируют тягучий и дремучий круговорот выживания вида. Другое дело, если какая-нибудь яблонька стала бы приносить невиданные доселе плоды, стимулирующие добродетельность, а змеи перешли бы на питание чертополохом. Это я понимаю – тогда и человеку бессовестно бы было оставаться вечным придурком.
      Тягостна жизнь людей, но ещё невыносимее она для творческих личностей. Особенно, когда их лишают свободного дыхания, отстраняют от дела, когда вынуждают жить среди «человеческой падали», когда воруют их идеи и используют для порабощения и самодовольного властвования.
      Посмотрите, во что меня превратили: забулдыга, опустившийся тип, жру что попало, здоровье подорвано, унижен, обкраден, задыхаюсь...
       
Владелец тревожности роман Олег Лукошин ...Я ведь даже не знаю, люблю ли его. Вот он сидит – темноволосый, кареглазый, чернобровый – совсем чужой человек по сути и кто-то внушает мне, что я должна его любить. Почему? Ещё два месяца назад я не знала о нём. А сейчас… Я сказала ему “да”, я поехала с ним, я отдавалась ему в конце концов – я обязана его любить! Я не могу его не любить, я сделала шаг – вот только где они, где эти явные ощущения, эти чёткие образы, эти верные импульсы любви? Неужели сумятица в мыслях – это и есть они? Я слышала, я читала где-то: сумятица бывает, неуверенность ещё, неконкретность – но я не хочу сумятицы, я хочу ясности. Если чувство это действительно дало во мне ростки, я хочу ощущать его сильным и всеобъемлющим. Но ничего этого нет… Может быть оно приходит не сразу, может быть оно медленно и кропотливо вызревает. Но тогда где магия первого момента, где водоворот первого взгляда? При первом, впрочем, было что-то: и магия, и водоворот. Были и во втором они, и в третьем, возможно бывают и сейчас – но существование их словно скрыто за пеленой, словно не сами собой рождаются они, а я позволяю им рождаться, я позволяю им проявляться из ниоткуда. Это словно игра, и я чувствую, что в любой момент могу прекратить её, но ведь так не должно быть...
       
Во время дождя рассказ Татьяна Краснова ...Так будет дальше: сейчас лето, а потом осень, а там зима, Новый год, и начнется новый отсчет старого. Каждый год – медленно движущаяся линия, которая постепенно замыкается в круг, похожий на циферблат, но без стрелок. Замкнувшись, он становится целостным, завершенным и перестает существовать. В последние минуты замыкания круга мне дано осознать этот парадокс и заглянуть в будущее. Я увижу метели и лица, вспышки света и мишуру. Всё обычно: неудачи подстегивают, победы опустошают, а ненужные люди причиняют ненужную боль. Вижу, как я буду мучиться ожиданием жизни, улавливать фальшивые ноты в музыке своего одиночества, и вдруг пойму, что больше нельзя защититься беззащитностью. Прежние обиды, заблуждения, иллюзии воскреснут, чтобы вылиться в очередную нелепость. Взлететь, чтобы упасть, и с принужденной улыбкой глядеть на сбежавшихся. А потом самому быть в толпе, сотнями глаз наблюдая падение...
       
Вовсе не она рассказ Дан Маркович ...Там была одна пара, блондиночка такая спортивная с печальными глазами и брюнет лет сорока: он женат, она замужем, противоположные стороны походы ненавидят, и это у них отдушина – встречаться. Так у них лет двадцать продолжается – настоящая любовь, и семьи не разбиваются. Они печально так танцевали, вырвались – она в магазин, он на совещание. Скоро едем? И все тут же – едем, едем! Пора, брат, пора... Потом узнал, что муж у нее умер, внезапно, а тот брак, туристический, не завязался – у туриста жена срочно заболела. Ему совесть не позволила сердце ей разбить, больное как разобьешь...
       
Военморкор рассказ Сергей Литовкин ...После некоторых размышлений и обсуждений предложения артиллериста были приняты и Миша сел переписывать характеристики и анкеты, выкидывая отовсюду упоминания о награде. Для создания дымовой завесы решено было отправить в газету статью об отличнике Михаиле. Корреспондентского опыта ни у кого не было. Однако, доктор Евгений предложил мою кандидатуру, ссылаясь на то, что научному работнику – МНСу, это ближе и доступнее. Он намекнул на то, что мне предстоит еще писать диссертацию и надо набираться опыта. Я начал отбрыкиваться, но когда Виктор выразил сомнение в моих способностях ( ”Куда ему, салаге?”), – согласился. При этом было заключено пари о том, будет или нет опубликована моя статья. Мы с Витей, как положено, поспорили на бутылку. Остальные присутствующие и разбивающие сделали свои ставки. Мишка поставил на меня три бутылки коньяка против канистры шила механика...
       
Возвращение домой рассказ Любовь Рябикина ...Полковник сел, не обращая внимания на непролазную грязь вокруг. В его положении это становилось не важно: камуфляж исчез под толстым слоем налипшей грязи. В голове шумело и кружилось, качался воздух перед глазами. К горлу подкатывала легкая тошнота. По-видимому, его контузило. Кузнецов, нырнув руками в грязь еще раз, кое-как встал на ноги. Его качало из стороны в сторону. Он все еще ничего не соображал после взрыва. Машинально огляделся вокруг: броня лежала на боку на обочине...
       
Воин рассказ Сергей Коломиец ...Он был великим воином. Он выходил на поле боя – и оно обагрялось кровью – и не было границы между кровавым полем и пурпурным предзакатным небом – и это было красиво! Он бился одновременно с полусотней закованных в латы рыцарей – и побеждал, сам оставаясь невредимым. Никто не осмеливался встать у него на пути – и никто не осмеливался заглянуть в его душу. А если бы заглянул, то был бы подавлен той безысходностью, заполнявшей ее. Он жил во время боя, торжествовал при победе, – и умирал в мирное время. Не зная любви, он не знал и ненависти, и убивал ради чести, ради долга, в конце концов, ради денег, но ярости, как и сожаления, он не испытывал...
       
Воинствующий пацифист повесть Кирилл Рябов       ...Ночью мне приснился странный и страшный сон. Как будто я повесился.
      Я шёл на работу и с волнением вспоминал детали. Детали были такие. Я висел под потолком и равнодушно смотрел на захламленную комнату. «Быстрей бы мама пришла, – думал я, – скучно одному висеть».
      По мне ползали мухи. Я хотел их отогнать, но не мог пошевелиться. Закоченел!
      Вот начала медленно открываться дверь. Я попытался ободряюще улыбнуться. Ничего, мама, всё хорошо, не падай в обморок.
      Но вместо мамы в комнату вошёл какой-то дядька с рюкзаком за спиной. «Это же вор!» – подумал я.
      И действительно, дядька стал ходить из угла в угол и рыться в вещах. Я с презрением наблюдал за ним сверху. Он не обращал на меня ни малейшего внимания. Внезапно дядька вытащил из ящика стола пачку моих рукописей и начал читать, быстро перелистывая страницы. Я жутко смутился. А вдруг не понравится?
      Я так и проснулся с чувством неловкости…
      «Плохой сон, – решил я, что-то случится».
      И случилось!..
       
Вологодский сплин рассказ Ольга Жакова ...Он хотел читать Хайдеггера, восхищался Пелевиным, материл преподов универа, которые срезали Наденьку, он был крут и разбирался в тонкостях души, какие мне не придумать, иногда даже не успевая затянуться. Он грустил о Белоштанникове, который передознулся, о том, как сейчас трудно в Питере достать грибы, – а я не понимал чуть не треть его слов, и было стыдно рассказывать ему, как пошло и провинциально я пью водку с мужиками на работе. Хорошо, что он так и не спросил, чем я занимаюсь...
       
Волкодавы рассказ Сергей Щербаков       ...Рванув чеку, бросил гранату и распластался за убитым боевиком. Эргэдэшка упала мягко на керамзит перед проемом. Взрыв потряс здание. Осколки и керамзит разлетелись веером, кромсая, уродуя стены и дождем посыпавшись на головы бойцов. Степан, не раздумывая, бросился вперед и, упав ничком у проема, швырнул вторую гранату внутрь класса. Опять рвануло. Ударной волной из класса вынесло огромное облако удушливой вонючей пыли. Сверху посыпалась какая-то дрянь. Вскочив на ноги, оглохший собровец, влетел в помещение, строча из РПК в глубь класса, окутанного густой завесой.
      Все было кончено. Под окном, привалившись к ободранному углу, лежал окровавленный боевик в сером омоновском камуфляже. Из-под вязаной шапки, которую перетягивала зеленая повязка с арабской вязью, по запыленному бородатому лицу медленно ползли кроваво-грязные потеки. Тусклые глаза при виде собровца на мгновение блеснули, ожили и тут же погасли. Исаев подошел к распростертому телу, тронул дулом и присев рядом, устало откинулся спиной к стене...
       
Волчица повесть Алёна Стронгина       ...Память. Ты привередливая штука: как картинки из калейдоскопа, исчезают из тебя дорогие нам моменты, ценные сведения, важные даты. Но, в то же время, с какой скрупулезной, педантичной точностью ты каждый раз восстанавливаешь омерзительные картины стыда и провалов, то липкое, что хотелось бы забыть, разорвать навсегда, на тысячи и тысячи мелких кусочков, а затем – сжечь в пламени ненависти. Ни одного удара, ни одного липкого прикосновения, ни одного из многочисленных ракурсов светящейся лысины не давала забыть Маше память. Расплывчато-добрые люди лишь зря расточали свои улыбки – они ни чем не искупят своей вины, ведь это их среда взрастила всю мерзость и пакость, через которую она прошла. Как же сказать ему – честнейшему и чистейшему из людей, – что с ней стало? Не сказать нельзя. Никакой лжи не может существовать между любящими людьми (сможет ли он теперь так же ее любить?). Все стало еще хуже после посещения врача, который с довольным лицом поздравил ее со здоровой, восьминедельной беременностью. Само это слово звучало противно, призывая память с ее неизменными картинами. Надежды на новое начало исчезли, как пожелтевшие листья, влекомые дождевой водой в сточную канаву. Прошлое, назойливой детской ручонкой тянуло ее за подол, вставало тенью над всем, что есть и будет...
       
Волшебный стакан Алевтины рассказ Наталья Пластинина ...Но в этот момент изощренный нюх многоопытного "третьего" забил тревогу. Иваныч поднес стакан к носу и вдохнул. Так и есть, пахло спиртом. "Эх, ек тиберды! Полстакана псу под хвост махнул! Предупреждать надо!" – еще более взбеленился он. Но тут в его обозленном мозгу возник вопрос: "Кто мог оставить спиртное в стакане?" Среди многочисленных домочадцев кандидатура не вырисовывалась. Жена и две дочери были ярыми борцами за трезвость. Зять – язвенник какой-то попался. Теща, если и брала бутылочку в руки, так лишь затем, чтобы приготовить растирание. А тесть – давний инфарктник, только и мог, что с завистью взирать на других "счастливцев". Заподозрить же трехлетнюю внучку у Иваныча, что называется, "рука не поднималась"...
       
Вопрос Эволюции рассказ Вадим Куняев       ...Старик Козлов никогда не блистал эрудицией и в давно забытые им школьные годы слыл среди товарищей и учителей туповатым малым. Да и в зрелые годы знаний набраться особо не получилось. Профтехучилище, завод, колхоз, хутор на отшибе – какие уж тут знания. Телевизора – и того не было. Может быть, поэтому вид неопознанного летающего объекта нисколько не испугал и даже почти не удивил Козлова. Конечно, летающих ведер старик никогда не видел, но ведь это не значит, что их в природе не существует. Например, по радио Козлов слышал, что есть такая машина, которая может за человека думать. Даже в шашки и шахматы играть не хуже Анатолия Карпова. Значит, и летающие ведра уже изобрели и ржавые якоря к ним прицепили. Хотя, этот якорь, самый что ни на есть обыкновенный, немного смущал старика. Уж очень он не вязался с сияющим голубыми лучами видом летательного аппарата. К тому же, натянувшаяся веревка тянула антенну в сторону, грозя поломать последнюю. Выплюнув беломорину, старик Козлов хотел уж было разразиться законным вопросом по поводу якоря и антенны, как вдруг из ведра раздался скрипучий голос...
       
Воспитательница рассказ Наталья Пластинина       ...Надо сказать, что мой сынуля в детский сад ходил с большой неохотой. И каждое утро старался оттянуть момент ухода из дома. Но с появлением новой воспитательницы положение совершенно изменилось. Я нарадоваться не могла: малыш просто рвался в садик. А дома только и рассказов было о том, чем они занимались с новой "воспиталкой". Воспитательница эта, и правда, производила приятное впечатление: высокая, белокурая и какая-то очень спокойная, как бы освещенная внутренним светом девушка. Она никогда не повышала голос, прекрасно пела и играла на фортепиано, знала множество сказок и историй, разных игр. Выдумщица была невероятная. С детьми – очень заботлива и ласкова. Да и они постоянно колготились вокруг нее. В общем все было расчудесно.
      Только стала я замечать, что сынок мой странно изменился...
       
Вот вам и сдача рассказ Дан Маркович ...В скверные голодные годы, когда в карманах только медь звенит, появляется на улицах странный бродяга – он знойным летом закутан до бровей, на голове старая меховая шапка, челюсть замотана грязным полотенцем, глаза сверкают из глубоких ям, нос без ноздрей, одним словом, чудище. И ведет себя очень нагло – садится каждый день в один и тот же трамвай и сует кондуктору под нос один и тот же банковский билет...
       
Время ушло рассказ Эва Ытываль       ...В тот день я проснулся, кажется, даже раньше обычного. Продрал глаза, смотрю – а на столе стоит гроб. В горошек. Фон черный, горошек красный – все честь по чести. Я встал, подошел поближе. Крышка была закрыта, но не прибита гвоздями. Сдвинув ее в бок, можно было заглянуть внутрь, что я незамедлительно и сделал.
      В гробу лежали часы, много-много часов, все, какие только есть в доме: ручные, стенные, будильники, с мясом вырванные часы из разных бытовых приборов, а сбоку, свернутая в рулон изображением кверху валялась картинка-репродукция Дали (ну, знаете, где все течет, хм, все меняется…), висевшая у меня в уборной.
      Я присел на край стола рядом с гробом и крепко задумался. Главный вопрос, волновавший меня более всего, сводился к сомнению, стоит ли по-прежнему в сложившихся обстоятельствах идти на службу или уже не стоит.
      Решение все не приходило, а вот сидеть на столе мне быстро наскучило. Отыскав где-то последнюю мятую сигарету, я подошел к окну. В верху башни, венчавшей стоявшую на площади городскую ратушу, зияла огромная черная дыра правильно-круглой формы.
      Циферблат – а вместе с ним, сдавалось мне, и механизм – самых больших в округе часов куда-то исчез. И это только вселяло оптимизм – можно будет теперь спокойно, без вечного проклятого боя каждые полчаса, высыпаться...
       
Все передается половым путем рассказ Дмитрий Пангаев       ...– Вот смотрите: бывало, трахнешь какую-нибудь бабенку и на следующий день ходишь счастливый. И все у тебя получается: и маршрутки вовремя подходят, и на работе хвалят, и деньги в карманах водятся, и вдохновение посещает, – Олег даже прищурил глаза от удовольствия, вспоминая свои похождения. – А бывало ведь и наоборот. Встанешь утром, а хочется сквозь землю провалиться. И вроде девочка хорошенькая, и умная, и интересная, и в постели горячая, а вот весь день, как дерьмо в проруби, болтаешься и все наперекосяк идет, за что бы ни взялся. Мысли какие-то дурные посещают, и болит что-нибудь обязательно, – Олег проследил взглядом за присутствующими и увидел одобрительные кивки. – А потом снова завалишься с первой, у которой фигура может и не идеал, да и великой куртизанкой ее тоже не назовешь, только вот опять как мотылек летаешь и жизни радуешься. Я специально эксперименты ставил, и все сходится. Есть такие, от которых постоянно веет какой-то безысходностью, прямо жизнь не мила, а с другими хорошо даже в шалаше, пусть это и бревно последнее. Вот так...
       
Всё сначала или поиски рыцаря рассказ Наталья Кузьмина       ...Своих соседей она называла просто Они. Ведь она жила в гуманном государстве, оно просто называлось “гуманное государство”, и в нем живут просто гуманные люди, которые числятся по номерам. Эти люди не имеют имен, их различают лишь по номерам, их не различают по половому признаку, здесь нет мужчин или женщин, это даже не прилично – употреблять такие названия. Просто номер такой-то, а кто ты, мужик или женщина, не так важно. Современная наука дошла до такого прогресса, что пол меняется буквально за час. Сегодня ты мужчина, а завтра ты женщина. Гуманные люди не различают национальных признаков, нет ни белых, ни черных все одинаковы и безличны, нет народов и рас все размыто. Вы можете поменять свою национальность, также за один час. Да и кому какое есть дело до вас вообще. А языки – нет разных языков, есть лишь один универсальный и простой до неприличия, а если вы обладаете какими-то другими языками, случайно, то даже не смейте и думать об этом в приличном месте. А так как это гуманное государство, то и жить вы можете, как только захотите, хоть семьей, хоть одиночкой, хоть с детьми, хоть без детей. Каких только тут нет разновидностей: два мужчины, две женщины, мужчина и женщина (это довольно редко), и одиночки (очень часто встречающиеся).
      Да, а что вы хотели, в гуманном государстве никто не должен мешать свободе личности, и поэтому эта личность предпочитает жить обособленно от кого-либо. Без мужа или жены, совершенно одиноко и свободно, это самое большое наслаждение, быть одному, у себя дома по вечерам, сидеть и думать, и все. Что еще нужно человеку в гуманном государстве?
      Естественно есть работа, но что есть работа в этом государстве, это гуманный вид деятельности, направленный на контроль за исполнением каких-либо задач, выполняемых искусственным разумом. Проработал несколько часов, и ты свободен, иди домой. Отдыхай. Ты так устал...
       
Всё, что мне надо повесть Сол. Кейсер       ...Сергей сел за руль, развернулся в три приёма, свернул налево и проехал метров пятьдесят. Всё. Сотни машин впереди. Дальше ехать некуда. Он вынул ключ из замка зажигания, вышел, захлопнул дверь и быстро пошёл назад. Пройдя два квартала, он обратил внимание на большое колесо, насаженное на погнутую ось. «Ничего себе, это же самолётное шасси!» Поднял голову резко вверх, чтобы посмотреть, с какой высоты эта штуковина упала. Несколько этажей горели, валил чёрный дым. Трещал бетон. Отваливающиеся куски падали с огромной высоты и разлетались на части при ударе об землю. На его глазах кусок бетонной стены или металла, кто знает, в лепёшку расплющил санитарный фургон. Вдруг послышался рёв самолётных двигателей. Сергей опять задрал голову и задрожал. Все истерически закричали: огромный Боинг на глазах врезался в Южный корпус. Оглушительный взрыв. Задрожал мир. Самолет прорезал здание насквозь, части его вылетели наружу, огромный огненный кусок металла попал в здание отеля напротив, и там взорвался. Начался пожар. Во многих зданиях вокруг вылетали стёкла. В одном из корпусов пониже, так этажей в пятьдесят отвалился кусок стены. Рядом с ним летели вниз ещё живые люди. Чёрный дым затянул всё небо. Солнце навсегда исчезло. От ВТЦ бежали обезумевшие люди. Сергей бросился к ним навстречу. Подбежав ближе к Северному зданию, он обратил внимание на медленно шедшую навстречу женщину. У неё было очень нарядное платье и причёска, как у Анжелы Дэвис. Откуда-то сверху падали жидкие сгустки огня. Волосы и платье мгновенно вспыхнули. Серёжа сорвал с себя лёгкий пиджак и набросил его женщине на голову, крепко прижав её к себе. Сквозь ткань просачивались струйки белого дыма. На уровне лица женщины виднелась белый лейбл: «Армани. Коллекционный». Похлопав по пиджаку, Сергей аккуратно стянул его с головы несчастной. Половина волос выгорела, серьёзный кровавый ожег на правой щеке. Женщина стояла молча. Она икала. Сергей аккуратно, но достаточно резко выдернул из её голого плеча кусок стекла. «Ты можешь идти?» – спросил он.… С неба продолжали падать шары огня, обгоревшие бумаги, денежные купюры. Женщина опустилась на покрытую щебнем землю. Она рвала и плакала от своей беспомощности. Бетон трещал всё громче и громче...
       
Всеобщая де…БИЛИЗАЦИЯ! рассказ Дмитрий Пангаев       ...– Вот думаю подарить жене на новый год гробик, она давно меня уже просит. Говорит: «Что я – хуже других?» Все ее знакомые уже обзавелись – говорят, очень удобно. В любом месте ведь может случиться… – донеслось до меня справа. Это соседний пассажир разговаривал со своим приятелем.
      – Да, конечно, бери, – отвечал тот. – Я вот себе и жене уже давно взял. Бери MOCIA – очень удобный гроб, обшивка хорошая, часы встроенные, будильник, да и место много не занимает. Только бери сразу с чехлом, чтобы не потерся, потом при желании поменяешь на более крутой.
      – Да ей будильник-то не понадобится, думаю.
      – Фиг его знает, мало ли что. А тут раз – и все удобства. Меня дочь замордовала. Папа, купи мне гроб, у всех уже в школе есть. Я вот тоже думаю на новый год подарить. Учится во вторую смену, домой поздно возвращается, да еще где-нибудь с друзьями засидится, мало ли что...
       
Встреча рассказ Владимир Кузин       ...Кнопка звонка была сорвана и болталась на проводе, поэтому молодой человек постучал в дверь. К его удивлению, она тут же подалась.
      Он заглянул внутрь:
      – Есть кто живой?
      Молчание.
      Подойдя к кровати, посетитель тронул за плечо лежавшую на ней пожилую женщину. Та вздрогнула и открыла глаза:
      – Явились? А я, кажется, задремала…
      – Ты что же, бабуля, дверь открытой оставила? – с укоризной заметил молодой человек. – Так ведь могут все из квартиры вынести…
      – Да что у меня брать? – всматриваясь в незнакомца, промолвила женщина.
      – Не скажи, – молодой человек ухмыльнулся, – сейчас у всех глаза завидущие, руки загребущие, – он оглянулся: – даже вон на старенький комод – и то позарятся… Ну, давай уколимся, а то у меня времени в обрез…
      Он достал из саквояжа шприц и, наполнив его лекарством, пустил вверх контрольную струю.
      – Как у Вас ловко получается, – похвалила его пациентка. – Поди-ка немало пенсионеров перекололи.
      – Не особо, – признался молодой человек, – просто я с детства этим занимаюсь: сначала больного отца лечил, после знакомые стали просить… Ну и пошло-поехало.
      Он засучил рукав бабушкиного халата и кусочком ваты, предварительно смоченном в пузырьке со спиртом, принялся натирать ей руку. Сначала быстро и уверенно, затем все медленнее… Наконец, остановился.
      – Что-нибудь не так? – спросила больная.
      – Какая интересная у тебя, бабуля, родинка, – задумчиво проговорил посетитель...
       
ВСТрЕЧА, которой не могло БЫТЬ рассказ Сенилга       ...От такого Дена Ойдановича разворачивает к окну! Пальцы впиваются в равнодушную прохладу стекла, лоб окатывает дождливой заоконной тенью, а глаза продолжают испепелять диктофон, старательно записывающий оцепеневшее молчание.
      Ден как будто пытается растолкать свою память, вырвать из её зеркал отражение, но такое!, без которого, эта встреча титанов сошла бы, разве что, за нелепое до-за-до в пустой лёгкой мазурке.
      ...Да... что-то было: встреча Дениса Давыдова с Блюхером? Блюхер владел только немецким. Давыдов немецкого не знал. Встретившись, оба здорово поддали, и каждый страстно заговорил о своём. Перед смертью Блюхер сделал странное признание, сказав, что за всю жизнь, по-настоящему, поговорил только с одним человеком… Давыдовым. Это – ключ! Мастера говорят по-иному...
       
Вторая ошибка старика Харлампия рассказ Владимир Поникаровский       ...Харлампий со своей ротой ворвался в госпиталь. Никого нет. Тишина. По-немецки все аккуратно и педантично разложено по местам. Блестят инструменты, белеет белье.
      Бойцы разбрелись отдыхая. Рассказчик же попал в лаборантскую и увидел аппарат для получения дистиллированной воды. Почудилось родное село. Нечто похожее использовали там для получения самогона. Погрустив, прошел дальше.
      И все бы ничего, но полк понес потери и встал в городке на отдых и пополнение...
       
Выбор рассказ Дмитрий Пангаев       ...“Почему люди такие злые и невежественные?” – думал тогда Сергей, унося ноги подальше от этого магазина, чтобы больше никогда туда не возвращаться. Ему вообще пришлось навсегда вычеркнуть из памяти многие места и людей, с которыми так или иначе он общался когда-то. Он даже забыл как это делается – “общаться”. Хотя как же, его ведь учили продолжать жить в этих сраных реабилитационных центрах. Собирали в группы и заставляли ныть сначала по очереди, а потом всех вместе. А под вечер, когда они ложились спать, приходил священник из соседней церкви, который работал у них на полставки и отпускал грехи всем желающим, при чем делал это постоянно, как будто за один день, эти убитые горем люди, могли причинить кому-то вред. Хотя, наверное они считали грехом то, что просто дышали с нами один воздухом, а мы – “уроды”, даже и не думали умирать...
       
Газетчик Дзюо рассказ Аби Пазылов       ...Кстати, большинство тех беззаботных мальчуганов и девчушек годятся в сверстники Газетчику Дзюо. Тем не менее, им неведомы его занятия, для них маленький постоялец из не очень-то спокойного, с точки зрения общепринятых норм поведения жильцов, общежития на отшибе, некогда гремевшей на необъятный Союз трикотажной фабрики, является лишь «чужаком», «деревенщиной», ёще кем-то, ёще чем-то… ну, этаким никчёмным, второсортным голодранцем. То и дело возникают стычки между ним и стаями местных ребятишек на протяжении обязательного ежедневного марш-броска: от дома до рынка, или же, наоборот, от рынка до дома. Жаловаться на шаловливых контрстрайщиков некому, и ни к чему. Никто в околотке не собирается отругать обидчиков как следует, заодно заступаться за него. Куда сироте до упитанно-ухоженных отпрысков благополучно-состоятельных особ?! Он этим интеллигентным господам и госпожам, в буквальном смысле, сапоги трёт. Богатых не судят, богатым служат. Богатство от Бога...
       
Газеты рассказ Александр Ильин ...Вернувшись вечером с работы, Антон Старцев узрел довольно странную – если не сказать больше – картину. Его молодая – как и он сам – супруга по имени Екатерина сидела на полу посреди комнаты в груде разорванных газет и с серьёзным сосредоточенным лицом методично превращала в ошмётки очередное периодическое издание.
– Привет, – поздоровался Антон из дверного проёма.
– Привет, – как ни в чём не бывало ответила Екатерина и продолжила заниматься тем, чем, собственно говоря, и занималась.
– Хм. – Антон немного потоптался на одном месте. – А что это ты делаешь?
– Да вот, газеты рву, – произнесла женщина, и тон её реплики подчёркивал, что более подробные объяснения здесь были бы излишни...
       
Где мы? рассказ Татьяна Калашникова       ...«Господи! Куда же меня занесло? Всегда была уверена, что в этом забытом Богом городишке заблудиться невозможно». Тейе ехала уже около сорока минут по неизвестным ей, выбеленным легким морозцем, дорогам, рассекающим лесистую местность. Время от времени мелькали небольшие почтовые ящики у дороги, свидетельствовавшие о том, что и в этой заснеженной сосновой глуши живут люди. Сказочная красота вокруг завораживала, хотелось остановиться ненадолго и хоть на несколько метров углубиться в лес, вдохнуть на полную грудь свежий морозный воздух, слегка взъерошить мягкие сосновые ветки, и, наблюдать, как игриво слетает пушистая снежная пыльца, медленно опускаясь на землю. Но нарастающее чувство тревоги не позволяло Тейе расслабиться, и все подгоняло ехать быстрее: «Нет, не может же быть…. Вот еще поворот – куда? – направо или налево? – а, наверное, налево – и я точно выеду на одну из знакомых трасс…» Тейе поворачивала налево, потом направо, еще направо и снова налево, но все, казалось, достаточно хорошо наезженные дороги, так и не выводили к долгожданному «выходу из лабиринта». Стрелка бензобака все больше приближалась к нулю. Ранние зимние сумерки явно не собирались запаздывать и в этот день...
       
Гексаметрическое разложение рассказ Владимир Юрлов ...Я провожу время в поисках края зеркального мира, но его нет. Везде летает плавающий образ с короной на батарейках. В величайшем отчаянье я врезаюсь в зеркало, и оно дает трещину. На моих глазах зазеркалье дает трещину, а потом, содрогаясь, рушится. Единственный глаз тухнет и вместе с ним погибает моя осветительная корона, разбитая безумными многоугольными осколками...
       
Герой рассказ Станислав Алов       ...Смеркалось… Да что там врать-то, стояла уж кромешная летняя ночь. Сверчки и те спали. Только за окнами который час горлопанил зычный нетрезвый голос:
      — Я Федор Покрышкин! Я герой!
      — Он герой! — пискляво повторил кто-то.
      — Да-да! — согласились девичьи голоса.
      — А-у-у-у! — подтвердил хор дворовых собак.
      Стихло. Егор Неряшлицев нетвердыми зигзагами выполз на балкон — подышать. Он задумчиво оглядел двор, почесал глазное яблоко и сблевал вниз. Это простое человеческое действие каким-то мистическим образом вновь разрушило тишину...
       
Герой рассказ Виктор Крючков       ...Концепция среднестатистического «экшена» в любом его проявлении – будь то детектив в мягкой обложке или видеофильм с суровым и справедливым героем, значительно превышает будничную жизнь по зрелищности. Это очевидно, как и то, что в подобных произведениях напрочь прошла эпоха идей, теперь лейтмотивом любого поступка служит либо денежная нажива, либо сюжетно обоснованная жажда мести. Но в любом случае значение даже самого захудалого «экшена» остается неизменным. Он словно возвращает нас в детство, во времена, когда спрыгнуть со скалы в воду, залезть на высокое дерево, прокататься на крыше электропоезда считалось геройством. Героями хотели быть все. Годами мы воспитывались на навеянных нам мифах и если не рисковали, то отказывали себе в самом главном – самоуважении. Смертельный риск как акт мужества был подобен вспышке молнии, миф казался сильнее устоев и только герой, как правило, self-made man, имел значение.
      Тем не менее, мы всегда возвращались к истинной, до оскомины банальной жизни с ее обычностью и предсказуемостью, туда, где герои, к сожалению, встречаются так редко...
       
Гладиатор рассказ Лачин Самед-заде       ...Я всегда им улыбался, сим всевластным сволочам, пусть другие умирают с мольбой и проклятьями, я же твердо знал, что с улыбкой помру; и противников кроша, на ногах оставаясь, к трибунам оборачивался – и улыбался; они вопили от восторга, думая, что им угождаю, не зная одного: не ради них я дрался, меня не заставишь, я – с наслаждением дрался, от несокрушимости своей – блаженствовал. Только раз подвело меня это: двоих искромсав, взмокнув от брызжущей крови, я отвлекся, оскалился дерзко ревущим трибунам, и тут одноглазый негр по кличке Черный Гигант, подскочив, сбил меня с ног нечеловеческим ударом; я от обиды взвыл, не от боли, кусая песок, не радуясь даже увиденному снизу вверх – дивное лицо, вперед поддавшись, поизучало меня, и пальчик взмыл вверх. Позже я узнал детали: ослепительной Сабине, в честь которой устраивались игры, и меня пощадившей, был я подарен хозяином...
       
Глупанькай рассказ Димитри Ма'Блэк ...Все как всегда. Все как везде, как у всех. Непроходяще-непроходимая слякоть проселочной дороги. И если встретишь кого, идущего навстречу – то или студентов из города в рваных джинсах, с извечным вопросом "Где продают Беломор?" или никого… И уже, казалось бы, привык к долгим тоскливым вечерам, к несловоохотливой тетке, ловко орудующей кочергой в топке русской печи, к тому, что звезд много и считать их смысла нет. И уже нет сил различать звуки сумерек: то ли это брешет соседский кобель, то ли прыгает где-то по пластинке граммофонная игла...
       
Глупая песня о первой любви роман Николай Семченко       ...Что можно изменить в этом мире? И надо ли его изменять? Может, он изменится, если изменишь себя? Я где-то вычитал умную мысль о том, что изменять мир надо начинать с себя. А может, и не изменять – просто закрыться… Закрыть то, что живёт внутри тебя, – я не знаю этому названия: может, это душа, или второе «я», или подсознание, или что-то ещё. Это нечто представляется мне маленьким и беззащитным человечком, который любит меня, но у него пока не хватает сил оберегать меня, подсказывать, как поступить в той или иной ситуации… У него не хватает сил, потому что он зависит от меня, а я так редко вспоминаю о нём, и потому он – махонький, беззащитный, но бесконечно преданный мне, не смотря ни на что.
      Иногда мне кажется, что он сможет стать сильным, если я сам себя разрушу – убью свои привычки, избавлюсь от плохих мыслей, перестану лентяйничать, злиться на тех, кто мне не нравится, и буду любить, а не заниматься любовью – это надо же такое выдумать: заниматься любовью – всё равно, что заниматься английским или, допустим, чтением… Мой отец в таких случаях говорит определённее: «Совокупляться». Меня коробят его слова. Но разве он не прав? Да! С Алиной я занимаюсь любовью. Не могу сказать, что люблю её. Или всё-таки это и есть любовь?
      Ничего, ничего я не понимаю.
      Понимаю одно: внутри меня живёт Некто, он пока слаб и беззащитен, но порой застенчиво и как-то нерешительно напоминает мне о себе. Ему надо расти, и, может быть, ради него придётся что-то разрушить в себе. А надо ли? Я ведь даже не знаю, кто этот Некто… Может быть, любовь?..
       
Голгофа рассказ Игорь Гилёв       ..."Вот и всё!", – почти равнодушно констатировал убийца и замер, как стоял. Холодный пот выступил на лбу, крупными каплями покатился по спине.
      – Медленно и аккуратно подбери ЭТО и столь же медленно и аккуратно можешь вернуться в свою крысиную нору. Считаю до десяти!
      – Раз! – Джонни растерянно посмотрел на почему-то до сих пор молчавший "томпсон".
      – Два! – перевёл взгляд на завёрнутое в носовой платок, лежащее в полушаге от него ЭТО.
      – Три! – снова взглянул на неумолимый зрачок "томпсона".
      – Четыре! – Джонни медленно присел.
      – Пять! – протянул к свёртку дрожащую руку.
      – Шесть! – пальцы сомкнулись на завёрнутом в платок плоском продолговатом предмете. "Боже мой! Да это же опасная бритва!", – хлестнула мысль и Джонни конвульсивно отдёрнул руку.
      – Семь! Если не подберёшь – буду стрелять!
      – Восемь! "А-а, чёрт! Ведь я совсем на виду! Что я делаю! Я спятил!", – рука непроизвольно сжала опасную бритву...
       
Голова-мертва рассказ Алексей Салов ...Одному Богу ведомо, что мы делаем со своими жизнями… Жалость охватывает меня при мысли о том, какие возможности даны человеку и как он распоряжается ими. Мы губим самих себя – каждый по-своему – и почти никому не удается дойти до своего завершения-свершения: сбыться в качестве человека. Еще один упущенный шанс природы говорит сейчас эти слова, скорбя об утраченных возможностях самореализации. Что ж, мы – наказание для самих себя и суд наш над собой едва ил менее суров, чем тот – Высший. А впрочем, не будем спешить пессимистично хоронить свои жизни под спудом грешного мира сего. Попытаемся хотя бы частично оправдать человеческое назначение...
       
Голос рассказ Павел Абызов       ...Куда тянула меня невидимая нить судьбы, я не знал, да и никто не знал этого, я шёл и шёл. Впереди меня были новые открытия, позади – тёмное, холодное прошлое, пытающееся сделать тщетные попытки удержать меня в своих жадных лапах. Новые города, новые дома встречал я на своём пути. Я был ещё один, но ещё слышал какой-то голос, откуда-то из глубины души, который иногда вылетал из неё и кружился, резвясь в добром, голубом небе. Впервые за долгое время мне показалось, что счастье робко стучится в мою дверь, стесняясь, топчась у порога...
       
Голубые глаза кентавра рассказ Надежда Ладоньщикова ...Когда я стояла слева от окна, это были джунгли. Справа – что-то типа лунной поверхности, прямо по центру – город с башнями, и так до бесконечности. Я попробовала быстро бегать вдоль окна, но картина получилась еще более странной – гибрид подводного царства с космическим пространством. Неизменным оставалось только Чудовище, усердно роющее землю носом... Правда, оно обросло усиками на хвосте, как у винограда, которые противно извивались и ощупывали, куда бы отрасти дальше. Эта картина просмотривалась на фоне каждого пейзажа...
       
Горбун рассказ Владимир Кузин       ...На одной из остановок в вагон ввалилась шумная компания подростков, общение которых меж собой состояло из сплошного сквернословия. И, не терпевшая подобного, Валентина Алексеевна решила пересесть в соседний вагон.
      А когда вышла в тамбур, увидела лежащего там горбатого мужика, что около часа назад просил в их вагоне милостыню. Тот сладко посапывал; а возле него, в углу, стояла почти опорожненная бутылка ''Портвейна''.
      ''Рыба гниет с головы'', – подумала Валентина Алексеевна, вспомнив одно из выступлений подвыпившего Ельцина на Съезде Народных Депутатов.
      Брезгливо сморщившись, она носком сапога откинула мешавшую ей пройти руку бородача и шагнула дальше. Однако в следующий миг застыла на месте и, резко обернувшись, посмотрела на показавшуюся у того из рукава куртки правую ладонь.
      Сердце Валентины Алексеевны забилось чаще, на лбу выступила испарина. Не веря своим глазам, она наклонилась: точно, вместо двух крайних пальцев – две культяпки, без костей и ногтей! Валентина Алексеевна тряхнула головой, словно избавляясь от наваждения… затем с ужасом всмотрелась в лицо бомжа… наконец, внезапно, будто что-то вспомнив, отогнула ему левое ухо и, увидев за ним дугообразную попилому, вскрикнула, попятилась и, с грохотом ударившись спиной о противоположную дверь, закрыла руками лицо:
      – Мамочка!.. Мамочка!..
       
Гордые и свободные рассказ Илья Лыков ...Очень нам нравится делать так, чтобы любящие в слезах смотрели на удаляющиеся наши спины, а мы, гордые и свободные, идем себе в пустоту. Жестоко, но это и есть та жизнь, за которую трусливый принимает сосание хлебных мякишей. Нам не будут кричать вслед, понятно, что ничего уже не вернешь, что теперь будет только горечь, злость и отчаянье, но сейчас мы еще рядом в эти последние наши минуты, и мы так любим друг друга! Вот так и уходим, не от любимых и любящих, а от трусливых хлебных мякишей, которые, останься мы вместе, обязательно наполнили бы наши рты...
       
"Горе-то небольшое…" рассказ Владимир Поникаровский       ...Дамочка завизжала, сталкивая нахала со своих колен. От крика Захарий проснулся. Изображая галантного рыцаря, поднял с пола шляпу, стряхнул с нее пыль и приложил к сердцу, прося извинения:
      – Пардон мадам! Заснул. Жизнь бродячего артиста из народа трудна и полна лишений. Но горе-то небольшое, правда?
      Последняя фраза меня насторожила. Стали наплывать поначалу смутные, постепенно кристаллизуясь, воспоминания...
       
Город, где живут философы рассказ Александр Чумурин       ...Петя торжествующе посмотрел на учителя.
      – В том-то и дело, что это возможно. Не вдаваясь в подробности, можно в целом объяснить так. Понимаете, все почему-то до сих пор думали, что мир – это самодостаточная и самоорганизующаяся система, в которой ничего не может взяться из ниоткуда и деться в никуда. Поэтому и вам эта формула кажется невозможной, но подумайте: если бы это действительно было так, то как объяснить, что множество умов билось над этой задачей, которая не имеет решения? Как же так может быть, где логика? Раз задача есть, она должна быть рано или поздно решена. Все мыслимое существует, не так ли, Борис Борисович? И вечная любовь, и вечная жизнь, и вечный двигатель...
       
Горячий бункер рассказ Павел Шкарин       ...Зима – не самое лучшее время для поиска новой работы. Скитания по кадровым агентствам и кадровым отделам самых разных фирм и фирмочек, перелистывание в начале каждой недели «Работы для Вас» и «Работы сегодня», короткие беседы с вежливо-равнодушными телефонными девушками и неизбывное жгучее ощущение того, что ты безработный, безработный, бля, никто! Ты – мудак! Человек, не способный вписаться на достойное рабочее место, имея две руки, две ноги, не самую пустую голову, московскую прописку и диплом МГУ. На улице холод, с родителями постоянная грызня, мучительно тянется весьма стеснённое существование на эпизодические заработки моей спутницы. Всё это никак не добавляло мне оптимизма, ввергая меня в жесточайший депрессняк, к которому я и без того склонен...
       
Гражданство роман Никита Янев       ...Вот, мой друг Демидролыч,
      Который поет про перистальтику и усталость,
      Или моя мама, которая боится открывать двери
      В чужом родном городе Мелитополе
      С калоприемником на животе,
      Или чиновники, похожие
      На мутантов в мундирах
      Или мудаков на зоне.
      Что у всех у них есть за душой такое,
      И тут я возвращаюсь к тому, с чего начал.
      Что хочется пойти и стучаться головой о стену,
      И плакать, и биться в припадке эпилепсии,
      Испражняться под себя с пеной изо рта,
      С закушенным языком, закаченными глазами
      И сучащими в припадке конечностями.
      Как к нам из-под земли или с неба
      Прилетает вкладыш гражданство
      С гербовым тиснением
      И водяными знаками подлинности.
      Что мы на самом деле с самого начала
      В раю и в аду.
      Что когда мы родились,
      Это мы на самом деле умерли.
      Что до этого мы были Бог,
      А потом Бог нам сказал,
      Идите, посмотрите.
      И сначала мы ничего не видели,
      А потом мы все доставали
      Из штанин и юбок
      Дензнаки, документы
      И прочие свидетельства полноценности,
      Например, свои воплощенные мечты,
      Будь то блядство или братство.
      А потом в поезде «Москва – Симферополь»,
      Или в постели возле обнаженной женщины,
      Или в лесу возле распускающегося дерева,
      Или в воде возле плывущей рыбы,
      Или в могиле, глядя на тень
      Летящей по небу птицы,
      Увидели, что это было что-то вроде работы,
      Что это наслаждение уже нельзя было взять себе.
      Что, оказывается, Богу
      Надо было, чтобы его увидели,
      Помолились, что ли.
      Что для этого мы сюда и посылались.
      Что это и было настоящее, драгоценное гражданство,
      Которое не достать из штанины...
       
Грибник рассказ Олег Неустроев       ...Садилось солнце за спиной и тени мрачно удлинились. Грибник устал ходить по лесу. Устал бороться с этим лесом. С враждебным, мрачным, темным. И по-осеннему сырым. Мечтал укрыться с головой большим домашним одеялом, согреться и уснуть.
      Но лес темнел неотвратимо. Наткнувшись на овраг, грибник спустился под откос, спиной прижался к стенке земляной и думал:"Заблудился. И заблудился хорошо. Так основательно, что ночевать придется здесь". По крайней мере, он определился.
      Не стал костер он сразу разжигать. Сначала веток натаскал в овраг, пока еще была возможность хоть что-то разглядеть. Затем обломком ветки в стене оврага вырыл нишу и перед ней костер развел. Теперь вокруг не видел ничего.
      Он просто выбился из сил. Дождался еле-еле, пока костер сильнее разгорится и в пламя положил два самых толстых, на растояние ладони друг от друга, параллельно, березовых ствола. Поглубже в нишу вжался и уснул...
       
Гриша рассказ Генрих Аршръ ...На дороге жизни каждого человека таятся спрятанные пороги, споткнувшись о которые, он получает незаживающие раны на теле своей памяти, не дающие спокойствия его совести до конца дней. Сам человек может быть и виноват, и не виноват в этом. Но ложная мысль о том, что «все могло быть не так, поступи я иначе», всплывает в любом уме, хранящем небольшой уголок для древа морали и нравственности. Но ложная мысль – представление, как и мысль неложная. Все есть представление, а потому все играет в нашей жизни большую роль, заставляет нас думать, вспоминать, мучаться. Прошлое, воспоминания – что может быть неоднозначней? Ребенок, услышавший о гибели сотни людей в затонувшей подлодке, через час забывает об этом. И этот же ребенок неделями плачет о бедной божьей коровке, живьем похороненной в темных, вечно движущихся пещерах муравьев! А ведь сколько таких, как нам кажется, несправедливостей случается в этом мире! Если бы ребенок увидел, более страшные забавы природы, нежели убийство божьей коровки, он сошел бы с ума. Люди забыты – насекомое влияет на психику, вспоминается всю жизнь, закладывает зерна для развития характера. И что ж из этого следует? Только еще одно доказательство того, что прошлое мертво, и о нем не стоит заботиться. Но может ли человек не заботиться о прошлом? Может ли он не заботиться о представлении, поняв, что все есть иллюзия? Может ли он не заботиться о настоящем? Пока для него существует настоящее – существует и прошедшее. Я не отличаюсь от шести с половиной миллиардов страдальцев и с горечью и болью в сердце вспоминаю свою юность… Вернее, не всю юность, а время моего знакомства с дядей Гришей...
       
Гроза рассказ Мария Кузнецова       ...Алина вышла на балкон, потому что дребезжали стекла. А на балконе был ветер и беспощадный ливень, бьющий по щекам. Она подставляла щеки. Ветер и вода размазывали длинные волосы по лицу и плечам, срывали одежду, которая начинала сползать под тяжестью воды. Соседние балконы были наглухо закрыты, и девушка подставила грудь. Капли хлестали торчащие соски, и девушка еле стояла на ногах. Ей хотелось прыгнуть вниз, чтобы стихия взяла ее всю. Пять минут назад она разговаривала с парнем.
      – Скажи что-нибудь приятное, – попросила Алина.
      – Апельсин.
      – Еще.
      – Два апельсина.
      На этом разговор закончился. Раздался грохот. День ссутулился и постарел...
       
Грушевая аллея рассказ Владимир Жуков       ...И тут он сделал открытие, от которого у него даже немного закружилась голова, – что эта странноватая процессия – на самом деле лишь фантом, возникающий ниоткуда и впадающий в никуда. Что это один из тех образов, что существуют только в нашем воображении – образ бесконечно струящегося человеческого бытия, не подвластного времени. Как детский паровозик, который движется по кругу, то исчезая в тоннеле, то возникая вновь, то удаляясь, то возвращаясь, он создает иллюзию континуума, непрерываемости всего, что на самом деле имеет свое начало и свой конец.
      Столь необходимую каждому из нас иллюзию того, что понятия "навсегда" не существует... Что наши самые непоправимые ошибки – обратимы, а все лучшее, все самое светлое, что было в нашей жизни, все обязательно повторится – конечно, в измененных обстоятельствах, пусть даже совсем в иных лицах, красках, звуках... Что и теперь створка в торце последнего вагона, проплывающего мимо вот-вот распахнется. И тогда... тогда...
       
Гусарские страсти эпохи застоя повесть Николай Прокудин       ...Все события этой книги происходили для кого-то давно, а для меня — будто вчера. Те годы кто-то называет «застойными», кто-то — «старыми добрыми временами», а для некоторых это «период расцвета развитого социализма». Мой рассказ может показаться выдумкой, насмешкой или даже глумлением над армией. Такого, мол, во времена построения социализма не могло произойти, а моральный облик советских людей всегда был образцовым. Увы, мои друзья. Хотите верьте, хотите нет, но все изложенное на этих страницах — чистейшая правда. И я отношусь с симпатией к большинству из персонажей.
      В те времена официальная пропаганда вещала: «пшеница колосится на полях, тучные стада коров дают рекордные надои молока, в шахтах совершаются трудовые подвиги, сталевары выплавляют стране миллионы тонн стали». Но реальная, настоящая жизнь людей была иной и шла своим чередом. Партией предписывалось жить в соответствии с Кодексом строителя коммунизма. Люди жили в соответствии с собственными принципами (или обходились без них). И жизнь их была наполнена почти шекспировскими страстями. Жизнь с кем бы то ни было и где бы то ни было. Пусть и в далеком военном гарнизоне на задворках Советской Империи — пыльном, грязном, унылом, нищенском. События, происходящие там, — это и комедия, вплоть до фарса, и драма, вплоть до настоящей трагедии. Всего понемножку. Но все это было...
       
Два китайца рассказ Инесса Рассказова       ...Над отелем «Советский» издали виден красный флаг с серпом и молотом; огромное полотнище, особенно по ночам, придает старенькой гостинице неприступный, гордый и независимый вид. А внутри, у гардероба, висит зеркало во всю стену, с заметной трещиной, его разбил еще Савва Морозов, с тех пор зеркало не решаются менять, несмотря на поверье о том, что это приносит несчастье. Оно стало с годами такой же достопримечательностью, как знамя. Но есть в «Советском» и еще одна достопримечательность. Пожилой официант по кличке "Два китайца"...
       
Два пальто рассказ Роман Литван ... – Что такое счастье? – спрашивала Иринка.
      – В нашем мире все относительно, – говорил я, если старое пальто убивало во мне угрюмого пижона. Вместо предисловия я рассказывал ей о ленинградских вазах. – Счастье – это отдых от несчастья. От горя, от беды, можно как угодно называть. Если у человека абсолютное благополучие, не омраченное ни заботами, ни малейшими огорчениями, – это еще не счастье. Он даже, пожалуй, станет несчастлив от того, что у него так все тихо, спокойно. Ему захочется чего-то нового. Прежде всего, веселье, радость и счастье – разные вещи, друг от друга не зависящие. Человек может веселиться и быть несчастным. И наоборот. Кроме того, говоря химическим языком, счастье – это процесс, меняющийся во времени. Предположим, я поехал в туристский поход. Я натер ноги, руки, плечи, мне тяжело – я проклинаю все на свете. На десятый, двенадцатый день я согласен немедленно ехать домой. Но вот я добираюсь до желанного комфорта, я счастлив как никогда. Через некоторое время я опять иду в поход. Это элементарный пример, но так во всем. Мне нравятся не натертые ноги, а то счастье, какое я испытываю впоследствии. Но не будь натертых ног, не было бы и счастья. Счастье – это не собственная машина и не сахар, не костюм, это – духовное состояние человека. И в такое состояние он может прийти, только неся в себе воспоминания прошлых бед и несчастий. Мы с тобой не счастливы сейчас оттого, что мы свободны. Мы об этом не думаем. Это для нас привычно и незаметно. Зато на каком небе будет человек, который стал свободным?..
       
Два часа до смерти рассказ Miguel Stingl       ...– Я не могу больше этого выносить! Слышишь, не могу! – Сатоши с силой ударил кулаком по столу, – Ну раз, ну два, но ты же… ты же уже стала законченной наркоманкой! Как ты могла так пасть?
      – Прости меня, любимый, – тихо сказала Кики – я исправлюсь, даю слово, исправлюсь!
      – Да ну? И как же ты думаешь это сделать? – гнев Сатоши поутих и он с иронией, и даже с некоторым намеком на жалость поглядел на нее.
      – Я лягу в клинику, – так же тихо сказала Кики.
      – В третий раз? Нет, хватит клиник! Хватит с меня всего этого! Я не могу! – закричал он, – понимаешь, я не могу так жить! Я хочу иметь нормальную семью, хочу детей – а что мне можешь дать ты? Что?..
       
Двойник рассказ Фёдор Раухвергер       ...Видимо, так угодно судьбе – решил Видясов и, выпив предварительно чаю с сахаром, стал приводить в действие пространственно-временной агрегат. Встреча была назначена в полдень; профессор не стал делать запас и установил счётчик на 11.25. В небольших воротцах призывно замигало голубое сияние и, шагнув туда, он из 1934 года плавно переместился в 2004. Во двор своего дома...
       
Двойник рассказ Дмитрий Пангаев       ...Сашка даже рассмеялся, ему вдруг стало очень весело, захотелось петь и танцевать, захотелось высунуться в окно и закричать что есть мочи. Он подбежал к окну и начал его открывать, пытаясь вглядеться в отражающее комнату стекло. Трудно было увидеть, что происходит за окном из-за включенного в комнате света. Сашка не сразу-то и заметил, а точнее понял, что на его кровати находится чья-то фигура… его фигура, мирно лежащая лицом к стенке. Сашка повернулся и от созерцания собственного тела его начало тошнить. До него только сейчас дошло, что в стекле он так и не увидел собственного отражения. Он только сейчас понял, что не чувствует, как стоит на полу, не чувствует, как дышит, не чувствует, как дует от окна. Сашка со всей мочи заорал, надеясь разбудить Леху, но тот продолжал посапывать, как ни в чем не бывало. Сашке стало как-то тесно, стены комнаты начали грозно нависать над ним. Перед глазами все поплыло, и он из последних сил кинулся к окну, к живительному, свежему морозному воздуху...
       
Девочка рассказ Владимир Паркаев       ...После вот такого праздника один из недавно принятых пионеров принёс в класс пару-тройку раскрашенных яичек. Когда он на одной из переменок решил ими угостить своего товарища, то тут же был атакован новоиспечённым председателем Совета отряда и дружно поддержавшими её звеньевыми:
      – Ты что это в школу притащил?!.. Ты знаешь, что это за яйца?!.. Ты что – в бога веришь?..
      – Не верю я ни в какого бога…А яйца вчера все собирали, потому что паска… И ещё конфеты и пряники…
      Но серьёзные девчонки из пионерского актива продолжали напирать, одна за другой громко задавая разящие в самую точку вопросы:
      – А раз не веришь, то зачем ходишь, как побирушка по баракам?..
      – Да не побирался я!.. – вконец растерялся мальчишка. – У нас и дома таких яиц полно…
      – Ах, вот оно что!.. Значит это родители твои верят в бога и тебя заставляют… Да тебя из школы исключить надо и из пионеров, чтобы не позорил всех!..
      Испуганный мальчишка, никак не ожидавший такого поворота в словесной перепалке, вдруг вспомнил звуки торжественного пионерского горна, барабанный бой, крики «Будь готов!.. – Всегда готов!..». Вспомнил строгих учителей и школьную пионервожатую…
      До него дошло, что дело его с крашеными яйцами совсем не простое…
      Девчонки наступали…
      – Как вам не стыдно!.. Перестаньте сейчас же…– вдруг, показалось, откуда-то сверху прозвучал голос, полный сострадания и боли.
      Словно споткнувшись, наступавшие пионерки разом замолчали. Оглянувшись по сторонам, не сразу, но они заметили, что девочка спускается со своей парты...
       
Девочка-виденье рассказ Елена Петухова       ...Она спала. Это был ее единственный выходной за неделю, и видимо, она планировала пересмотреть за него все причитающиеся ей по праву сны.
      – Может, перезвонишь через пару часов? – сквозь сон пробормотала она.
      – Да я не надолго. Вот мы вчера довольно долго обсуждали твои многочисленные достоинства, и я совсем забыла тебя спросить: а я вообще как, ничего?
      – В смысле – сделала вид, что не поняла, Наташка. Наверное, обалдела. Я – и с таким вопросом.
      – Ну, если бы ты была мужиком, я имела бы у тебя шансы?
      – Г-мм. Не знаю. Я тебя так долго знаю, воспринимаю как подругу... – начала искать повод уйти от ответа она. Наверное, не так поняла. Немудрено, после наших ночных переговоров.
      – Наташа, я на тебя совсем не претендую. Девочки, а тем более виденья, не в моем вкусе. Но если бы мы вот точно также дружили, но только ты была бы мужчиной, ты могла бы в один прекрасный день посмотреть на меня не как на подругу, а как на женщину?..
       
Дед Аршак рассказ Ашот Бегларян       ...Заупрямился по-старчески дед: не хотелось ему вот так – разом бросать все, накопленное и выстраданное годами, оставить на произвол судьбы единственных утешителей одиноких дней угасающей своей жизни. Уж, больно сроднился дед Аршак с пчелами за последние восемь лет – с тех пор, как старушка его, почти полвека делившая с ним все горести и радости жизни, ушла навсегда, оставив ему одному этот мир...
      Старик побежал в усадьбу, снял со стены старинную двустволку, спустился и встал перед калиткой на пасеку – кособокий, тощий и сгорбленный годами, но гордый:
      – Пусть все уходят, я один буду защищать село!..
       
Дед Мороз (исповедь в канун Нового года) рассказ Ашот Бегларян       ...Лишь потом, уже после войны, я ужаснулся – как-то тихо, незаметно ушли друзья-товарищи, не попрощавшись, словно и не жили на этом свете никогда. Я был ошеломлен этим открытием... Неужели и я мог оказаться на их месте?.. Не верится... Живому трудно представить себя мертвым, как, наверное, веселому журчащему горному роднику трудно представить себя льдом. А впрочем, что я говорю?! Ведь родники рождаются из, казалось, мертвого и холодного льда, как, впрочем, и герои рождаются… из смерти, героической своей гибели, а точнее, возрождаются...
       
Дед Мороз рассказ Николай Рогачёв ...Мы двинулись. Дневальный, находившийся возле тумбочки, – тоже молодой боец и тоже из нерусских – увидев нас, сделал абсолютно круглые глаза. Он был уверен, что дежурный по части уже давно отдыхает, а Салимов, как дневальный свободной смены, был где-то "запахан" на работы. Такого, что предстало перед ним, он предвидеть не мог. Он продолжал молча смотреть на нас, причем на Салимова с сочувствием, а на меня с гневным укором, пока за нашими спинами не появилась жена командира. Тут он видимо решил, что молчать ему больше нельзя, несмотря на близкие национальные отношения с Салимовым, иначе могут подумать, что и он причастен к этому безобразию, и во все горло, как предписывал устав, заорал,– "Дежурный по роте на выход!" – и, чтобы полностью оградить себя от возможных неприятностей, он приложил руку к головному убору и отдал воинскую честь Орловой, хотя она даже и не военнообязанная...
       
Действо роман Сергей Болотников       ...Отгремел большой взрыв, а вслед за ним целая череда мировых и вселенских катастроф, коих было так много, что они периодически накладывались друг на друга, давая катаклизм в квадрате. Рождались звезды и умирали звезды, утаскивая в темное небытие все любовно взращенные свои планеты. Туманности разворачивались циклопическими парусами, гордо реяли и не менее гордо схлопывались в коллапс. Существа, странные и ужасные, большие и маленькие правили бал, отправлялись в походы, строили заговоры, убивали чудовищ и друг друга и мир сотрясался.
      Но минули века, родовые корчи вселенной утихли. Сгинули куда-то гиганты и циклопы, духи и дети звезд и обезличенные силы разлились по галактикам. Звезды и планеты перестали танцевать канкан и плавно закружились каждая по своей орбите. Галактики умерили свой пыл и даже попридержали более резвые кварки, хотя те все время старались пересечь скорость света. Темнота перестала бурлить, явив долгожданный покой.
      И в наступившей менопаузе на вытертых от времени вселенских подмостках осталось только три персонажа.
      Кто их здесь забыл, и для чего вообще их создавали – время уже покрыло тайной. Может быть, кто-нибудь из отбуянивших свое хтонических богов и гигантов, а может быть, они были прямым порождением какого ни будь катаклизма, которые иногда принимали самые удивительные формы. Быть может, они сами этого не знали, они совсем ничего не решали, и потому могли только парить посреди пыльной, оббитой вытертым бархатом вселенной с серебряными пуговицами звезд и смотреть вниз. На крошечную голубую планетку с симпатичными завихрениями облаков. И обсуждать...
       
День вспышки рассказ Константин Свириденко       ...Психотропно обработанные рабы не сопротивлялись. Тот, которого Дор Прант оставил на закуску, равнодушно наблюдал, как тело его собрата съеживается на глазах, выпиваемое мыслещупальцем Дор Пранта. Через несколько секунд щуршащая, словно бумажная, оболочка того, что недавно было живым существом, обмякла на холодном каменном полу. Дор Прант довольно крякнул и вонзил свое мыслещупальце во второго раба, на этот раз не отключив нервную систему. Он хотел понаслаждаться.
      Почти насытившись, он пил медленными глотками, с перерывами, а раб, чувствовавший, как уходит его жизнь, визжал и извивался, но ничего не мог поделать: низших существ блокаде не учат...
       
День Гнева рассказ Варвара Клюева ...Сущность той, что при жизни звалась Анной Григорьевной, покинула бренный сосуд и устремилась вверх подобно пузырьку воздуха, возносящемуся к поверхности сквозь толщу воды. То, что происходило с ней дальше, вообще говоря, описанию не поддается: человеческий язык не оперирует понятиями, выходящими за рамки прижизненного опыта. Собственно, их, этих понятий, в языке попросту нет. Посему рассказ наш не претендует на правдивость, он – лишь слабое эхо истины, до неузнаваемости искаженное грубыми аналогиями и беспомощными попытками втиснуть ее полнозвучие в узкий регистр, доступный слуху...
       
День рождения рассказ Ашот Бегларян ..."Вот когда человек в полной мере осознает органическую и чудовищную зависимость свою от внешней среды. Впрочем, если верить тому, что процентов на семьдесят он состоит из воды, все становится понятным. Человек – как некий резервуар, не стеклянный, железный или глиняный, а сплетенный густо из живых нервов, которые нуждаются в постоянном поливе. В противном случае они, ноя, умирают. Вот несправедливость – эта прозрачная жидкость, сама так любящая свободу, сделала человека навеки своим рабом!.."...
       
День рождения Мыколы рассказ Инесса Рассказова       ...«Стреляй, падла!» – звонко выкрикнул толстяк. На его груди, треснула и разошлась тельняшка, которую он рванул свободной рукой. «Стреляй, падла!» – сорвавшись на юношеский фальцет, повторил толстяк. Его глаза сверкали так грозно и вдохновенно, что наводили на мысль о партизане, только-только успешно подпалившем фашистский склад и с презрением относящемся к неминуемой расплате.
      Толстяк стал для томящейся в машинах толпы Герценом, разбудившим революцию. Двери загромыхали в едином порыве и мужчины, расстегивая штаны, кинулись к перилам, за ними устремились их подруги жизни, а следом из автомобилей повылезали и детишки с полуобморочными от духоты лицами. «Стреляй, падла!», – пищали трехлетние малыши, стаскивая трусики. В реку, вспенив ее безмятежные доселе воды, обрушилась Ниагара...
       
Дерево – победитель рассказ Константин Свириденко       ...Попискивает одинокий радиомаяк места посадки в наушниках: " Пип-пип "." Пип-пип" – еще через двадцать секунд. Можно выйти на его частоте и записать на автоответчик свое послание, но это только в экстренном случае. Например, сломал ногу. Или когда нашел. Когда прямо перед твоими глазами расцветает Дерево-победитель. Тогда ты можешь считать себя миллионером, не думать ни о чем. За тобой прилетят, тебя отвезут на самые фешенебельные курорты, поселят в лучших отелях.
      А пока – ищи. Иди по красному песку, прорубайся сквозь разноцветную паутину джунглей. "Тум-тум". Ножками. Шаг за шагом. Одна человеческая сила. Это потом, когда найдешь – откуда только возьмется техника! Понавезут – всего! Но искать нужно пешком. Потому что быстро оживает Дерево-победитель, всего несколько часов цветет и вновь превращается в неприметный коричневый обрубок, каких миллионы в этих джунглях...
       
Детский дом повесть Олег Баранов       ...Назад Каин поехал в метро. Час пик прошел, и народу было немного, Каин увидел освободившееся в углу место и пресно опустился на плоское коричневое сиденье. В пять. Он сказал в пять. Значит в пять. Значит, осталось девять. Я мало думал о ней раньше. И все в контексте самого себя. Были дни, когда совсем не думал. Потребительски. Как приеду, каким покажусь, как буду выглядеть, что скажу. Она была фоном, на котором я рисовался. Зеленым сукном для карт моей судьбы. Зачем я прилетел себя мучить? Не знать – было бы лучше. Узнать потом сразу, когда ничего нельзя сделать. Сейчас тоже нельзя. Только думать. Лучше, когда и думать нельзя. Ей тоже было бы легче.
      Вагон постепенно заполнялся. Все места были уже заняты, но рядом с Каином почему-то никто не садился. Он осторожно огляделся, но никто не таращил на него глаз, как на чудо, на всякий случай он взглянул на свое отражение в боковом стекле – все нормально. Свечусь я зверски, но они не видят. Чувствуют что-то. Страх. Как будто я занял территорию, пометил ее и буду защищать. Как будто я животное. Как будто и не было тысяч лет. Их эволюции. Не буду я ничего защищать, садитесь. Черт с вами.
      Какая-то старуха, пошныряв глазами по вагону и не найдя ничего лучше нехотя и осторожно примостилась на краешек сиденья рядом с ним.
      Извиняется всем телом. Всей душой прощенья просит извините я бы никогда если бы другое место... а так простите я старая я незаметно постараюсь немного посижу а? если вы прогоните я конечно мне сходить скоро через одну если бы я помоложе чуть я тут сумочку поставлю. мне держать тяжело. мне умирать скоро через одну, да. у меня ноги... я только до смерти додержу досижу доставлю бессилие слабой...
      А сумку все-таки поставила между. Инстинкты чужой опасность. Ничего не изменилось. Все изменилось. У нас не было у них есть. Сами придумали. Зоопарк тысячи интеллектов. Старость отвратительна. Особенно у женщин. Выдуманное предназначение исчерпано и жизнь потеряла смысл. Давно бы пора тысяче интеллектов придумать что-нибудь взамен. Ее это тоже ждало. Может и не стоило дожидаться. Малех спросил было хорошо ведь было кто бы ни был наверное прав. Заботиться о беременной жене потом о маленьком ребенке потом о взрослом ребенке потом о старом ребенке потом о мертвом ребенке это я без подсказки себе заготовил. И ей. Идиот. Как можно желать такого? Ужас, который всегда со мной...
       
Детство Веры рассказ Андрей Подколокольный       ...После обедни девочка подошла к тете Фире (в храме ее называли Фрося) и велела передать дяде Вите, чтобы он больше никогда не навешал своего молчаливого друга в больничном морге. Она пояснила: "Дядю Гришу опознали бывшие лагерники по немецкому плену. Он уже арестован, и скоро будет новый суд".
      "Его расстреляют", – добавила Вера.
      Вечером пришел сам Виктор. Он сильно нервничал. "Кто тебе сказал про арест Гришки?" – был первый вопрос. Девочка молчала. Все уже привыкли: если Вера говорит что-нибудь, сомневаться не нужно – это правда.
      "Кто тебе сказал про арест Гришки?" – почти кричал подвыпивший могильщик.
      "Тебя тоже заберут на днях за преступный заговор против Советской власти, но не расстреляют, вернешься через семь лет, и еще увидишь свою Фиру,... если сегодня чего хуже не случится", – глядя пристально в глаза дяде Вити, ответила Вера.
      Но худшее случилось...
       
Диагноз и способы лечения рассказ Леон Хамгоков, Ольга Жакова ...Каждый человек не знает изначально своей сущности. Многие люди вообще не могут узнать ее до истечения плотского существования. Некоторые все же добираются до нее и начинают ее познавать, но до конца доходят лишь единицы. И среди этих единиц тоже имеется разница: кто-то доходит до конца пути познания к началу плотской жизни, таких меньшинство, другие доходят до него только концу плотской жизни – их большинство...
       
Диалоги в ICQ рассказ Юрий Тубольцев       ...– приветик! ты мой сэконд фрэнд
      – ?
      – "сэконд фрэнды – это фрэнды, которых не добавляют, а читают посредством дружеских фрэндлент"
      – а, понятно, а ты – мой забанат
      – это как?
      – "когда один жж-юзер забанен в жж другого жжюзера, то приходится ему таким образом забанатом"...
       
Дино Буццати.Семь гонцов рассказ, перевод с итальянского Григорий Климешов ...Но вот прошли ещё восемь с половиной месяцев. Сегодня вечером я ужинал один в своём шатре, когда вошёл Доменико, который стал ещё более веселым, несмотря на то, что был сильно взволнован от усталости. Почти семь лет я не видел его. На протяжении всего этого огромнейшего периода он только и делал, что бежал через луга, леса и пустыни, меняя Бог знает сколько лошадей, чтобы привезти мне этот пакет, который до сих пор я не мог открыть. Доменико уже отправился спать, а завтра вновь уедет на рассвете. Уедет в последний раз. В записной книжке я подсчитал, что если всё сложится удачно, то, пока мы будем продолжать идти каждый своей дорогой, я смогу увидеть Доменико не раньше, чем через тридцать четыре года. Тогда мне будет семьдесят два. Но я начинаю чувствовать себя усталым, и, возможно, смерть настигнет меня первой. Таким образом, я никогда больше его не увижу...
       
Дино Буццати. Крылатая жена рассказ, перевод с итальянского Григорий Климешов ...Весь день прошёл как на горящих углях. Несмотря на то, что разум повторял ему, что идея была безумной, противоречащей всем правилам природы, она сделала его ещё больше суеверным и диким. Противоположный голос, возникший неизвестно откуда, упорствовал внутри него насмешливым тоном: это не фурункулы или струпья, у твоей прекрасной жёнушки появляются самые настоящие крылья!..
       
Диоген рассказ Сенилга       ...Мне нужен был человек, у которого захотелось бы без страха и ответного гнева запросто спросить:
      – Где эта ваша чёртова психбольница?!
      Я села на выпученный край крыльца аптеки и стала ждать…
      – Вам плохо? – кто-то тронул моё плечё.
      – Мне плохо, – сказала я, – мне очень плохо, – и почему-то заплакала…
      Этот «вамплохо» был не стар, носил очки, их же футляр свисал надо мной на серебристой верёвке.
      – Вы аптекарь? – спросила я
      – Нет, я больной, и дома у меня больная жена и очень больная тёща.
      – Тогда вы должны знать, где находится психушка.
      Пощёчина не была сильной. Вялая мокроватая ладонь как бы упёрлась в мою щеку, но передумала и соскользнула:
      – Сучка приблудная, а я ещё помочь ей хотел! – он говорил как бы не мне, и уж, конечно, не себе, но в этот стук, в это шипение, в эту отброшенность.
      – Дядя, дай-ка я тебе сказочку расскажу, – сказала я, – про бычка, – и так двинула это больное, что серебряная верёвка не смогла удержать его в моих руках…
      Даже при среднем воображении трудно было не заметить, как простой футляр, раскрывшийся рядом с рухнувшим, напоминает гробик карлика у тела великана.
      Пусть единожды, но каждый человек – велик!..
       
Длинный коридор рассказ Никита Давыдов       ...Стоп! Я уже полз, с трудом держа голову. Всё вокруг было большим и бесшумным, словно из спрессованных облаков.
      Ещё бы чуть-чуть – и я окончательно утратил бы память, очистившись, как только что выстиранная крахмальная простынь. Как ещё ни разу не одёваная детская вещь.
      Нет, туда я не хочу, там такая же смерть. Там я снова сперва только буду в планах, а до этого... Стой-ка, какой "я" – "я" никаких не будет. Ничего не будет. То, что коридор этот будет для меня закрыт, исчезнет, как только я пройду, вернее, проползу, ещё пару метров, гуля и пуская слюни – это однозначно. Тупик.
      В сущности, как мало в жизни Событий, вех. Или часто, но мелко, или крупно, но редко. Как на рыбалке, а? Поворачивай, поворачивай назад!
      Как жаль, что никогда уже не будет так легко, и никогда не будет столько времени впереди. За лето успел не загореть – а вырасти на пару сантиметров и на столько же раздаться в плечах. Вот я стою посреди своего старого двора и вид у меня такой, словно я потерял Америку, которую я же и открыл.
      Какие наивные у меня сейчас желания. Даже не назовёшь мечтами, потому что всё это у меня будет не зависимо от меня...
       
Дневник Елизарова рассказ Станислав Алов       ...В холодильнике черте что. Не хватает чего-то… Ну да. Соседка вчера опять не дала. Что-то ужасное. Есть в этом нечто более ужасное, чем это есть на самом деле. Расслаивается все. Что с головой? И чем лечить? Кофе или пиво?.. Пиво далеко. Идти. Надо. Все-таки кофе. Зачем вчера так?.. Пили. Детей не лепили. Ничего. Не впервой. Но что с головой? Вроде рифмы. Бред какой-то от кофе лезет. Коньки летние. Нелепые. Уроды. Уродов в воду (особенно при родах). Тянучие созвучия. Перманентные санки. Сам ты… санки. Пом. Нюма. Масан. Киса. Дик. Говори Лане. Верьба. Бам! Ненор. Мально. Сло. Варасставляются… По иному бы… Не совла. Дать...
       
Дневники моей памяти… (Война) рассказ Александр Кротов       ...Что для вас боль? Вы когда-нибудь чувствовали настоящую боль, боль, которая кровоточит невидимой кровью в душе человека?
      Адскую боль вынесли те, кто не мог идти рука об руку со своим любимым ребёнком, мужем, отцом. Должно быть, я не первый заметил это, значит, я не первый опишу трагедию сердец, именуемую – войной. Писать о событиях, ставших историей вдвойне тяжелее, так как их описала сама жизнь...
       
До чего же она красива! рассказ Илья Лыков ...Разбейте лица моим друзьям, искалечьте родных и любимых, а она останется такой же красивой. Сообщите мне, что она информатор в определенных структурах, что психически нездорова, что жить ей осталось два года, что дрянь и блядь от природы, но и это ничего не изменит. Я не могу хоть сколько-нибудь смотреть в ее глаза, а когда она раздевается, то невозможно смотреть на ее узкие плечи...
       
Добрые люди рассказ Татьяна Калашникова       ...Часто ли вы встречали добрых людей?
      Вопрос из тех, которые можно назвать привычными, тех, которые каждый человек хотя бы один раз в жизни задает кому-нибудь в мирной задушевной беседе или, совсем наоборот, в пылу разгоревшегося спора, или, на худой конец, за неимением собеседника, спрашивает себя самого: "А часто ли ты, дружище, встречал истинно добрых людей? Что это, собственно, за материя такая – добрые люди? Да, и есть ли они вообще на белом свете?"...
       
Доверенность на дьявола рассказ Константин Свириденко       ... – Ты хотел обмануть меня? – продолжал тот же голос, – ты, человечишко! Куда тебе! Я имею многовековой опыт обманов и вижу, что у тебя внутри! Сиди! Я принимаю твою сделку. Не потому, что мне необходима твоя душа, нет. Пропащих душ навалом... Я построю твой город там, где ты скажешь и так как ты пожелаешь. Я населю половину его злом и оставлю половину для добра – оно не в моей компетенции! Я сделаю все, но ты – ты будешь со мной всегда.
      – Одно условие – все в этом городе должно подчиняться моей воле, во все времена, даже после моей смерти. По моему слову там должно мгновенно появляться или исчезать все, что только я могу пожелать!
      – Желание власти мне понятно. Так что, по рукам и строим город?
      – И назовем его Армагеддон, – уронив голову, тяжело проронил человек.
      – И назовешь его Армагеддон. И предашь меня вовремя... – как-то странно прозвучал голос...
       
Дождь рассказ Ольга Ведёхина ...Я плыву среди океана воды в воздушном пузыре под клочком болоньевой материи, натянутой на спицы. Мне хочется нежности и ласки. Любовь у меня есть. Я люблю своего мужа и он любит меня. Каждый день по несколько раз он говорит мне о своей любви. Жаркие слова ласкают слух. Но сейчас мне больше хочется, чтобы его губы ласкали мое ухо, чтобы его пальцы скользили по моей шее, чтобы его горячее дыхание опаляло мою кожу. Но этого не происходит уже почти год. Мы живем, как брат и сестра. Моего мужа выматывает работа, изнурительная борьба за денежные знаки. Устаю и я, но он больше. Я точно знаю, что у него нет другой женщины. Если бы работа была соперницей, я бы хотела посмотреть в ее глаза, померяться взглядами...
       
Докладная рассказ Игорь Гилёв ...Настоящим довожу до Вашего сведения, что 03.12.2003 г. в 17-30 некто Тигран Свиристелко в нетрезвом состоянии пришёл ремонтировать проводку. За ним приплелась его супруга Галина в состоянии, попросту, скотского опьянения. Устроив скандал, временами переходящий в истерику, она в любых, особенно предпочитая наиболее знакомые ей – нецензурные, выражениях стала объяснять всем окружающим, включая стены и пылесос, что она здесь хозяйка и что "имеет право". На что "имеет право" уточнять она не стала, а я и не собирался...
       
Доктор, муха! рассказ Дан Маркович ...Мне влетела муха в правое ухо, а вылетела из левого. Такие события надолго выбивают из колеи. Если б в нос влетела, а вылетела через рот, я бы понял, есть, говорят, такая щель. А вот через глаз она бы не пролезла, хотя дорога существует, мне сообщили знающие люди. Приятель говорит – сходи к врачу. На кой мне врач, вот если б не вылетела, а так – инцидент исчерпан. Хотя, конечно, странное дело...
       
Дом верёвочной петли рассказ Paranoid ...Я огляделся – никого не было – и присел, припав глазом к замочной скважине. Из-за опущенных штор было темно и почти ничего не видно, но дневной свет было очень тяжело сдержать даже крепкой плотной тканью, и редкие лучи, пробивавшиеся в щели, осветили как раз напротив замочной скважины пятно в несколько квадратных дюймов, не больше портсигара. Это была какая-то бесформенная куча, высотой где-то в половину человеческого роста, возвышающаяся посреди комнаты. Мне показалось, что это была земля. Ещё луч выхватывал ногу куклы, обтянутую в бархатные рейтузы. Это было всё, что я смог увидеть. Конечно, лучший способ подсмотреть – явиться сюда ночью, когда он бодрствует, но из-за таких мыслей мне стало совсем нехорошо: не мог понять, чем он меня так заинтересовал. Я никогда не любил паноптикумы...
       
Домработница рассказ Инесса Рассказова       ...Ожидая первого появления в моей квартире домработницы, я слегка нервничала. Я не успела впитать в себя все морали нового времени и в глубине души была убеждена, что не годится эксплуатировать человека человеком. Несколько лет, проведенных в Западной Европе, не поколебали заложенных с детства взглядов на природу вещей. Однако ничего не поделаешь, перспектива генеральной уборки, да еще всего за 400 рублей выглядела так привлекательно. Отказаться не было никаких сил...
       
Дорога рассказ Кир Захарчук ...Тишина. Август. Восход или закат – не разобрать. Раннее утро, а может быть поздний вечер – тогда, когда солнце уже зашло, может, просто не успело родиться.
Я иду по дороге длиною в жизнь. Обочина покрыта теплой травой, а листья деревьев легким сном. На небе ни одной птицы, в поля – ни одного звука. Твердый асфальт и мягкость высокого небосвода.
Закрой глаза, пойми меня, вдохни грудью и проведи ладонями по лицу...
       
Дорога к храму рассказ Александр Кротов       ...Зазвучал детский голосок, изображавший рёв мотора. Из толпы показался маленький мальчик. Он шёл по улице и позади себя на верёвочке катил старенький детский экскаватор (такие ещё делали при Советском Союзе). Наверное, никто не сможет объяснить, отчего дети с таким трепетом относятся к старым игрушкам. Мальчик был одет в клетчатый комбинезон, и обут в резиновые сапоги. Его волосы были цвета пшеницы и слегка завивались. Дойдя до человека, просившего милостыню, он посмотрел на него внимательно, недолго помолчал, а затем сказал:
      – А что вы так расселись?
      Человек не отвечал.
      – Вы что? Это же храм, тут люди ходят. Вы понимаете? Ну что вы молчите? Хорошая у вас работа – сел и сидишь.
      – Да уйди ты, – проскрипел человек...
       
Дорога на Хост рассказ Любовь Рябикина ...Гулкое эхо пулеметной очереди разорвало тишину. Следом прогремел взрыв, второй, третий... Слева по ходу колонны, откуда-то из черной пасти расщелины, полыхнули огонь и свинец. Перед БТРом из-за скалы вдруг возник полыхающий наливник, механик-водитель резко затормозил. Солдаты посыпались с бронетранспортера как горох, падая на каменистую осыпь, прячась за многочисленными камнями. Прямо над головой упавшего сержанта прожужжала гигантским шмелем срикошетившая пуля. Земля заходила ходуном, от дыма и пыли стало темно. За ближайшим камнем мелькнуло бородатое лицо и Барков, не целясь, дал очередь. Совсем рядом протарахтел автомат и Юрка машинально взглянул туда. Распластавшись за широким камнем бил короткими, злыми очередями куда-то вверх капитан Ермаков. Барков тоже взглянул вверх и похолодел – душманы торопливо вытаскивали на обрыв безоткатное орудие. Юрка поднял автомат и дал длинную очередь по суетящимся фигуркам. Те кинулись врассыпную и никем не удерживаемое орудие полетело кувыркаясь вниз. Барков зло улыбнулся и взглянул на капитана. Ермаков подмигнул и сразу же отвернулся. Сержант повернул голову в другую сторону и лицо под темным загаром стало пепельно-серым...
       
Дочь Самсона рассказ Фёдор Раухвергер       ...Обратный путь давался Таечке нелегко. Мысли об Александре вытеснялись из головы мыслями куда более прозаичными – о муже и детях. Как ни крути, а при любом раскладе дети были тем числом, которое, разрешая формулу своего счастья, необходимо было всё время держать в уме. Она не могла вредить их психике; скандалов в семье никогда не было – охлаждение проходило тихо, никого, кроме Таечки, не тревожа. Может быть, когда они подрастут настолько, чтобы понять, – тогда. Но когда ещё это будет? К тому времени ей, наверняка, уже будет немного за сорок. К тому же, если всё оставить, как есть, это будет постоянный обман. Обман мужа, детей, его, себя самой, в конце концов… Раньше Таечка никогда не сталкивалась ни с чем подобным. На ум приходила только Анна Каренина с Вронским, но как закончилась эта история?! Так или иначе, ситуацию эту надо было решать немедленно. Как? Это Таечка для себя уже решила.
      Вернувшись домой, она стала искать бритву; она помнила, что одна должна была лежать в бельевом шкафу. Наконец бритва, оставшаяся после отца, большая острая бритва была найдена. Таечка задумчиво подержала её в руках, а потом положила около зеркала. Затем она взяла ножницы и стала обрезать себе волосы. Длинные роскошные пряди падали одна за другой на пол. Таечкино лицо отражалось в зеркале – глаза её излучали решительность, а губы, после каждого щелчка ножниц, чуть-чуть подёргивались. Закончив, Таечка взяла бритву...
       
Дракон рассказ Павел Комаров       ...Когда я подрос, и мои внутренние органы сложились в устойчивую структуру, дракон усыпил меня в неурочное время так, чтобы ему никто не сумел помешать. Дракон двумя пальцами вынул душу из тела, поместил ее в полупрозрачный сосуд, висящий в воздухе, и, надев марлевую повязку, склонился над обездвиженным телом. Он вырезал сердце, легкие, почки и мозг, а также распорол кожу вдоль всех крупных мышц, как раз над сплетением нервов и сосудов.
      Мозг был переделан, разрезан на куски, которые демон переставил как части головоломки. Мышцы были укреплены штырями, и прикручены особо твердыми болтиками. Мое сердце дракон просто выбросил, вынув откуда-то совсем другое, даже не из мышц, а из какого-то другого материала. Новое сердце было лучше, гораздо тверже, оно билось ровно, чаще и мощнее прежнего.
      Все кости стали не мои, крышка черепа закреплена на шарнирах, а глазные яблоки заменены двумя прозрачными камнями с линзами, снабженными диафрагмами. Сдув с меня пылинки, дракон, чтобы снять мое недовольство, пригласил меня на пикник в заброшенный уголок пространства, прямо у границ необитаемой вселенной, где текла холодная речка, и высились поросшие елками горы. Зверь накормил меня мясом, после мы кидали камни в тихий омут, глядя, как вода колышет ровный слой оранжевой хвои, устилающей поверхность тихого озера, и еще дракон поймал для меня бурундука...
       
Дрема рассказ Евгений Антонов       ...Мальчик рос фантазером. Иногда он начинал рассказывать о ком-то, кого вовсе не существовало, да не могло существовать. Но, поскольку все его выдумки были абсолютно безобидными, взрослых это всего лишь забавляло. И бабушка, иной раз, с умилением рассказывала об этом своим знакомым.
      Вот и сейчас, выйдя на кухню и занявшись приготовлением завтрака, отец был готов забыть о Дреме, который приходит во сне. И он, наверняка, забыл бы, если бы на следующее утро не пропала наволочка с подушки мальчика. Да-да, именно так. Пропала, самым обыкновенным образом. Ее просто нигде не могли найти. Сначала родители подумали, что мальчик сам снял ее зачем-то ночью и куда-то засунул (ведь вечером-то она была!), но подобные предположения мальчик отмел напрочь.
      “Ее забрал Дрема”, – спокойно сообщил он в ответ на расспросы.
      Родители тут и сели. Так далеко мальчик еще не заходил. Они молча посмотрели друг на друга, переваривая сказанное...
       
Друг детства рассказ Юрий Глазов       ...Во всем Петрограде у Гуршинского было только три близких товарища – врач Виктор Николаевич, скрипач Кореньин и поэт Безозеров, настоящую фамилию которого, если она, конечно, существовала, не знал никто. Что объединяло всех этих людей, сказать трудно. Дружба же их заключалась в следующем: каждый субботний вечер они проводили в уютном кабаке на Литейном, обсуждая разнообразные пустяки. Как-то раз, уже в феврале, Гуршинский явился на Литейный весь бледный и не в себе. Друзья усадили его за стол, а он все повторял: «Я знал, я подозревал…»
      – Федор Ильич, что с тобой? – позвал доктор.
      Гуршинский беспомощно огляделся.
      – Эй, голубчик! – крикнул Безозеров. – Принеси-ка рюмку водки и еще осетрины!
      Голубчик из угла кивнул и, скрывшись за пестрыми занавесками, вернулся оттуда с подносом.
      – Так что же приключилась? – перехватил инициативу Кореньин.
      Гуршинский выпил свою водку, отер губы и только посмотрел на блюдо с осетриной. Он промычал что-то невразумительное и кинул на стол клочок бумаги...
       
Думы о Боге рассказ Станислав Алов       ...Коридоры. Коридоры. Коридоры. Как же он ненавидел все эти узкие, знакомые до боли пространства. Да, в последнее время они стали более яркими, красивыми и ЧУДОВИЩНО реалистичными – морпех чувствовал это, – но суть-то не поменялась: лишь узкие коридоры кромешного ада. Коридоры и… демоны…
      – Чппок! – сказал демон и обратился в горящий скелет.
      Это чппок был не такой, как прежние чппоки, он стал УЖАСНО настоящим, – отметил морпех, машинально перезарядив винтовку. Да, в последнее время то, что он считал только безвредным кошмарным сном, игрой, сделалось безусловной явью. К тому же морпех с некоторых пор начал ощущать присутствие Кого-то за своей спиной – словно некий неумолимый дьявол вел его, управлял его миром...
       
Дурак рассказ Кир Захарчук ...Проходя мимо нищих, мы опускаем глаза. С каждым днем все ниже и глубже, чтобы никто не заметил нас. Почему-то стыдно. Вот этот старик – у него тоже своя жизнь. Нам не известная и не нужная по известности. Он тоже когда-то любил и рвал себя ради единственной и неповторимой, это было смыслом и идеей. А однажды, проснувшись, понял, что остался совсем один в этой холодной и бледно-тихой двухкомнатке. Сев на кровать, поправив слабой рукой пуховый платок на пояснице, положил руки на колени и тихонько заплакал – чтобы никто не услышал. Седые волосы растрепаны, а жизнь уже почти закончилась. Как и не было...
       
Дьявол умер рассказ Александр Цхоидзе       ...Дьявол сидит в каждом из нас, он управляет нами, он хочет нас, он дышит нами, а мы… а мы… а мы просто дышим смертью и дьяволом. А потом он построил нас в легионы. Это все написано в удетероне:
      «Имя нам – легион, ну а мне – Человек»
      Дьявол умер осенью хх дня хххх года в 9:00 по Гринвичу, как начался проливной дождь. Оцепенение. В это никто не мог поверить. Как такое случилось? Как? Почему? Что будет? Создадут ли нового Дьявола? Или воскресят этого? Есть ли Бог?..
       
Еврей рассказ Александр Пряничников ...Иван Самуилович сидел в кафе один и пил коньяк. За последние сорок лет я, кажется, научился скрывать этот блеск отчаяния, нужно немного работы над собой и побольше дел, и все в порядке, а сегодня, когда дочь приехала, накатило, не смог выдержать. Еще немного, и все. Меня не должны видеть таким, это их заденет, они не смогут это выдержать. Просто посижу чуть-чуть, и все пройдет. Какая погода мерзкая, слякоть надоела, уже месяц. Куда мэр смотрит, убрать нельзя что ли? Ну, кажется, все прошло, пора домой...
       
Его жилистая рука рассказ Лейла Мамедова       ...Люди обвиняют друг друга в чудовищных пороках, в несправедливости, жестокости, тщеславии… Эти пороки поглощают еле зримый свет, вырабатываемый небом, они затмевают остатки Солнца, искрящегося из разбитых сердец. Он обречен на беспросветное существование, на неизбежную беззвездную муку, на вечное одиночество, потому что некогда он воплощал эти пороки в жизнь, хлестал по щекам раскачивающуюся надежду безобидных душ, вершил несправедливость, жесткость… Кто осудил его на бесконечное скитание по замкнутому кругу? Не тот ли самый, кто по собственной воле вложил эти пороки в изначальность? Не тот ли самый, чьими руками создана природа, полная недостатков? Именно ОН создал мир таким, каким мы его теперь видим: Борьба за выживание сильнейших не похожа на изобретение милосердия… Животные пожирают друг друга, потому что иначе они умрут. Когда смотришь на паука, с усердием плетущего свои коварные сети и терпеливо ожидающего своей жертвы, добычи, хочется, чтобы он не умер от голода, чтобы он дождался пищи… Жестокое человеческое сердце переполняется состраданием и участием. А когда безобидная муха, летящая куда-то в поисках своей пищи и не подозревающая о ловко расставленных на ее пути коварных сетях, попадает в них,… начинает биться в паутине, пытаясь выбраться,…цепляясь за ничтожную долю надежды остаться в живых.… У нее не получается. Умирающий от голода паук в мгновение ока впрыскивает в нее ядовитый сок и ожидает исхода.… Не ужасна ли эта смерть? А паука потом раздавят резиновым тапком, а в лучшем случае сметут веником…
      Он ли это придумал? А теперь необитаемый остров сжимает его в объятиях и заставляет платить за чьи-то изобретения...
       
Еду в лифте... рассказ Юрий Тубольцев       ... – В России две постоянные проблемы – дураки и дороги.
      – Возникает вопрос: дороги виноваты или дураки?
      – Виноваты...
      – Нaдo бы Сoлженицыну тему для нoвoй книги предлoжить – "1000 лет вместе (плoхие дoрoги и дурaки)".
      – Виноваты дураки, которые указывают, какой дорогой пойти.
      – И дураки, которые идут этой дорогой.
      – Проблема в том, что дуракам дороги их дороги...
       
Ее имя рассказ Кир Захарчук ...Когда холодно – она говорит "да", когда тепло – шепчет "нет". И так во всем. Осень двулична. Сегодня сухо и тепло, завтра пасмурно, болезненно и грустно. Вчера она мне улыбалась и была ласкова, сегодня молчалива, глаза наполнены влагой и задумчивы. Знаю, есть многие люди по-своему нуждающиеся в осени, но это совсем другая жажда. Жажда использования. Иногда, что очень редко, бескорыстная, а в большинстве – наглая, физическая жажда "набрать". Последние разносят осень по домам в образе гербариев, по желудкам в образе грибов и по карманам в образе денег, полученных на продажу осеннего воздуха...
       
Ересь роман Ифсамис       ...Долго думал я, и нашёл путь. Путь медленный и скрытный, но обещающий удачу. Думал я: «Вот – «христиане». Во всех землях, во всех провинциях есть общины их, во всех народах римских есть доля их, и триста лет строили они церковь свою: весь Рим, как паутиною, опутан нитями ее. Они – вне закона, и избивают их, и изгоняют; но все же много сочувствующих им найдется в самых знатных домах, в самых почётных семействах римских. Их бьют, ибо они противопоставили себя власти цезарей; но признай они власть – и смирится Рим с их учением, ибо не опасно оно знатным и высоким! Я знаю, что мне делать. Я примирю христиан с властью – я знаю, как! А потом я дам им силу; я весь Рим брошу к ногам их! Пройдет лет десять, или двадцать, и удивится знать римская, внезапно осознав, что нет больше власти у нее; но власть – у церкови христианской.» Так думал я; и знал я: будет так. Я знал. И знал я, что будет дальше. Новая знать – христианская – не преграда мне. Славе моей, и почету моему, и влиянию не будет пределов в новом здании: ибо кто даст им силу и кто даст им власть? Не я ли? В моих руках будет войско великое, владеющее умами народов римских; но не будет единства в войске этом – я позабочусь об этом. Не составит это труда, ибо легко единым им быть в гонении, но лишь получат власть – перессорятся, как сварливые жёны в персидских гаремах! Я позабочусь. И останется мне лишь одно: вбросить в этого паука, что сотни щупальцев раскинет по всей Империи, дабы сеять ложь поганую в разумы человеческие; вбросить истинную Мудрость об истинном Боге и Сыне Его – и лопнет ложь эта, как перезрелый каштан лопается под копытом боевого коня: ибо какая ложь способна противостоять той Мудрости, коей я владею?!!...
       
Еще один прекрасный матадор рассказ Юлия Чикомасова       ...Очевидно, время движется не линейно, и не замыкается в кольцо, нет, оно похоже на воронку. Там, где пересекаются скорбь и отсутствие надежды, возникают такие воронки, стоит только закрыть глаза, и тебя затянет. И еще, Вера увидела это ясно, время конечно, у него есть дно. Или вершина, это зависит от того, кто смотрит.
      «Скорбь, доведенная до абсолюта, до точки, должна оканчиваться, иначе Ты все очень плохо придумал, или это еще не точка? Что еще должно свалиться на мою дурную голову? Прости меня, я напилась, но мне так…Только не оставляй меня одну, пожалуйста! Мне очень страшно».
      Веру уносил густой поток времени. Мимо проплывали обрывки музыки, она попыталась поймать их, но они исчезали. Какие-то силуэты прошлого возникали во мгле. Плавно, как тонущий лист, проходила витки лет память, пока не натолкнулась на девочку, стоявшую на обрыве.
      Это было зимой в Геленджике, в 80-ом. Вера тогда пробралась сквозь заросли можжевельника и оказалась высоко над морем, точнее, между перламутровым небом и штормовым морем.
      От красоты, случается, слепнут, поэтому она скрыта, разбросана тут и там малыми дозами. Должно слиться воедино слишком многое, чтобы гармония оглушила, переполнила до боли, до мысли о бессмертии. В тот ветреный день все сошлось. Много раз потом она приходила на это место, там, и правда, было хорошо, но больше встречи не происходило. Чудо не повторилось тогда. И если бы позже ее спросили: «Чего хочет твоя душа?» – она бы, наверное, вспомнила об этом дне...
       
Еще раз о любви рассказ Наталья Пластинина       ...Когда он садился за стол и брал ложку или вилку, солонка изнывала от ревности. "Посмотрите на эту вилку! Какая-то корявая, не мог получше найти?" – злилась она. Как на грех, вся пища была нормально посолена, и он почти никогда не пользовался солонкой.
      "Нет, он меня не любит", – страдала она. – "Меня для него просто нет"...
       
Жажда жизни рассказ Ашот Бегларян       ...Раненый впадал в безмятежное состояние, которое бывает, наверное, только тогда, когда вплотную подходишь к последней черте, целиком и безропотно отдаваясь накатившему ощущению полной, страшной свободы. Весь мир, казалось, медленно отворачивался, а ему совершенно не хотелось сопротивляться, даже попытаться удержать его. Он чувствовал себя лишним, отчужденным, стертым. Даже о самых близких, родных людях думать не было сил. Они, и это было ужасно, казались чужими и нереальными... Замолкло и внутреннее "Я"...
       
Жажда жизни рассказ Miguel Stingl       ...И вдруг (как всегда все случается вдруг) случилось несчастье. У отца было единственная страсть в жизни, которой он отдавал все свободное время – это гоночные болиды. Причем если бы это были обычные гоночные машины вроде "Ламборгини Дьябло" – нет, он любил именно болиды. Он построил за домом огромный трек и часами мог нарезать круги. Думаю, вы догадываетесь, что случилось – однажды у его "Макларена" отказали тормоза и он врезался в ограду на скорости более двухсот миль в час.
      Как показало расследование, тормоза испортили специально. Кто мог это сделать? У отца, как у банкира, должно было быть много врагов – но охрана в доме была проверенная годами, а единственный человек, кто мог получить выгоду от его смерти – это я. Отец все оставил мне...
       
Жасмин повесть Дан Маркович ...Я уже года два дворником работал, а точней был 577-ой рабочий день. Убирал снег с дорожки, спешил, за ночь нападало, а под снегом как назло ледок, и один из той компании поскользнулся, упал на колено, они со смешками его подхватывают, и все нормально было, но он увидел меня с лопатой, и пристал. Они все были слегка пьяны, но это я потом понял, такие вещи плохо соображаю, только по запаху или если совсем шатается. Они стали задираться, обзывать меня, я только смеялся, остальные были ничего, веселые, а этот злой, я всегда таких чувствую, от них пахнет страхом, знаешь, Малов, как долго ношеные вещи пахнут. "Страх порождает злобу, а злоба – страх", я теперь понял, ты правильно сказал. Но ты не верил, что я страх и злобу чувствую на расстоянии, всегда удивлялся – "ну и выдумки у тебя... или нюх звериный?.." По запаху многое можно сказать, нюх, наверное, мне вместо ума даден. Тот парень был злой, ершистый, даром, что невелик ростом, и мне стало не по себе, я старался не встречаться с ним глазами, так лучше, может, у него пройдет. А он не успокаивается – "дворник, говно... " не люблю повторять, ты говоришь, эти слова лишние, и без них можно любую мысль сказать, а еще, ты меня всегда учил, – "никакого интима..." Нет, в жизни может быть, но говорить не надо, каждый сам переживает. "И тебе нельзя сказать?" – я как-то спросил, мне было лет шестнадцать. Ты подумал и отвечаешь – "мне можно, но в общих чертах, а подробности оставь себе". Я и не думал говорить подробности, но иногда говорил, помнишь, например, про Наталью с седьмого этажа, но это успеется, потом... Тут другое дело, просто грязь и ругань, а потом он подскочил и толкнул меня в грудь. Он был гораздо ниже меня, но плотный, быстрый, и знал, куда бить, чтобы больно, а я никогда никого не трогал, ты знаешь. Я не могу, сразу представлю себе, будто меня самого бьют... А здесь и представлять нечего, вот тебе налицо, те двое, другие, говорят ему "брось", а он еще злей стал, ударил меня в шею, так быстро и ловко, что я задохнулся и сел на снег. Тогда он еще ногой в грудь, не так больно, но я упал на спину, потом сел... и не могу встать, ноги заплелись, действительно, скользко, это я виноват, а как получилось, могу объяснить: температура за ночь не упала, как обычно, а пронесся теплый воздух, разогрел, подтопил снег, потом подморозило к утру, а я эти климатические беспорядки прозевал, спал крепко. До этого вечером засиделись, ты рассказывал про Белый дом, как вы его защищали, я после таких историй и сказок волнуюсь, а потом сплю крепче обычного. Я спросил еще, стоило ли защищать, если потом получилось, ты сказал "хреново..." Ты подумал, и говоришь – "все-таки стоило, иначе еще хуже стало бы... Хотя мы дураками были, но без дураков жизнь остановилась бы..."...
       
Ждущий рассказ Павел Шкарин       ...Я умолчу о них. Во-первых, люди, чей гнев я вызвал, столь чудовищны, что даже одна мысль о них делает меня больным. Немеет язык, потно намокают ляжки, неведомая тяжесть тянет вниз кишки. Умоляю, позвольте мне не рассказывать ни о чём, что так или иначе связано с ними. Во-вторых, мне стыдно. Ломаю пальцы и прячу их под задницу, не зная, куда девать себя от стыда, как только начинаю воскрешать в памяти тот эпизод… Я знаю, что совершил постыдный поступок. Ну, никто из очевидцев не упрекнул меня, но это они, видимо, из скромности, а может, просто побрезговали со мной общаться после такого. Но я-то сам знаю… Мне ужасно стыдно, поймите. Но смерти я всё же не заслуживаю. Нет, нет, никак уж не заслуживаю. А они, они убьют меня. Удивляюсь, почему они до сих пор медлят. Возможно, хотят помучить меня подольше. Так что, не буду я вам ничего рассказывать о подоплёке, сделайте милость, не мучайте меня ещё больше – не расспрашивайте...
       
Желание рассказ Павел Косов       ...Для Зайцева начался настоящий кошмар. Каждый считал своим долгом, во-первых, сказать, что ему повезло, а во-вторых, непременно дать совет относительно желания. Больше всех суетилась Галина Степановна.
      – Зайцев, – говорила она, – никого не слушай. Слушай только меня. Я тебе плохого не пожелаю. Я точно знаю, чего тебе хочется.
      Вернувшись домой, он неосторожно рассказал о случившемся жене, и кошмар продолжился с новой силой.
      Жена Катя пришла в восторг, осознав открывшиеся перспективы. Пока уставший Зайцев хотел поскорее добраться до постели, она возбуждённо ходила по квартире, решая, что же мужу всё-таки пожелать.
      – Как ты можешь спать в такую минуту?! – возмущалась она, толкая засыпавшего супруга. – Решается наша судьба, а ты спишь. Вставай немедленно!
      – Но… – молил Зайцев.
      – Вставай! Давай думать!
      Бедному Зайцеву пришлось подняться и одеться. Он сидел в кресле, засыпая каждые пять минут и просыпаясь от голоса жены.
      – Что нам надо? – вопрошала она, сложив руки и глядя в потолок. – Господи, чего нам только не надо. У меня до сих пор не шубы. У нас нет машины. Нет дачи. Да и квартира старая. Ну, что молчишь? Скажи что-нибудь.
      Зайцев развёл руками...
       
Желание быть кошкой рассказ Яна Кандова ...Ночными темными улицами возвращалась домой. Мокрый асфальт и запах прелых листьев. Кругом тишина, и идти даже не хотелось, лишь вдыхать этот воздух, закрыв глаза, ощущать на лице прикосновенье мелких капель, настолько мелких, что даже не поймешь – теплые они или холодные. Темень и дождь разогнали обывателей по норам. Они не совершат полуночного хода под дождем, когда с непривычки дыханье судорожно и хочется крикнуть в тишину, не услышат запаха природы, не поймут красоты одиночества, им это не нужно, они едят макароны под грохот телевизора и грызутся из-за разбитой тарелки. Они нормальные...
       
Железная цепь со строгим ошейником мини-роман Шааранин       ...Отец у Гоши был, деликатно выражаясь, человек своеобразный. Перед тем, как отойти ко сну, он говорил сыну:
      – Гоша, повтори: Е=Mc2.
      Гоша повторял.
      – А теперь, сынуля, воспроизведи сказанное на маленьком кусочке бумаге в виде формулы – Гоша воспроизводил. Папа целовал его в нос и делал заключение:
      – Когда я умру, помести мне такую же бумажку под одно из век. Если ты не ошибешься и поместишь ее именно там, где необходимо, то услышишь голос, который откроет тебе, где лежит маленькая коробочка. Это – твое наследство.
      И вот похороны. Гоша, склоненный над гробом усопшего отца – в смятении. Наконец он решается и помещает бумажку с формулой под левое веко и слышит странный голос:
      – Ты не ошибся, Гоша! Иди, и найдешь там, где было то, что было твоим отцом и прятало свои рукописи, ты найдешь свое наследство – маленькую коробочку.
      Гоша от нетерпения симулирует недомогание и сбегает с похорон, спешит к указанному месту. Там он находит загадочную коробочку, открывает ее и видит маленькую бумажку. На бумажке написано: "Е=Mc2".
      – Ну, блядь! Ну, папа! – восклицает Гоша...
       
Желтый мир, Красный мир повесть Бо-Мы       ...Однажды утром я проснулся с ощущением, что жить мне незачем. Я смотрел в окно на железнодорожную линию и серую ограду находящегося за ней завода и не понимал – как и зачем мне жить дальше? И всем остальным людям – зачем? Тогда я еще посещал художественную школу и спортивную секцию… И вот я понял, что не могу больше этого делать. Конец детства наступил внезапно, как инсульт. С тех пор каждый день я слонялся по улицам, родители же были уверены, что я на занятиях. Они продолжали оплачивать мое обучение, я рассказывал им о своих вымышленных достижениях и неудачах. Ситуация была безнадежной, и я видел для себя лишь два выхода – покончить с собой или уйти из этого дома. И то, и другое пугало своей необратимостью, хотя сейчас я понимаю разницу этих двух путей… Несколько раз я пытался повеситься, но в последний момент инстинкт самосохранения пересиливал, и я обрезал и выкидывал петлю. Огромное удивление у меня вызывал тот факт, что остальные люди, похоже, жили себе спокойно, даже и не подозревая о том, что жизнь их пуста и бессмысленна. Так я стал обладателем тайны...
       
Женщина в песках рассказ Лачин Самед-заде ...Он никогда не видел миражей. Когда в бреду и без глотка воды я в деталях различал оазисы, он улыбался лишь растрескавшимся ртом, печально улыбался и сочувственно. Потому-то я знал теперь, что это правда; три дня мы за нею гнались, это же чудо: в чадре при этом безумном зное; и зачем, и куда она направляется, где воду берет, или может, не нужна ей вода? Тайна эта сводила с ума почище разъяренного солнца, и что вот еще интересно – за трое суток он четырежды видел ее, я же ни разу, лишь при четвертом выходе небесного зверя я вскрикнул, узрев: черные полы одежд скрылись за барханом. Мы теперь уже передвигались ползком, сразу не нагонишь, я только обернулся к нему, шепнув пересохнуто: видел...
       
Женщина с холодными глазами рассказ Инесса Рассказова       ...– Ты не представляешь, что происходит между нами в постели, – влажным шёпотом делилась с мамой тётя Женя. – Я даже не думала, будто такое возможно. Во всяком случае, со мной... Иногда я теряю сознание. А у тебя что-нибудь похожее было?
      Мама покачала головой. Евгения глубоко задумалась. И неожиданно предложила:
      – А хочешь, я дам тебе его попробовать? Ты моя самая близкая подруга, мне для тебя не жаль. Наоборот! Я переживаю такое сумасшествие, и я могу этим с тобой поделиться. Так почему бы и нет?..
       
Женщины художника рассказ Нина Юдичева       ...Он обладал Талантом. За это его любили женщины и прощали все: пренебрежительность и равнодушие, холодность и грубость. Мастер оставался с каждой из них лишь то время, что писал картину. Тереза, Патриция, Клео, Элен, Сандра, Констанция, Ирэна, Дженифер…. Да разве мог он помнить всех тех, кого безжалостно использовал в своей жизни? Благодаря ним к нему пришли Слава и Успех. Многие из них содержали его на первых порах, когда он был безвестным и бедным. Все они дарили ему любовь, но, он не нуждался в ней. Ему нужны были только женское тело и лицо – безупречные модели для его полотен. Мастеру даже в голову не приходило, что у всех этих женщин может быть душа. Душа была в его картинах, именно свои полотна он любил и боготворил...
       
Жертвоприношение рассказ Никита Давыдов       ...Очередной день ниспослали Боги Земли в году 400 до рождества Христова.
      Третий день пути был, когда на горизонте прямо по курсу Критской эскадры показались паруса спартанских кораблей.
      Ксеокс, как и положено капитану «Скироса» – флагмана, лишь немного уступавшего в размере знаменосцу, стоял в это время на мостике – возвышении на корме. Прямо под ним трепыхался навес из промасленной ткани, там хранились продукты и папирус, и могли отдыхать члены команды. Гребцы – чернокожие наёмники и рабы, обычно спали под открытым небом.
      Низкий треугольный парус с цветами Крита – коричневым и чёрным и белым быком посередине, не загораживал обзор. Вперёдсмотрящий взмахнул чёрным флагом, предупреждая об опасности, но Ксеокс и без того уже заметил приближающиеся суда и отдал приказ своему кормчему Лидифу атаковать их...
       
Живи и верь рассказ Павел Абызов       ...Никто не знал ни имени этого человека, ни его возраста, ни того, куда и зачем он идёт. Цель своего "путешествия" знал только этот парень. Абсолютная тишина, ни дуновения ветерка, ни шума сухой травы под ногами не было слышно. А человек тем временем думал: "Зачем же я живу, ну для чего? Я ещё молод, а уже устал от жизни, что же будет дальше? Вся жизнь проходит за моей спиной, ни разу я не ощутил себя счастливым человеком, да и вряд ли я уже пойму что значит это далёкое слово "счастье". Друзья предают меня; сначала они обещают спасти, помочь, потом приходит беда и нам оказывается не по пути. Я больше не верю в то, что кто-нибудь сможет рассказать мне об этой жизни больше, чем знаю я сам, счастливых людей не бывает, счастливы только мёртвые, только у них никаких проблем и забот, чёрт подери! Любовь! Да и это слово мне тоже не знакомо. Странно получается, зачем же я всё-таки родился? Чтобы нести весь этот груз в своей душе? Да, видимо..."...
       
Жизнь, которую никто не видел сборник миниатюр и рассказов Вадим Тихонов ...Знаете, как тяжело находиться в другом человеке? Знать его мысли и чувства, знать обман в лицо, видеть надежды, которым не суждено сбыться, чувствовать обжигающе-холодное безразличие, горечь сквозь смех и улыбки, скрытую истину, ложь, глупость, бесчувственность, радость, желание, страх…
      Наверное, это здорово – читать чужие мысли! Неправда. Лучше бы никогда, никогда этого со мной не случилось. Это затягивает как наркотик, выплёскивает адреналин, дарит радость открытия тайны, загадки любого человека, но только в тот момент, когда ты есть он. Повседневная жизнь теряет свою прелесть, загадочность, теряет краски. От жизни больше ничего не нужно, только люди, только люди, люди, люди. Ты не психолог и не психопат, не обманщик, не вор. Ты просто можешь так. И не более.
      Первый раз со мной это случилось довольно давно. Помню эту девушку. Думаю, она меня – тоже...
       
Жители жемчужного полуострова рассказ Зоран Питич       ...В нашу последнюю встречу с Мартином Кранклом, этот знаменитый чешский естествоиспытатель подарил мне свою замечательную книгу «Примитивные человеческие сообщества современности», где обобщил и систематизировал богатейший материал, накопленный за годы его путешествий по всем континентам земного шара. Приехав домой, я немедленно начал читать эту фундаментальную работу, и столкнулся с описанием совершенно неожиданной географической картины мира, которое слегка ошеломило даже такого изощрённого и эрудированного читателя, к коим я себя довольно безосновательно долгое время причислял.
      Уже после заключительного раздела, посвящённого странам Европы и Северной Америки, я обнаружил любопытнейшее приложение «Исчезающие этнические группы», где были даны уникальные сведения, собранные лично М. Кранклом в самых отдалённых уголках планеты. Например, нижеследующая история о несуществующей ныне этнокультурной общности, ставшей известной под самоназванием «жители Жемчужного полуострова», была записана со слов одного из последних её представителей в баре на пристани Аваруа, что на острове Раротонга...
       
Житие грешника роман Андрей Кайгородов       ... – А почему бы тебе как писателю не создать идеальный мир, где нет всего этого блядства, этих унижений, этой черноты, зачем тебе нужны наши страдания? Может быть, могло бы быть намного лучше, если бы было все хорошо, никто никого не насиловал, не убивал?
      – Возможно, но где гарантия, что и я не озвучиваю чьи-то мысли, что и я – не чья-то игрушка? С другой стороны, тот опыт, который я приобрел за годы своей жизни, так или иначе отображается на том, что я пишу.
      – То есть сейчас, мне кажется, ты начинаешь противоречить себе, если то, что ты пишешь – опыт твоей жизни, а писательство и то, что ты пишешь – эта созданная тобой реальность, в которой тебе комфортно. Так стоит ли создавать клон, который как две капли похож на твою жизнь? Не понимаю. Наркоман убегает от того, что творится вокруг него, от унылой серости в разноцветность приходов, а ты от серости, быта и прочего дерьма бежишь туда же, в это же самое место, ты переносишь его из реальности на бумагу, в виртуальность. В чем смысл твоей писанины? Постой, не отвечай, кажется, я понимаю. Каждый порабощенный пытается стать поработителем, они, все эти мнящие себя великими мира сего, считают тебя говном и, более того, в их реальности ты понимаешь, что и есть то самое говно, а с их реальностью тебе так или иначе приходится мириться, потому что ты в ней живешь. И из всего богатства выбора ты предпочел успокоить свое больное себялюбие именно так. Стать богом, который управляет судьбами людей, возвеличиться над ними, сделать их мерзавцами, проститутками, наркоманами, такими, извини господи, тварями, что ужас берет, и показать всем якобы язвы общества. Да ведь ты и есть та самая язва с психологией раба, ведь и ты не любишь своих персонажей и, более того, презираешь их и всячески издеваешься над ними. Обычный неудачник. Даже больше, не знаю даже, как обозначить. Скажи мне, если мои слова – это твои мысли, то что заставляет тебя плевать себе в лицо?..
       
Журавлиный крик рассказ Олег Плюхин       ...Легкие пальцы прошли по маске. Оэсси чувствовал смерть. Шарку медленно стал входить в медитационный транс. Вокруг еще неостывшего тела блекли картины смерти. Зрачки Оэсси расширились. Он заглядывал в даль. Видел, как человек убивал. Как затем магия жреца нанесла удар. Убивая, но не калеча. Не оставляя видимых следов. Дальше, еще дальше... След смерти оборвался. Пальцы оторвались от маски. Сзади раздался шорох. Оэсси медленно обернулся. Шесть наемников. Короткие клинки в руках, напряженные взгляды. Наемники лучшие воины среди безродных. Но не против учителя смерти...
       
Жучок рассказ Виктор Крючков       ...Жук огромен. Он знает, что его ждет. Он принимает правила игры, явно тешась размерами своего уродливого тела, лишь немногим уступающим овчарке.
      Мы сражаемся...
      Нет смысла описывать это – каждый хоть раз бился с чужим жучком. У каждого этот бой свой. Это происходило либо в офисе, либо в поезде, либо в церкви, либо дома, либо в собственной голове, причем все знают, что убрать это мерзкое, отчаянно цепляющееся за плоскость поверхности существо чрезвычайно тяжело. Оно ведь создано для того, чтобы знать то, о чем мы говорим, о чем думаем и мечтаем, чтобы направлять, регулировать и командовать нашими жизнями. Особа, установившая жучок, часто не имеет никакого значения – будь это конкурент, друг, ребенок, жена или муж, родители или голос с телеэкрана – роль ее чаще всего статистична. Куда важнее конечный результат – быть ли нам пассивными симбионтами или независимыми от чужой воли независимыми созданиями...
       
Завет рассказ Эдуард Байков       ...Узник отказывался принимать пищу. Три дня он голодал и пил только воду. На исходе третьих суток его разум стал кристально чистым и прозрачным как вода в роднике. Глубокой ночью стены тюрьмы раздвинулись, и он очутился на свободе.
      За холодным камнем тюремных стен свирепствовала зимняя стужа, а здесь царило лето. Заключенный номер девятнадцать-тридцать восемь шел по лесам и полям родного края. Башкирская природа окружала его, башкирский воздух наполнял легкие, а над головой раскинулось ночное небо с мириадами звезд и узким серпиком луны – такое, какое бывает лишь над бескрайними просторами башкирской земли. Ступал он легко, почти невесомо и, пройдя многие версты, ничуть не запыхался...
       
Завещание рассказ Илья Лыков ...Не хотелось бы видеть ваши опухшие рожи на похоронах, хотя, если разобраться, то я от этого застрахован. А вообще, это здорово: последние слова произнести из засыпаемой землей могилы. Последние слова должны быть обязательно, я так считаю. Сейчас более чем на собственный труп я не претендую, отлично понимая, что уже мертв. Такое понимание дается с большим трудом. Я – труп. Ну что могу теперь вам сказать, когда все и так уже предельно ясно?..
       
Заморошка рассказ Евгений Антонов ...Тропа вилась по меж зарослей заболоченного смешанного леса словно по синусоиде и просматривалась в обе стороны лишь до ближайшего поворота. Тем не менее, по компасу и по маячившему впереди, чуть слева, заходящему солнцу нетрудно было догадаться, что ведет она на северо-запад. Когда она отклонялась в лево, увидеть что-либо впереди было невозможно – солнце било прямо в глаза: лишь силуэты кривых болотных деревьев да облака вьющегося на безветрии гнуса. Зато, если обернуться назад, лес стоял как на картинке: притихший, полупрозрачный, весь облитый золотом...
       
Западный ветер рассказ Фёдор Раухвергер       ...Интересно, замечает ли кто-нибудь кроме меня, что из всех платяных шкафов пахнет по-разному. Ушли, конечно, те времена, когда из них пахло нафталином и некоторой затхлостью, но, тем не менее; у большинства моих друзей, например, оттуда слегка потом попахивает, у мамы и тёти – духами, а из гардероба нашего соседа по коммуналке дяди Серёжи, куда я полез ныкать на время маминой генеральной уборки траву, на меня неожиданно пахнуло ванилью и коричной карамелью.
      А вот тот запах, который я почувствовал сегодня утром, забирая для себя некоторые из вещей брата своего недавно почившего, я не забуду никогда...
       
Запах женщины рассказ Дмитрий Цветков       ...Эта ее поза совершенно выбила меня из колеи, и я почувствовал, как кровь моя хлынула к низу живота, а дыхание перехватило спазмом где-то в районе солнечного сплетения. Она сидела, развернувшись через правое плечо, протянув к водителю левую руку. Грудь ее оказалась зажата между полными руками и в таком положении очертилась натянутой блузой и открыла свои истинные, грандиозные(!) размеры. В ложбинке, куда соскользнула золотая цепочка, появились морщинки, придавшие коже сексуальную натуральность. Будучи человеком с крупными бедрами, для того, чтобы сидеть вполоборота, ей пришлось оторвать от пола правую ногу, а носком левой ноги, наоборот, упереться в пол. Теперь, когда женщина обращена была к водителю, я смог без стеснения рассмотреть эту сводящую меня с ума позу. Босоножка, которую вернее было бы назвать шлепанцем, оторвавшись от пятки, повисла на пальцах правой ноги, оголив вычищенную до розового цвета, мягкую, в мелких складочках ступню. На пятке не было даже намека на натоптанную кожу, и сама округлая форма ее не соответствовала большому весу хозяйки. Красивые, полные, плотно прижатые пальцы левой ноги напряглись, упираясь в пол, и на фалангах появились складочки. Мысленно я расцеловал, облизал каждый ее палец и еле сдерживал себя от того, чтобы не сделать этого немедленно на самом деле. Я безумно хотел эту женщину!..
       
Зарисовки сборник рассказов Елена Семёнова       ...– Возможно, – соглашается Евгений Серафимович. – Да только добро ли от них быть может. Это ведь поопаснее Лешего, может статься… Да и потом, не рано ли мы на другие планеты замахиваемся? На своей, Стёпа, на своей дел ещё невпроворот, что не токмо твоему, но и многим последующим поколениям за глаза хватит. Порядок ведь нужно с собственного дома наводить. На своей планете, прежде чем во Вселенной. А того не будет, покуда столько войн кругом и столько неравенства. На своей земле, прежде чем в иных странах. Ибо нельзя принести благо соседу, когда в своём хозяйстве разруха. Хотя иной сосед твоей разрухе порадуется прежде всего… А, вообще же, нельзя наводить порядок нигде, не имея его в собственных душах, не содержа в нём мысли свои. Запомните это, дети. Прежде чем других поучать, научись сам. И тогда тебя послушают! А в душах наших столько намешано, что до порядка далече… И чем раньше человек поймёт всё это, тем ему лучше будет. Юная душа мягка и податлива, как воск. Это почва благодатная для любого семя. И от того, что заложено было в детстве, будет зависеть, каков человек станет, когда вырастет. А уж, когда вырастет, не получив доброго семя, так душа его закороствеет, иссушится, станет непригодной для произрастания из неё чего-либо. Как из твёрдой почвы ничему не расти, так и из ожесточившейся души человека. Чтобы, такая почва начала плодоносить, нужно разрыхлить её, разбередить, и только тогда она вновь станет способной принять то или иное семя. Но что может разбередить закованную в панцирь душу? Только сильнейшее потрясение! А оно есть страдание! А потому берегите ваши души с самых младых лет...
       
Звери рассказ Олег Разумовский       ...В субботу утром я собрался в баню. Бросил в старую сумку измочаленную вконец мочалку, жалкий обмылок, рваные трусы и майку. Одел поношенные джинсы, вытертую куртку и туристские ботинки, купленные за червонец лет пятнадцать назад. На толстой ребристой подошве – трактор. Ими, если что, очень четко бить по морде.
      Возле бани есть пивной шалман, возле которого постоянно трутся всякие ублюдки с поехавшей крышей. От этих сук можно ждать чего угодно в любую минуту.
      Добитое радио хрипело свое обычное про надоевшую давно Чечню, ёбаные теракты, опостылевшие захваты заложников. Да ближе к дому было неспокойно – грабили, убивали, насиловали. А цены росли прямо катастрофически. Одно на уме – выжить бы...
       
Здравствуй, бес! повесть Лев Вишня       ... – Согласен! – ответил Миша и мгновенно увеличился на треть. Его голова превратилась в драконью, когти выросли на десять сантиметров, из пасти повалил легкий дымок, а слюна, упав на пол, прожгла ковер...
      Все разом и одновременно ущипнули себя, все, кроме Лизы.
      – Это я без всякого гипноза! – сказал Миша, – такой, как есть в Аду. Савельев, ты не передумал?
      – Ба-а-а! – произнесла Валентина Евгеньевна.
      Валентин ошарашенно уставился на врага. Он пытался определить, что ему делать, но не мог. По идее, все было просто и ясно, как божий день: перед ним стоял дракон, рядом с драконом стояла принцесса, точнее заколдованная принцесса, а он был “типа” Иванушка-Дурачок, который должен сейчас победить дракона, отрубить ему голову, спасти принцессу и построить на месте битвы маленькую часовню во славу всех героев... Но! Дракон был настоящий, и, стало быть, наверняка практически неуязвимый; принцесса была... именно что была... а сам он себя никак не представлял Иванушкой-Дурачком, готовым на бессмертные подвиги во имя разума, справедливости и прогресса.
      – Савельев, где же ты? – произнес Миша-дракон.
      – А... – произнес Валентин.
      – Я помню фильм, “От заката до рассвета”, кажется, – встрял Татарин, задумчиво разглядывая дракона, – там таким били в грудь колами и они немедленно сгорали, превращались в грязь...
      – Куда, ты говоришь, надо бить? – спросил Иван Николаевич, и, перевернув журнальный столик, мгновенно выкрутил одну за другой все четыре ножки, покидав их всем присутствующим мужчинам: Татарину, Валентину и Визину. Татарин ловко повертел своим “колом”...
       
Здравствуйте, доктора вызывали?.. рассказ Дмитрий Фёдоров      ...«Скорая». Я рассказываю о ней, а у самого внутри начинает бушевать ураган эмоций. Нельзя там быть равнодушным, это неестественно. Иначе просто невозможно… невозможно забежать на высокий этаж с полными руками, невозможно забыть, что сегодня еще ничего не ел, невозможно одним словом успокоить истерику семьи, невозможно попасть в ускользающую вену умирающего человека…
      …Через какое-то время работы появляется специфическое чутье «на беду». Это когда едешь на относительно безобидный по форме вызов… смущенный мужской голос по «03»: «…Я, это… желудок чего-то болит… тошнит, в грудь отдает, и голова сильно кружится… плоховато чего-то… я бы … это … доктора бы, а ? Чё-то я до поликлиники… это… не дойду… похоже… Уж извините…» …а в голове уже начинает складываться диагностическая мозаика. «Взрослый мужик на похмелье «скорую» не вызовет… больной живот скорее крепким чаем полечит… про рвоту вообще не расскажет… уж если доктора зовет… плохо там… Боли в эпигастрии, внезапная рвота, слабость, отдает за грудину… не инфаркт ли там ? «Задний»?...» …и уже тревога передается водителю и бригаде… бежим, перепрыгивая ступеньки, и вот он, «клиент», лет 50, сидит на постели, лицо серое, потное. Рядом перепуганная жена, приподнимается к нам на встречу, пытается что-то объяснить… Мужик начинает судорожно зевать… «Т-т-твою мать!!!! Сейчас врежет!!!» Хватаем его, кто за что, и сдергиваем на пол. Вокруг шум и безумная суета, но каждый делает свое и делает это максимально быстро и точно… уже развернут дефибриллятор, уже зацепили кардиограф, интубационную трубку и катетер под ключицу загнали одновременно… «Руки-ноги БРЫСЬ!!!»… отскакиваем от тела. Разряд!!! Сестра висит над грудной клеткой, в руке шприц с длинной иглой. Ловит глазами доктора… Секундная пауза… гипнотизируем ленту кардиографа… Прямая! … «Давай!… нежненько!!!» …зависаю над мужиком. Аккуратно начинаю непрямой массаж... Три-четыре-пять… на ЭКГ каша… «Дышим» мешком… еще … три-четыре-пять… Заводись, гад! Не видишь, стараемся!!! Посторонний шум в углу… обвисая, ползет по стене спиной жена, закатывая глаза и начиная утробно выть… «Света!!!» … Медсестра поднимается с колен, два шага, подхватывает не успевшую рухнуть тетку… Тр-р-ресь!!! Звонкая оплеуха мгновенно затыкает истерику...
       
Зелёный рай рассказ Светлана Крещенская ...После вина и шоколада она взбиралась на подоконник – удар каблуком! – и очередное вечернее платье, сверкнув золотистой пряжкой или серебряным пояском, летело Гаранину прямо в лицо. За три недели Алексей съел больше килограмма Вологодского масла, а в его ловких руках перебывал весь Еленин гардероб. Но вот что стало с подоконником...
      "Почему ты так... легко подпустила меня к себе?!" – с какой-то обидой спрашивал Гаранин Елену, почувствовав однажды, что начинает привязываться, а может, и того хуже – влюбляться: ведь на его месте мог оказаться кто-нибудь другой...
      "Потому что ты не похож ни на одного из моих мужей..." – совершенно просто объясняла она....
       
Зина из резины или душещипательная история любви рассказ Фёдор Раухвергер       ...Говорят, что из своей поездки в Америку Н.С. Хрущёв привёз не только кукурузу. В середине 60-ых годов на прилавке одного из московских галантерейных магазинов рядом с польским постельным бельём и хозяйственными сумками появилась резиновая женщина отечественного производства. Впрочем, ни через неделю, ни через две её никто не приобрёл. И дело тут было, наверное, даже не в похабно приоткрытом рте, губы которого были смазаны смешанным с красной гуашью вазелином или в ценнике, на котором значилось – «Кукла резиновая для взрослых Зина. Цена 25 рублей. Сделано в СССР»...
       
Змей-искуситель рассказ Варвара Клюева       ...Аркадий Николаевич Барзов оказывал своим клиентам весьма специфические услуги, и стоили они не меньше, чем услуги профессионального киллера. Хотя по справедливости должны были бы стоить больше – так, во всяком случае, считал Аркадий Николаевич. Поклонники простых решений, руководствуясь известным принципом "Нет человека – нет проблемы", на его взгляд, переоценивали достоинства радикальных методов. Аркадий Николаевич был в состоянии уладить (и улаживал) те же проблемы не менее эффективно, но с гораздо большим изяществом, а главное, без риска для себя и клиента. Кроме того, не всякого рода трудности можно устранить при помощи киллера, каким бы профессионалом он ни был, тогда как изобретательность и профессиональные навыки Барзова позволяли найти выход практически из любого положения.
      Специальность Аркадия Николаевича по причине ее уникальности официального названия не имела, обыватели же с присущей им вульгарностью назвали бы его манипулятором...
       
Знание – сила рассказ Сергей Алхутов       ...Роджер Бэкон не медля сбегал за вином и разлил его по чаркам.
      – Или вот ещё пример, – продолжил Евлампий, – ты, Роджер, волков боишься?
      – Yes (*англ. да*), – печально согласился Бэкон.
      – А КАК ты их боишься?
      – O, I see a wolf gnaw through a friars throat (*англ. О, я вижу, как волк перегрызает горло монаху*), и у меня внутри всё сжимается, – Роджер Бэкон, метнув взор в пустоту, сжался так, что и снаружи стало заметно.
      – Вот, – поддержал Евлампий, – стало быть, страх твой имеет две природы: сперва зрительную, затем внутренне-чувствительную. И знание, чтобы пересилить этот страх, должно иметь к нему сродство, а значит, быть сперва зрительным, затем внутренне-чувствительным.
      – Евлампий весьма и весьма мудрый человек, – взвесив, резюмировал Бэкон.
      – Чай, не вам, бусурманам, чета, – согласился Евлампий.
      – А что ещё может your russian knowledge (*англ. ваше русское знание*)? – испытующе спросил Бэкон.
      – Да всяко, – просто ответил Евлампий. Для примера он превратил медную чарку в золотую, зародил в ней гомункула, незаметно стащил у Бэкона подштаники, изобрёл кыргызскую азбуку, полетал под потолком харчевни, начертал квадратуру круга и сделался бессмертным...
       
Зоопарк рассказ Игорь Кецельман       ...Оказывается, Синюю Птицу – Птицу Счастья – больше не надо искать. Она найдена. И содержится в зоопарке.
      Небольшая птица с синим отливом сидит в клетке и клюет зернышки. На клетке – табличка с надписью «Синяя Птица». Только какая-то неказистая она, обычная. Какая птица, такое и наше счастье – неказистое. Другого не бывает. Приезжайте в зоопарк, сами убедитесь.
      А мои знакомые, которым я показывал зоопарк, на Синюю Птицу внимания не обратили, прошли мимо. Зато их очень заинтересовал черный-пречерный ворон, сидевший в соседней клетке. «Хорош! Как из фильма». Все вспомнили мистический триллер «Ворон». «Смотрите, вон еще один!» Как раз по бокам Синей Птицы, в клетках, сидели два ворона. Словно два черных стража. «Столько воронов в зоопарке, – говорили знакомые, – это неспроста. Ваш директор, наверное, мистик». «Ага», – сказал я...
       
Зубная боль рассказ Илья Лыков ...Зубная боль это не время для мечтаний, – здесь речь идет о невероятных напряжениях ЦНС и головного мозга в целом, сильно страдает сердце и другие, жизненно важные органы. От зубной боли люди бьются в истериках и теряют сознание, известны также смертельные случаи. Люди умирают от боли...
       
И дни стали ярче рассказ Евгений Антонов ...Дородная фельдшерица, которая Антону, изголодавшемуся по общению с женским полом, казалось еще дородней, чем на самом деле. Ее и без того короткий белый халат, одетый чуть ли не на голое тело, пополз вверх. Антон лежал на единственной в медсанчасти кушетке и не мог оторвать взгляда от этой белой фигуры. Она собиралась сделать ему обезболивающий укол в опухшую ступню ноги, чтобы что-то там надрезать и, наполняя шприц, повернулась к нему спиной. Стояла она при этом так близко к нему, что ему казалось, будто он ощущал запах ее тела. А может, и не казалось. Не устояв перед искушением, он сунул руку ей под халат, и коснулся ее ноги чуть повыше колена… Реакции не последовало. Сердце его бешено заколотилось, когда он, ободренный этим фактом, начал, поглаживая приятную шелковистую кожу, взбираться выше. Фельдшерица словно бы ничего и не замечала, даже более того, повернулась немного так, чтобы ему было удобней. Когда Антон добрался до трусиков, и скользнул рукой под них, у него перехватило дыхание. Он чувствовал, что сейчас в голове его, и не только там, случится взрыв...
       
"И лона зев..." рассказ Эдуард Байков       ...Заскрипели цепи, мост поднят вертикалью, а за крепостной стеной виден высоко торчащий шпиль. Отряд готов к штурму цитадели, предводитель тверд как никогда в своих намерениях, а таран крепок и тяжел. Мы ринулись в атаку, удар, еще один, и ворота подались под напором нападающих. Створки-лепестки распахнулись, и мы ворвались внутрь, где защитники твердыни встречают нас восторженными криками и со слезами радости на глазах. Мы тоже плачем, мы почти обезумели от счастья воссоединения.
      Гигантский маятник, циклопических размеров маховик качается из стороны в сторону, шестерни крутятся, шатун и поршень двигаются в едином ритме, синхронно, в такт друг другу – это процесс вселенского движения взад-вперед, туда и обратно. Взрываются звезды и рождаются галактики. И не остановить, не остановиться хоть на мгновение, идет непрерывный отсчет. О, эта судьбоносная встреча во мгле суетного бытия!..
       
И последнее... рассказ Евгений Антонов ...Ему не казалось, что они знают друг друга давным-давно, как это обычно описывают. Ему казалось, что они встретились только что, и что он даже не знал ее имени, а до этого они просто шли по разным сторонам очень длинной улицы, замечая друг друга лишь краем глаза и не придавая особого значения тому факту, что они движутся в одном направлении и с одинаковой скоростью. Шли до тех пор, пока что-то не случилось с законом природы, гласящим, что параллельные прямые не пересекаются, и все вокруг не стало странным и необычным. Они вовсе не восприняли все как должное и им было даже немного смешно от того, что это случилось именно с ними, людьми достаточно зрелыми, чтобы ждать подобных чудес, нарушающих размеренный ритм и плавное течение жизни...
       
И там любовь рассказ Илья Лыков ...Появилась одна медсестра. Практикантка, мастер спорта по плаванию. Ох, хороша же была молодая! Старухи сплетничали, у мужиков поднимались давно атрофированные половые органы. Мужские палаты ожили и стали посещать комнату лечебной гимнастики. Она оставалась сидеть с нами на ночь, дежурила, а под халатом, – загорелое голое тело. Спали тогда плохо, все нервничали. Один бандит из нашей палаты все грозился ее “отжучить” и ходил к ней мерить давление. Живот у него был прострелен, да и за нож он часто хватался, – не дала. Жестоко поступила, кружевные красные трусики и ее запах излечили бы его враз. Так я ей и сказал, а она только рассмеялась. Да и ее можно понять, что приятного в сексе с инвалидом? Всех можно понять, а парень-то здорово мучался, стонал по ночам, его койка была рядом. Не умерла в нем еще любовь...
       
Иероглиф повесть Татьяна Ахтман ...Была свирепая для этих мест зима со слякотным снежком. Тёплая одежда была скверной, но прикупить что-нибудь Лиза не решалась. Видимо, у неё как-то замкнулось в голове – экономить на себе, – и это стало малым самоубийством, вроде символической жертвы, мол, мне ничего не надо.
      Она боялась магазинов: цены казались заранее невозможными, потому надевала что есть, стыдясь своих отражений. Привычки прошлой жизни сыграла с ней злую шутку. Возник замкнутый круг: неуверенность мешала привести себя в порядок, а дурацкий вид усиливал растерянность.
      Нужно было остановиться, успокоиться, но это казалось невозможным в начале эмигрантского марафона, когда позади ещё не простыл след прошлой жизни, похожей на лихорадочные сборы.
      Ей необходимо было отстраниться от обстоятельств, сосредоточиться на себе – что может быть важнее? Но Лиза не знала этой и многих житейских мудростей, и потому штурмовала обстоятельства, как смертник, теряя силы и годы, со страстью отдаваясь самопожертвованию, развращая близких своим "мне ничего не нужно", запутывая их в надсадном альтруизме. Так случается с теми, кто мерит собой других людей, приписывая им свои чувства и мысли, как естественную норму, в ожидании невозможной взаимности. Однажды сын сказал: “Мама, я не могу относиться к тебе так, как ты ко мне – ты слишком...”
       
Из записок нового лишнего человека рассказ Алексей Салов ...Тот момент, когда я впервые стал связно говорить, в моей памяти не сохранился. Это и немудрено: чтобы запомнить нечто – надо обладать сознанием, а говорить мы начинаем, видимо, совершенно неосознанно. Поэтому понимание того, что я уже овладел своим родным языком, пришло не сразу. В некотором смысле я оказался не в состоянии отделить одно от другого: понимание того, что я способен на речевой акт (тот или иной) – от самого этого акта, каким бы содержанием он ни обладал. То, что я говорил (что бы то ни было), как раз и свидетельствовало о наличии у меня сознания. Ибо люди, которые меня слушали, не утверждали, что я говорил бред, но напротив почти всегда находили в моих высказываниях вполне доступный им смысл...
       
Из письма к другу рассказ Евгений Антонов ...Ах да, я же не сказал тебе, ЧТО я делал ночью, один, посреди зимы, в этом маленьком дачном домике. Ты знаешь, ничего. Я просто приехал туда по старой своей привычке. Видишь ли, будучи юношей, и даже уже взрослым, но еще не женатым мужчиной, в выходные дни я часто езживал туда ночевать. Мне доставляло это необычайное и, возможно, малопонятное другим удовольствие: свеча на столе, шум ветра в печной трубе, потрескивание дров, пляшущие тени на потолке (если слегка приоткрыть печную заслонку). Можно поиграть на гитаре, или послушать транзистор, светящиеся точки индикаторных лампочек которого так притягательны в темноте, или просто побродить при свете звезд по узеньким улочкам пустого, словно вымершего, дачного поселка...
       
Изгой рассказ Ашот Бегларян ...Чтобы получить досрочное освобождение от сборов, Роман пошел на хитрость – решил не снимать ботинок и не мыть ноги до тех пор, пока они не покроются чиреями. Однако, вопреки ожиданиям, искусственные грибки не произвели впечатления на видавших виды сослуживцев и не вызвали у них жалости. Наоборот, Романа совсем "зачморили", загрузили всяческой работой, переложив каждый часть своих обязанностей на него. Он должен был в день три-четыре раза таскать воду из родника, находящегося глубоко в ущелье, убирать блиндаж и территорию вокруг него, вырезывать квадратиками дерн саперной лопатой для укрепления земляной крыши блиндажа, вычерпывать золу из печки, убирать со стола и мыть посуду... В общем, выполнять самую непочетную, черную, но необходимую в солдатском быту работу. За это сослуживцы прозвали его Мамой, и это святое для каждого в отдельности слово звучало в отношении Романа кощунственно, некрасиво, с нескрываемой издевкой...
       
Идеальный Джем рассказ Олег Лихоманов       ...Величайший симфонический оркестр делает паузу. В этот момент вы громко рыгаете. Какая оплошность! Тяжёло дыша, десятки одетых в смокинги и вечерние платья Утончённых Слушателей медленно поворачиваются к вам. На лицах застыло отвращение и ненависть.
      – Грязный выродок! Ты оскорбил Высокое Искусство, скотина.
      К вашему горлу отовсюду тянутся дрожащие от возбуждения руки. Сверкают золотые браслеты, перстни, швейцарские часы.
      Белоснежные манжеты испачканы в Идеальном Джеме...
       
Из Вильнюса рассказ Виталий Максимович ...Вечером того дня я сидел на кухне и читал ''божье слово'', подаренное иностранцами. Вошёл Андрей.
      – Что за чтиво?
      – Американцы, которых Инга подвезла, всунули. Хочешь почитать?
      – Хорошо знаком с этими псалмами.
      – Не понимаю, чем они народ так дурят. Все знают – и все равно попадаются. Даже не верится.
      – Мне тоже не верилось, пока брата двоюродного не заарканили.
      – Серьёзно?
      – Куда уж серьёзней. По сегодняшний день от них бегает. Не подумай только, что он недоделок или дурачок какой нибудь. Школу с отличием окончил, борьбой занимался, на соревнования за границу ездил.
      – Как попался?
      – В Москву уехал социологию изучать. Там и ''просветили''.
      – Секта?
      – ''Церковь Христа''. Сегодня, наверно, уже по-другому себя называют.
      – И чем они его зацепили? Гипноз?
      – Они его, не поверишь, окружили уютом и вниманием. Весь секрет. Безотказно – любовь и внимание...
       
Или я рассказ Владимир Савич       ... – Один, два... – стала пророчить кукушка.
      – Двадцать пять... Тридцать... – считал Илья Владимирович. Тридцать семь, тридцать восемь.
      – Или – я, или – я. Сменила её неизвестная птица.
      – Или – мы, или – мы передразнил её главврач.
      – Или я. Или я, – настойчиво звал женский голос.
      "Меня, что ли, ищут" – подумал Илья Владимирович и вышел из беседки. Навстречу ему шла женщина. Одета она была в короткополый ветхий халат, от одного взгляда на который в сердце поселяется горькая мысль о никчемности человеческой жизни. Взгляд пустой, блуждающий, ищущий, волосы растрепаны, больничные тапочки шаркают, точно дворницкая метла. Илье Владимировичу она показалась панночкой из Гоголевского "Вия".
      – Или я. Или я, – не обращая внимания на нового главврача, выкрикивала женщина и вскоре скрылась за поворотом. А Илья Владимирович еще минуту тому назад напоминавший греческого бога, вдруг съежился, обмяк и стал напоминать истоптанный коврик. Лицо его исказила болезненная гримаса. В волосах стала различима седина. Или – я. Или я, напоминая о далеком, звучало, где-то рядом...
       
Инквизитор рассказ Станислав Алов       ...А вокруг роились мысли, осы, бесы и стояло такое чудовищно прекрасное лето, какое нельзя проиграть, пропустить и оставить в могиле времени. Плавилось даже железо: восторженно, раболепно, покладисто.
      Мчался как будто по просеке, без единого средства передвижения, по похотливой траве: наступая на безвольных влюбленных, на потерянные слова, на печальные глаза досрочно зарытых. Искал небесные орехи, щелкал челюстными мышцами, усиленно думая, думая, думая, растрачивая клетки в дрожащем сердце паяца...
       
Интервью с вампиром рассказ Елена Петухова       ...– Му-у-ур! Скажи мне что-нибудь такое....
      – Ты моя самая-самая... роковая... мне кажется, до тебя ничего не было, никого не было...
      Иронично:
      – Ну уж так и не было? А жена как же?
      Нервная затяжка. Пепел – прямо на постель. Еще одна. На лице – досада.
      – Не порть мне настроение... так хорошо лежим! Ты же знаешь – она меня не понимает, у нее своя жизнь...Она даже бы и не обиделась, если бы узнала...
       
Инферно рассказ Эдуард Байков       ...Прошло еще пять лет, и с каждым годом в моей душе нарастало недовольство достигнутым. Подсознательно я чувствовал запрятанную в глубинах моего разума некую информацию, настолько значительную и грандиозную, что все прежние возможности блекли перед нею, как звезды пред луной. И я принялся медитировать о своих прошлых жизнях.
      Это были невероятные воспоминания, своего рода озарения. Я видел картины прошлого в самом себе объемно, в цвете, с запахами и прочими физическими ощущениями. Одна за другой проходили перед моим внутренним духовным взором жизни того, кем являлся я в те времена. Упорно доискиваясь до причины своего беспокойства, я все более углублялся в опыт перерождений. И однажды это случилось. Теперь я вспомнил и понял все...
       
Иоганн рассказ Максим Кладов ...Из громкоговорителя, установленного около входа на стадион, доносилась музыка. Музыка? Скорее всего это была музыкальная радиопрограмма, главной темой которой были особенности русского национального шансона. Он стал двигаться быстрее и прикрыл руками уши, но все равно вдалеке, глуховатым ритмом отдавались рифмы какой-то старой блатной песни...
       
Исповедальный список рассказ Ирина Логинова ...Преклоненный перед безнадежным простором мокрого поля, Платонов плакал и говорил о простой и неисполнимой мечте: оказаться в купе игрушечного в своей нереальности поезда, и чтоб горела лампа, располагая к душевному разговору со случайным попутчиком. Уехать, говорить о другом или молчать. Платонов плакал и старел на глазах, и природа, вторя ему, теряла ленивую щедрость красок: обезлюдели поля, иссеченные дождем, поблекла зелень лесов.
      Понятна мне сегодня тоска моего любимого Платонова? Какого рожна ему надо было? Что понесло его из теплого дома, из-за ломящегося от яств стола, от «многоуважаемого» шкапчика под лестницей, хранящего неиссякаемые запасы мадеры, – в поле, под дождь? Что за прекрасные дали мнились Платонову за горизонтом, обозначенным связкой зеленых вагонов? Платонов не знал. Чехов не знал. Мы так и не узнали, хотя сегодня, сейчас, мы с вами – в той самой дали, куда стремился Платонов. И если б нам столкнуться лбами – не испугали ли бы его наша тоска, а сверх того неизбывная злоба, порой – пустота, часто – безмыслие, и общая для всех – мучительная неуверенность во взглядах и движениях?..
       
Исполнение желания рассказ Вольдевей       ... – Бабушка, у тебя есть свои желания?
      – Одно Степка, лишь бы узнать, что случилось с твоим дедушкой! Сгинул он на войне. Ах, если бы вернулся живым и невредимым! Большего я бы и не желала! – Но бабушка не очень верит в то, что говорит.
      Степка посмотрел на стену, где висела фотография деда Василия Большакова. Это и его, Степки фамилия! И он хочет вырасти и надеть такую же военную форму, как у деда!
      После бабушкиных оладьев он попросился на улицу. Выйдя из дома, стоящего почти вплотную к железной дороге и небольшой станции, состоящей из нескольких домов, он сел на небольшой пригорок и вспомнил о желании бабушки. Как его сделать своим? Сделать так, чтобы завтра утром он открыл глаза и увидел бы рядом молодого веселого парня, который бы протянул свою ладонь ему, Степке: «Здравствуй, внучок, а я твой дедушка! Вот немного подзадержался с войны, но у меня было особое задание. Теперь все позади!».
      Мальчик встал и побрел дальше вдоль железной дороги. По рельсам, глухо стуча колесами на стыках, шел товарняк. Степка даже не обернулся, хотя раньше долго стоял бы и смотрел на проходящий поезд, а потом – также долго ему вслед. Он шел к небольшому кладбищу. Здесь, на станции, не было других домов, кроме папиного. И кладбище состояло всего из трех могил: прадедушки, прабабушки и мамы, которая, как говорили в их доме, умерла при родах. Это и сейчас было непонятно Степке, как и слова «прадедушка» и «прабабушка». Он встал у оградки и попросил, глядя на кресты и небольшие надгробья:
      – Дедушка Иван и бабушка Наталья. Мамочка! Я знаю, что вы спите, но слышите меня! Помогите бабушке исполнить ее желание! Сделайте так, чтобы оно стало и моим! Я хочу увидеть деда Василия!
      Он еще немного постоял, вдохновленный и испуганный своим требованием, но, уже представляя увидеть в доме пропавшего на войне фронтовика...
       
Испытания Эла Верона рассказ Сергей Коломиец       ...В руках его оказалась шпага, а перед ним – высокий человек в черном, также вооруженный шпагой. Он заговорил:
      – Приветствую тебя, человек! Меня, как и тебя, ожидает суд. Пусть же шпаги решат, кто достоин предстать пред лицом богов.
      Дуэль продолжалась недолго, и вскоре соперник Верона лежал, обезоруженный, на полу. Слабым голосом он произнес:
      – Ты победил, Верон. Убей меня, и ты вернешься в свой дом. Убей!
      – Никогда я не убивал безоружного противника, – сказал Верон и отбросил шпагу...
       
Ислам от монаха Багиры повесть Ренат Беккин       Что делать, если Вы попали в один из шариатских судов Санкт-Петербурга? Зачем двум интеллигентным профессорам-исламоведам похищать из Российской Национальной библиотеки старинную рукопись Корана? Как решить дело о разводе по шариату, не имея никакого представления, что это такое? Можно ли ужиться с тремя официальными женами в небольшой квартире в Санкт-Петербурге? Бить или не бить за употребление алкоголя в публичном месте, и если да, то как? Что об этом говорит инструкция МВД? Как изменить жене и, не потеряв денег по брачному договору, взять вторую жену? На эти и другие вопросы вы сможете найти ответ в "Исламе от монаха Багиры" – первой в мире повести, написанной в жанре "исламского фэнтези". Автор – профессиональный исламовед, изучавший механизм функционирования шариатских судов на практике (в странах мусульманского Востока). Написанная легким языком повесть может быть интересна не только любителям фэнтези, но и различных видов детектива: интеллектуального, психологического, иронического. Повесть "Ислам от монаха Багиры" вошла в 2003 г. в лонг-лист литературной премии "Дебют".
       
История одного неудачника рассказ Miguel Stingl       ... – Так вот. Я решил стать писателем – кажется, я это уже говорил? Я попробовал начать писать, мне понравилось, получилось неплохо.
      – А что вы писали?
      – Ну... небольшие рассказы о воображаемых ситуациях, которые могли бы быть реальными. Но не в этом дело. Проблема в том, что люди не понимали смысла моих рассказов! Они читали их, как записки какие-то! – возмущенно сказал Морис и хлебнул виски.
      – А какой был смысл ваших рассказов?
      – Очень глубокий, – Морис опять стал серьезным, – понимаете, я вкладывал в эти рассказы много загадок. Они содержались в структуре текста, в именах, названиях – во всем! Люди их не могли разгадать, не могли понять...
       
История одной болезни рассказ Виктор Крючков       ...Все программы кончились и телевизор вещал лишь скачущую сетку статистических помех. Иван Иванович встал и подошел к окну. Электрический город за ним притаился сонным, но не спящим. Заскрипели рассохшиеся рамы, разорвались седые нитки паутины и мир ворвался в комнату. Сотни звуков, бесчинство приглушенных ночью красок, дуло луны, разводы облаков цвета засохших на бумаге чернил тяжелым вздохом обдали тело хозяина квартиры и прошли равнодушной волной мимо. Иван Иванович стоял абсолютно безучастным. Внезапно лампочка в комнате замигала, свет на мгновение погас, а когда появился снова, пустующее доселе кресло оказалось занятым прелюбопытнейшей наружности человечком.
      – Все страдаешь? – игриво спросил он.
      Иван Иванович обреченно покосился на рога, хвост и копыта непрошенного гостя...
       
Итальянский фейерверк рассказ Анна Иванова       ...И я шла в развевающихся одеждах, пролетая, по московской привычке быстро ходить, в один миг маленькие улочки сонного городка. Казалось, этот городок на самом юге Италии все время дремлет на солнце, как и его жители, единственное занятие и развлечение которых было, выставив стулья прямо вдоль домов, сидеть часами и наблюдать.
      Я все время удивлялась, как можно проводить так жизнь, час за часом, день за днем, жизнь без событий, жизнь без жизни.
      Меня спасала только относительная близость моря, в получасе езды, куда при каждом удобном случае и в выходные я старалась сбежать. Иначе мне бы просто не выжить там четыре летних месяца...
       
Каблучки рассказ Елена Петухова ...Я все-таки навернулась. Неизящно так загремела – в самый ответственный момент. Правда, удалось оттянуть этот позор на недельку – ровно столько времени мне было дано для того, чтобы, кандыбая походкой парализованного робота на новеньких шпильках, осознать, что понятие красоты относительно, а жертвы, запрашиваемые ею, вполне конкретны...
       
Казнь рассказ Сенилга       ... – Демонстрация закончена! Прошу всех встать. Церемония прощания? – управляющий вопросительно обращается к Лоле.
      – Я хочу попрощаться сейчас, и только с теми, кто здесь.
      – Прощание Лолы, приговорённой к казни за грех, карающийся смертью.
      – Дорогие смертные!
      Прежде всего, прошу прощение за попытку прервать божий промысел у тех, кого не будет никогда. Я виновна, ибо не усвоила, что не вправе – не жить.
      Прошу моих близких простить и перенести причинённую им боль, ибо сама я не в силах была побороть и смириться.
      Благодарю знающих, спасших тело бессмертной души моей от вечного ада для встречи с Васэлом, ибо для другого она мне не понадобилась.
      Благодарю палача за работу со мной...
       
Как все было бы просто, если б мы делали то, что хотели рассказ Miguel Stingl       ...Я стоял спиной к кухонному столику у стены и пытался незаметно нащупать что-нибудь рукой у себя за спиной. К сожалению, столик был пуст. Но зато под ногами у меня валялась куча восхитительных осколков от тарелок, чашек и прочей кухонной утвари. Я наклонился и сделал вид, что старательно их собираю.
      Рей подошла и первое, что я увидел, когда поднял глаза – это ее ноги. Потрясающие ноги, уходящие ввысь, ноги, которые всегда приводили меня в трепет... И предвкушение от того, что выше этих ног, всегда заставляло мой пенис резко становиться в боевое положение.
      Но на этот раз я сдержался.
      – Ты на меня не посмотришь, пупсик? – ее голос стал тихо-завораживающим, каким он обычно бывал в минуты ее возбуждения. – Я тебя хочу. Прямо сейчас.
      Я держался как мог. Стиснув зубы, я продолжал копаться в осколках и наконец нашел то, что искал – длинный, не слишком широкий, но довольно острый, чтобы сразу со всем покончить...
       
Как Гёте за немецкий язык переживал рассказ Александр Коваленко       ...Напротив него две женщины сели. Мягкие черты лица такие, губы подведены, голова у одной из них косынкой покрыта. «Вот-вот, они, простолюдины, не подвела меня интуиция!» – и старец напряг свой слух. До него стали доноситься обрывки фраз:
      – Бевербоваться надо, абзаги собирать для арбайтзама, а то хильфу шперуют, и будем лапу сосать! И так уже шпарить на всём приходится, – озабоченно проговорила та, что в платочке.
      – А ты бевербунги надрюкай, да и заходи с ними везде – к фризёру, бекеру, в кнайпы всякие, и пусть тебе штемпели шлёпают, что, мол, отказ – работы нихт цу финдэн! – скороговоркой ответила другая.
      Йоханн наш опешил. Нет, не то чтобы он вообще ничего не понял – ведь как-никак гением был. Однако такая лихая и замысловатая комбинация 2-ух языков его просто потрясла...
       
Как замутить с девчонкой рассказ Фёдор Раухвергер       ...Примерно за полторы недели за 23 февраля в нашей школе стали собирать деньги на подарки солдатам, раненным в Чечне, а нашей параллели, 9 «Б» и «А», предложили пойти в больницу, где они лежат, и эти самые подарки им отдать. Сначала я не захотел идти, но потом подумал, что, во-первых, волонтёров снимают с последних двух уроков, а во-вторых, Женька из «А» класса уже сказала, что пойдёт. Вот с кем бы я точно хотел лишиться девственности, так это с ней! Она и выглядит потрясающе, и одевается стильно, и груди у неё по пол футбольного мяча каждая. Кстати, в принципе, я ей тоже нравлюсь, но вот только я пока не знаю, как к ней подкатить. Это ведь самое трудное. Мой приятель Тошик как-то решил замутить с девчонкой из 8 класса и стал к ней в ящик в раздевалке кидать записочки. А ящик-то у неё на двоих с ещё одной стрёмной темой, которая их и читала! В общем, вышел у него полный облом, а девчонка эта сейчас со Стасом из «А». Короче, я решил, что если мы пойдём вместе, то у меня будет шанс как-то с ней начать...
       
Как на войне рассказ Павел Абызов       ... – Ладно, начну по порядку. После моего рассказа ты многое поймёшь. Всё приключилось этим летом. Моя жизнь моментально поменялась, в один день я понял, что остался совсем один. Я остался без друзей, без семьи. Я остался без веры. Помню, долго тогда гулял по улицам, шёл дождь. Я пытался разобраться в себе, найти выход, но единственное, что видел вокруг – это улыбающиеся лица прохожих. Я начал понимать, если мне ещё пробыть на улице, то просто свихнусь. Я опрометью бросился домой. Там я достал бутылку коньяка, которую моментально выпил. Какое-то время я ещё просидел дома, но вскоре понял, что больше не могу без свежего воздуха, я выбежал на улицу и качающейся походкой направился в сторону парка. Я подошёл к дороге, машины с шумом проносились мимо меня, одна обдала меня водой, я нагнулся, чтобы отряхнуть джинсы, голова закружилась, и я упал прямо под колёса проезжающему автобусу. Сейчас я вроде как в коме...
       
Как не познакомиться с девушкой рассказ Юрий Тубольцев ...Мне всегда очень хочется познакомиться с людьми, чьи интересы совпадают с моими. Конечно, совсем не обязательно, чтобы любимый писатель у них был Достоевский, а любимые фильмы "Зеркало" и "Виридиана". Когда я знакомлюсь с девушкой, я всегда спрашиваю, что она любит делать в свободное время. И если девушка отвечает, что она любит читать, я сразу с надеждой спрашиваю, кто ее любимые писатели. И только один раз девушка назвала Кафку, но, вдобавок, оказалось, что эта девушка раньше торговала наркотиками, была наркоманкой, но теперь бросила и собирается поступать на социологический факультет в МГУ. Почти все остальные девушки из классики называют "Мастера и Маргариту" Булгакова, и то обычно потому, что это вообще единственная книга, которую они прочитали. А большинство девушек, к сожалению, не читает вообще...
       
Как разбить вторую пепельницу рассказ Игорь Якушко ...Она была в розовом платье, легком таком, может шелковом, а может что-то в этом духе. Почему она тогда мне улыбнулась? Что, никому раньше я таких вопросов не задавал? Ясное дело, глупо так, все как на ладони, не подскажете, девушка, как на почту пройти, я тут заблудился что-то, первый раз в этом районе. Сразу понравилась. Я в том районе действительно с тех пор и не бывал как-то. Подсознательно побаивался как-то после всего. А она говорит: жарко, тут мороженое за углом продают. Голову мне напекло, что ли, я чуть в газон не сел от неожиданности. А вы какое любите? Фруктовое больше, на такой жаре пломбир как кисель с маслом. И смешно так стало, и легко, и просто. И смех у нее такой звонкий, легкий, про такой говорят – как колокольчик. И глаза озорные, но улыбка открытая такая, что сразу хочется перед ней на колени броситься и спасибо сказать, сам не знаю за что. Я как полетел тогда. Или поплыл по течению. Совсем без напрягов. Легко...
       
Как Степана от любви лечили рассказ Василий Вялый ...Лишь медовый месяц оправдал своё название. Затем стремглав помчались серые будни. Близость их была поспешна и невнятна, словно они куда-то торопились. Через минуту-другую Степан, отвернувшись к стене, сладко посапывал. В выходные дни зачастую предпочитал компанию друзей обществу молодой жены. Для него самого и для среды, где он обитал, это было совершенно нормальным явлением. По-другому он просто не мог, да и не знал, как это по-другому. Степан любил жену и был убежден, что она ему отвечает тем же. Валентина страдала неимоверно. На работе ей говорили комплименты и назначали свидания. Иногда весьма настойчиво. Разумеется, она всем отказывала, ей хотелось верить, что она по-прежнему любит мужа и у них все будет хорошо. Но дома подстерегала изнурительная, однообразная повседневность, где Валентина не чувствовала себя ни счастливой, ни любимой, а иногда, к своему страху, и не любящей...
       
Как я стала блондинкой рассказ Анна Иванова       ...Мы сидели в маленьком уютном итальянском кафе и рассуждали об относительности понятия красоты. Мой друг настаивал на существовании идеалов красоты, а я говорила об их относительности. И я возразила ему:
      – Красота женщины отражается не в зеркале, а в глазах восхищающегося ею мужчины.
      А если и дальше рассуждать, то красота отношений между людьми гораздо важнее красоты внешней, такой относительной и ускользающей.
      Я начинаю действительно понимать только сейчас, как права была моя мудрая мама, когда она говорила, что счастье важнее красоты. А ведь она была исключительной красоты, из тех о ком говорят «красавица, глаз не отвести». Я помню, как на нее все невольно оборачивались, но она совершенно не интересовалась внешностью. Истинно красивый человек – это счастливый человек...
       
Как я стал водителем рассказ Александр Поливанов       ...Дрались троллейбусы. Дрались не на шутку. Закованные в толстую броню литых стальных пластов и тонкую кольчугу рекламы, с закрытым забралом лобовых стекол с дворниками. И вот у краснокирпичных троллейбусных парков начали собираться толпами самые неудачливые из них: кому глаз новый вставить, у кого рог обломался, у кого одежда порвалась. А за некоторых старичков или сильно контуженных даже и не брались – так они и оставались в этих очередях, словно на кладбище, будто бы говоря всем своим видом: "Эх, дружок, подсобил бы…". И с грустью смотрели безнадежными-безнадежными глазами, показывая на лысины ржавчин...
       
Калитка рассказ Татьяна Ахтман ...В свой первый иудейский новый год семья оказалась без денег, без еды, без близких. Цепочка недоразумений, смутных страхов, ошибок сплелась в безлунную осеннюю ночь. Мужчина, женщина и два мальчика спускались по каменным ступеням, устланным хвоей, по склону холма, среди невидимых сосен и призрачно белеющих домов туда, где слышался праздник. Окно, из которого прежде доносилась скрипичная музыка, молчало...
       
Карта скрытых озер рассказ Евгений Антонов ...Трудно было поверить, но озера реагировали на них по разному: когда в воде находился Эксперт, то все метаморфозы затормаживались, присутствие же Студента в воде никоим образом не отражалось на ходе этого хитрого процесса. Более того, студент чувствовал, что, плавая, ему довольно трудно удерживаться на поверхности, а Эксперта же вода словно выталкивала, он мог оставаться на плаву совершенно без движений, в любой позе, так, словно кто-то поддерживал его снизу. Затем случилось то, что буквально повергло в шок их обоих: когда Студент снова стал в воде у берега, он вдруг почувствовал, что опускается куда-то вниз, вместе со стремительно падающим уровнем воды в озере, или даже быстрее его!..
       
Капитан рассказ Любовь Рябикина       ...Осторожно вколотив кулаками палки в твердую землю, я выбрался на поверхность. Мне удалось уйти лишь на пару километров. Чеченцы окружили меня, но к моему удивлению, не стали бить. Они о чем-то переговаривались между собой, мрачно поглядывая в мою сторону. Приведя меня в лагерь, втолкнули в дом того чеченца, что говорил со мной об исламе. Его звали Орби. Бородач сидел на диване. Увидев меня, сказал гневно:
      – Русская собака! Я в последний раз предлагаю тебе перейти в ислам!
      Я в тот момент тоже был "на взводе" и в свою очередь спросил:
      – Зачем вам это надо?
      – Ты должен выступить по телевидению и рассказать о зверствах русских солдат...
       
Каток рассказ Александр Пряничников       ...Что тебе остается после всего? Пустота внутри. Выйду я ночью к морю, сделаю глоток пьянящего соленого воздуха. Надо продолжать жить, надеяться. Ветер льется через волосы в сердце. Как хорошо. Ничего не надо. Минута красоты, окружающий мир стал другим, обволакивающим тебя. Подними голову, красавица, не грусти, все впереди. Почему уголки губ опущены, улыбнись, разве это печаль, посмотри в себя, успокойся, расслабься, это твоя жизнь, твое начало, жизнь еще будет играть для тебя вальс, звуки скрипки прогонят душевный туман, ясные очи засмеются любовью. Вот так, так лучше. Ну, вот видишь, посмотри на море, тихий бриз, пусть и тебя коснется покой, завтра будет новый день.
      Иногда так хочется, чтобы жизнь обокрала тебя. Думаешь об этом. Жизнь, укради от меня печаль, уныние, грусть, все плохие и ненужные встречи, разговоры, дай мне ясность, сокровенную любовь и доброе утро. Ты желаешь этого? Так и будет!..
       
Карма рассказ Эдуард Байков ...В последнее время она не раз становилась свидетельницей несчастных случаев на дороге – на ее глазах гибли люди, превращались в калек. Почему ей так "везло" на подобные события – об этом она всерьез не задумывалась, списывая все на простую случайность. Ей бы насторожиться, поразмышлять о своей жизни, попытаться заглянуть себе в душу, по крайней мере, сходить за разъяснениями к психоаналитикам, кармапсихологам, экстрасенсам. Любой из них указал бы на столь явные "знаки судьбы", несущие определенную, важную для нее информацию о ней самой и ее личном будущем. Но она стала слишком практична и приземлена, чтобы обращать внимание на разные глупости, а уж тем более, чтобы просить помощи и совета у "шарлатанов, вытягивающих у недалеких людей деньги"...
       
Кисель рассказ Игорь Якушко ...В ту страшную ночь мы все, конечно, перебрали. Особенно я. Может от этого Борис казался таким тяжелым? Мы положили его в багажник, а мешок, в котором он был, уже весь пропитался красным. Хорошо, у меня багажник с последней рыбалки оказался устелен полиэтиленом. Все сели в машину. Там было уже тепло, но зачем мы все поехали? Hадо было оставить женщин дома, чтобы убирались. Мы с лориным мужем (как его зовут?) и так бы справились. Hет, просто никому не хотелось в тюрьму. Мы тогда ничего не соображали. Как зайцы обезумевшие во время половодья. Лорин муж был самый трезвый, и поэтому он сказал: "Поехали"...
       
Китька рассказ Фёдор Раухвергер       ...Вот так я и очутилась у своего нового хозяина. Он сказал девушке, что я – подарок ей, но утром она ушла, а я осталась. Живётся мне у него неплохо, но скучно, а иногда он вдруг с того ни с чего пнёт меня со всей силы ногой так, что я даже взлетаю. И кормит он меня, как придётся – либо утром, либо вечером, не чаще раза в день. Зато всегда вкусно и много. К тому же я всегда могу поймать муху или таракана. Ещё мне кажется, что ему на меня глубоко всё равно – чтобы я ни сделала, – уронила ли вазу с цветами, разлила и размазала по всему его краски или ещё что-нибудь, он не обращает на это внимание; когда по вечерам я сажусь около него и мурлычу или даже запрыгиваю ему на колени – он тоже не обращает внимание. А иногда он вообще ни на что не обращает внимание – ни на звонки, ни на стуки в дверь, гнилой запах из кухни. Он сидит перед большим белым полотном и на нём рисует. И так может продолжаться несколько дней подряд...
       
Клавесин рассказ Анна Иванова       ...Пушкинские дни. День рождения Пушкина, я иду на литературно-музыкальный вечер в дом-музей Пушкина на Пречистенке. Здесь сегодня звучат его стихи, старинные романсы, арии из итальянских опер, любимая музыка той эпохи.
      Я только что рассталась со своим поэтом, который порой чем-то неуловимым напоминал мне Пушкина. Невысокий рост, пышные кучерявые волосы, страстной силы стихи. О себе он говорил, и я не знала, когда он шутит, а когда нет:
      – Я настоящий поэт, ты это понимаешь? Мои стихи даже в Америке опубликовали.
      Или совершенно серьезным тоном повторял:
      – Я ведь гений. Не понимаю, почему ты не хочешь быть со мной?
      А однажды моя необдуманная фраза "Это исключено" обидела его до глубины души...
       
Клара и Андрей Романович рассказ Павел Шкарин       ...Возвращаясь с очередных гастролей, Клара шла вечером от автобусной остановки домой, спрятав, как обычно, нижнюю часть лица под шелковым платком. Остановка рейсовых автобусов и дом Клары были расположены на разных концах села, и, чтобы срезать угол, Клара пошла через поле кукурузы. Уже спускались густые южные сумерки. Клара не обратила поначалу внимания на пожилого мужчину, сошедшего с автобуса и последовавшего вслед за ней по тропинке, окружённой с обеих сторон высокими кукурузными стеблями. Лишь когда незнакомец догнал её, она обернулась, услышав за спиной его тяжёлое частое дыхание. В следующую секунду Клара вскрикнула, получив удар наотмашь по лицу, и упала в кукурузную чащу. От полученного удара с неё слетел платок, прикрывавший её кудрявую цирковую достопримечательность, и теперь уже испуганно вскрикнул напавший на неё мужчина, который успел к тому времени вооружиться ножом и склониться над поверженной жертвой. Агрессор был явно шокирован увиденным и отпрянул назад, так и застыв на месте с ножом в руке...
       
Кнут и Пряник повесть-комедия Александр Сотник       ...Студентка Екатерина Снегирева была девицей без комплексов. «Препод» Подуременных пригрозил ей двойкой за сессию. После лекции она подвалила к нему и интимно шепнула:
      – Илья Михайлович, у меня проблема... Это женское...
      Подуременных опустил взгляд на Катькин живот, но ничего обременительно-болезненного в нем не обнаружил.
      – Вы не туда смотрите, – мурлыкала Катька. – Вы в глаза посмотрите...
      В ее масляно-кошачьих глазах плавала робкая похоть побежденной тигрицы. Преподавательский взгляд стыдливо снизошел к ее стройненьким ножкам и скромно затаился. Аудитория панически пустела. Катькина ручка властно теребила жидкие бакенбарды:
      – Я долго не решалась... Это женское...
      На экзамен она пришла в вызывающе короткой юбке. Подуременных краснел и грыз карандаш. Потом попросил ответить на вопрос билета.
      – Я вам домой звонила, – буднично сказала Катька.
      Подуременных зашевелил волосами.
      – Ваша жена чудная женщина, – продолжала она. – Мы славно поболтали. Она вам трусы новые купила. Полосатенькие такие, прелесть!..
      «Препод» поставил ей «зачет».
      В другой раз она ударила физрука сумочкой по голове. Тот смущенно промолчал. Короче, студентка Снегирева шагала по жизни, широко раздвинув ноги. И что ей стоило ради забавы совратить чувственного Кнута?..
       
Когда мне было тридцать повесть-стилизация Игорь Савельев       ...Плеснул на лицо ледяною водою. Тяжело. Тяжело. А теперь нужно пойти к столу, взять вчера принесённый мне журнал и прочитать-таки, – задержав дыхание, как водки жахнув, – прочитать большую и злую рецензию на себя. Вчера глазами только пробежался, и сразу позвонил Максу: пить. А сегодня нужно заставить себя, пройти до конца эту голгофу аж на четыре страницы. Надо. «Соберись, тряпка» (сопровождалось мощным подзатыльником; я улыбаюсь, вспоминая студенческие гулянки). По лицу бегут щекотные капли. Вытираюсь досуха и докрасна. Надо идти.
      Беру журнал как бомбу, как ежа, как змею трёхметроворостую. Он влиятелен. Всё, начиная с обложки: фетиш оттенка. Культ шрифта. Будь моя воля, убрал бы даже значок «копирайта», не говоря уже о меленьком, но неуместном шифре ISSN – чтобы уж святыня не нарушалась ничем... Ну и что же сей «великий старец» обо мне написал?
      Читаю, холодея. И это пережить. Почему же меня так не любят, а.
      «Искусственная, мёртвая проза, рассчётливо скроенная по популярным схемам»... «Безжизненные стилистические фокусы»... «Константин Дёмин словно всё ещё доказывает всем, и себе, наверное, в первую очередь: я – писатель»...
       
Когда небо было голубым и безоблачным рассказ Сергей Береговой ...Ева сидела и пристально вглядывалась в серую даль. То, чего она долго ждала, свершилось. Ева вспомнила! Она вспомнила своих детей. "Деточки мои! Кровиночки!" – единственное, о чем и могла думать эта женщина. Страх и боль отступили от нее, отпустили ее неосязаемое тело. Но вместо них пришла глубочайшая и самая скорбная тоска. "Деточки мои! Кровиночки". Ева ничего не могла поделать и лишь шептала: "Деточки мои! Кровиночки!"...
       
Козлы рассказ Елена Петухова ... – АЛЕНУШКА-КОЗЛИХОЙ??? – вытаращив глаза, буквально завопил сумасшедший. Затем сделал многозначительную паузу, поднял вверх указательный палец, вдруг таинственно улыбнулся и продолжил уже совсем другим, более спокойным, назидательм тоном: – В том-то и дело, что она – не была козлихой. И если бы она выпила из копытца, превращения бы не произошло. А почему? А все потому, что копытце изначально не было отравлено. В нем содержался индикатор, и если из него пил разумный человек, он оставался в своем обличье. А вот если козел.... ну помыслите сами: кто станет пить из копытца, если предварительно его предупредили, предупредили как человека разумного: "Не пей, козленочком станешь??? Только козел. А потом: ему и бояться-то нечего было. В глубине души мы все себя знаем, так ведь? Так вот могла ли Аленушка напугать Иванушку этой угрозой, если он и так знал уже про себя, что – козел? Вот он и пил, и не боялся ничего...
       
Колесо обозрения рассказ Татьяна Краснова       ...Орали.
      Я поражалась этому мастерству.
      Однажды учительница кричала – не на меня, на весь класс – так, что я заслушалась. Я понимала, что она старый, больной человек, измученный работой, но ее красноречие захватило меня. Сама я этим даром не обладала. И стало жаль: сейчас эта речь улетит в воздух, она будет потеряна навсегда.
      И я стала записывать на обложке тетради.
      «Мерзавцы! Другим словом вас не назовешь. Вы скоты, а не люди! Вы же замучили родителей! Вы затравили учителей! Когда-нибудь учитель умрет перед вами прямо здесь, здесь, на этом самом месте! Может быть, тогда вы поймете, но всю жизнь на вашей совести будет лежать черное, несмываемое, позорное пятно!»
      Потом тетрадь была сдана на проверку, а обложка прочитана...
       
Коллекция рассказ Сергей Решетников       ...Мертвые являются во сне перед дождем. Чтобы обнаружить свое присутствие, они, как и мы, пользуются физическими законами. Чем ниже давление, тем более глубокие пласты памяти выплывают из времени. Несложно найти зависимость: один миллиметр ртутного столба соответствует трем годам человеческой жизни. Как минимум двум. Циклоны – это такси, на которых приезжают давно покинувшие нас гости. Молодые тоже способны видеть глубокие сны, но ничего не могут в них различить, потому что еще мало жили. Перед большими дождями в их снах всего два сюжета: или смутно блаженный рай пребывания в материнской утробе, или изгнание из рая – рывок в мир через ужасающую тесноту матки. Персонификация рая и ада произойдет позже. Тогда неизбежно появятся человеческие имена. Как, например, это: Ада...
       
Комбатанты рассказ Сергей Щербаков       ...– Суки!! – взревел Харин, вывернувшись из захвата и сбив сержанта с ног. Сдернул у него с плеча “акаэс” и, предернув затвор, заорал на опешивших ментов.
      – Стой! Падлы! Всех положу! Не подходи!
      – Ты чего, майор! Не дури! Охренел совсем?
      – Не будь мудаком, отдай оружие!
      – Назад! – глаза потемнели и сузились на багровом лице военного.
      – Слышь, приятель, давай по-хорошему поговорим! Только автомат верни!
      – Ты, что?! Неприятностей на свою жопу ищешь?! – рявкнул побледневший старшина. – Будут! Под статью захотел? На нары!
      – Заткнись, сученок! Это тебе не старых бабок с семечками и носками у магазинов гонять! Меня, боевого офицера, какая-то шушера будет лапать! Да я вас сейчас стреножу! Или яйца отстрелю! Мудачье поганое! Извинения еще будете просить!..
       
Комфорт и комары рассказ Петр Домнев ...Уже давно меня не посещало это чувство, оставшееся лишь в воспоминаниях о курсе молодого бойца. Чувство выживания. Нет, оно не настигло меня внезапно (этому помешал небольшой опыт), а скорее как логический вывод. Я посмотрел на глубокую реку с очень быстрым для равнинного русла течением и на секунду представил, как нашу байдарку-«перевертыш», со всем туристическим скарбом, так же быстро относит по дну. Когда, как молния, тебя поражает понимание, что мы вчетвером предоставлены только самим себе, а помочь со стороны, кроме как Всевышнему, некому. И приходит осознание того, насколько ты в данный момент зависишь от погодных милостей природы. Это не столица, где для тебя всегда найдется крыша над головой, горячая ванная и уютная постель...
       
Конвейер смерти повесть Николай Прокудин       ...Восьмидесятый полк подошел к небольшому кишлаку, расположившемуся в предгорье у входа в ущелье. Ничто не предвещало трагедии. Разведчики вошли в кишлак, перестреляли весь скот. Солдаты нашли немного оружия и боеприпасов. Вроде операция складывалось удачно. Никакого сопротивления со стороны «духов». Но когда наши возвращались и слегка расслабились, откуда ни возьмись, повылезали изо всех щелей «бородачи». Шквальный огонь из гранатометов и автоматов, заработали минометы…
      Монастырскому в самом начале боя оторвало руку осколками гранаты. «Дух» выстрелил в него почти в упор. Того гада завалили, а на его месте другой появился и в гущу взвода вновь бахнул из гранатомета. Нескольких бойцов ранил… Монастырь отрезал сам себе искалеченную руку, висящую на жилах и коже, а медик перетянул ее жгутом. Лейтенант не потерял сознание и в шоковом состоянии продолжал стрелять по противнику. «Духов», вылезших из кяризов, было тьма-тьмущая. Больше чем разведчиков. Один из них спрыгнул с крыши на башню танка и бросил в приоткрытый командирский люк гранату. Прапорщик и два солдата получили множественные ранения. Этого «смертника» расстреляли, но тут же другой вышел на дорогу с гранатометом наперевес и начал целиться в БМП. Грохнули и его. Не успел мятежник умереть в муках, как из-за угла выскочил следующий с пулеметом. «Духи» шли в «психическую» атаку, не скрываясь. Возможно, были обдолблены наркотиками. Словно в старом кинофильме «Чапаев», шли в полный рост, не уворачиваясь от пуль. В ходе боя были подбиты танк, БМП, бронетранспортер, ранено тридцать пять наших солдат и офицеров. Одного разведчика, лежавшего под машиной между гусениц, задавил свой же танк. Механик развернул «коробочку», не зная, что под днищем кто-то свой лежит и отстреливается...
       
Конец романа рассказ Ростислав Дягилевъ ...Самым эротическим эпизодом в наших с нею отношениях была история с джинсами. Это были ее крайне неприличные джинсы в обтяжку, хотя, прижав ладонь к спине, можно было протолкнуть ее за пояс в том месте, где на «Ливайс» обычно пришивали бирку «more you wash ‘em, more they fit you». И это была правда, она редко обманывала по пустякам. Впервые я натянул ее штаны стоя перед зеркалом двадцати пяти лет от роду, и редкие 151-е ливиса резко подчеркнули все мои отличия, всё, что она прямолинейно называла «секс», игнорируя традиционное, разделенное надвое слово «пол». Нас действительно нельзя было разделить, мы приняли одну форму и стали единым целым, как две зубные щетки в одном стакане ванной комнаты. Это было время, когда я ее любил...
       
Конструктор повесть Дмитрий Заяц       ...Первым, что Эдик увидел выйдя из камеры, была больничная койка на колесиках. На ней была белая простыня. Белая-белая. Ручки «каталки» поблескивали хромом.
      «Омоновец»-Вася скомандвал:
      – Давай ложись сюда, руки по швам!
      – А зачем ложиться? Я сам ходить могу...
      – Много будешь знать – скоро состаришься! Юра, вколи ему... успокоительное...
      Последняя фраза была обращена ко второму «омоновцу». Тот, достал из кармана брюк какую-то железную штуковину, похожую на пистолет, только сверху был приделан флакончик с зеленой жидкостью. Он снял с железяки колпачок, прислонил к ее к бедру Эдика и нажал на «курок». В ногу через брюки вошла игла. Эдик непроизвольно дернулся, но тут же боль прошла и «омоновец» убрал свою «игрушку». Инъекция заняла, наверное, секунду. Так же быстро дал о себе знать эффект.
      Ноги подкосились, стали «ватными», лица «омоновцев» затуманились и все вокруг, вдруг, оказалось в какой-то пелене. Эдику даже понравилось это состояние. Голова как-то приятно гудела, все переживания остались позади, стало даже интересно. Никакая «травка» такого «прихода» не давала. Эдик еще раз подумал, что сейчас могут «отпетушить», но и эта мысль его больше не смущала – «один раз не педераст»...
       
Кот Баюн рассказ Анатолий Лернер       ...Внезапный стук в железную дверь мошавной сторожки, в два часа ночи, переживет не каждый. А тут еще ты знаешь наверняка, что сейчас встанешь из-за стола, повернешься спиной к включенному телевизору, с беззвучного экрана которого, кривляется, машет, угрожая кому-то, то ли дирижерской, то ли волшебной палочкой, кто-то страшно знаменитый, – и безвольно откроешь эту железную дверь.
      С порывом ветра в сторожевую будку врывается охапка сухих сентябрьских листьев, и стая комаров. Но спина чует то, что не видно глазами. Спиной я чувствовал что там, где кривляется, паясничает демонического вида дирижер, есть теперь некто, кого сам я не вызывал, но постарался ощутить безо всякой тревоги...
       
Краптыбобин и власть рассказ Вячеслав Ахмедяров       ...Как-то раз один мужик – фамилия ему Краптыбобин – решил устроить революцию и взять власть в свои руки. Его спрашивают – тебе, мол, зачем? А он рукой машет: а, надоело, дескать все – и знай себе папироской попыхивает.
      Подумал-подумал Краптыбобин и пошел к главному городскому начлаьнику. Так мол и так, я Краптыбобин, хочу взять власть в свои руки. Начальник голову от бумаг оторвал с треском, посмотрел на Краптыбобина да как заорет: ах ты, мол, такой-рассякой! Власти захотел! Прежде ты должен почту-телеграф взять, вокзал тоже и банк, что на улице имени товарища Джавахарлала Неру. Вот принеси ты мне справки, что ты их взял – тогда, мол, и поговорим. Мол...
       
Красное солнце пустыни рассказ Капитан Дрейк       ...Сходив в уборную, он увидел несколько палаток с водным наполнением краев. Его прохватило чисто мальчишеское любопытство.
      “Дай-ка я туда залезу”, – подумал он. Молния далась с первого раза.
      “Да, прикольно тут”, – подумал он, влезая внутрь. Тут произошел какой-то толчок, потом ещё один и все почему-то стало крениться, при этом бортовой динамик произнес:
      “Внимание! Мы теряем высоту. Срочно приготовиться к эвакуации. Пассажирам надеть парашютное снаряжение”...
       
Крыш рассказ Владимир Жуков       ...И еще кое-что бросилось Павлу в глаза... Блюда подавались сплошь диетические. Водки тоже было совсем немного, в основном – минералка, соки. Уже по одному этому легко вычислялся рейтинг сходки в воровском мире.
      Секрет тут был прост. В последние год-два на волю начали "откидываться" те, кому довелось в начале 90-х поучаствовать в самых первых и самых беспощадных разборках за сферы влияния в городе. Те, кто тянул потом реальные срока, кто уходил на зоне в отказ и, так и не ссученный, месяцами чалился в шизо, кто жрал не грузди, а гвозди, потом по кусочкам оставляя себя в операционных тюремных больничек...
       
Красота спасет мир рассказ Илья Лыков ...А потом, когда он сидит и пьет за шумным столом, напротив, под скатертью, – женские ноги в короткой юбке. Над столом она смотрит на него, и глаза ее нагло врут всему окружающему. Пилот выходит курить в длинный коридор, и следом выходит она с тонкой белой сигаретой. Она курит, а снаряды несутся к земле, и люди внизу еще живы. Когда она садится на подоконник, то его приятель тактично уходит, – он остается совсем один, а она сидит вот так, обнимая ногами полмира. Не эта ли красота спасет мир?..
       
Кристалл рассказ Александр Пряничников       ...Вышли на улицу. Денис подозвал такси. Когда садился в машину, лицо водителя показалось знакомым, точно это вчерашний шофер, сейчас скажет…
      – Сто рублей, – не удивительно.
      – Простите, – не выдержал я, – куда бы мы ни ехали, цена одна, сто рублей.
      – Одинаковое расстояние, – отвечает в своей невозмутимой манере.
      – Но вчера от вокзала до завода было дальше. И вы тоже сказали сто рублей, – не унимался я.
      – Рынок, – ты что, издеваешься, железная маска спокойствия.
      – Какой-то подозрительный у вас рынок?
      Машина неожиданно остановилась.
      – Выходите! – монотонно, но безапелляционно.
      – Как это выходите, Денис, ты чего молчишь, – мстит мне за утренний разговор с Марией что ли, – куда мы пойдем, здесь шоссе, – машины с визгом проносились мимо нашей Волги.
      – А мне все равно, вы нарушили шестой пункт городских правил для водителей такси, который гласит: оскорблять водителя пассажир не имеет права. В случае нарушения пассажиром этого пункта водитель имеет право высадить пассажира. Вы нарушили. Выходите, – все этого было произнесено с таким серьезным выражением лица!
      – Какое правило, я не знаю никаких правил, вы меня с ними не знакомили.
      – Пункт двенадцатый гласит, незнание данных правил не освобождает от ответственности.
      – Вам не нужны сто рублей?
      – Не в деньгах счастье...
       
Кролики – это не только... рассказ Елена Петухова       ..."Ой, а это зачем?" – раздается голос самой молоденькой журналистки. Все взоры устремляются на нее. Глупенькая, правил не знает: нельзя перебивать директоров, когда они информацию расточают. Собьешь настроение – потом самой придется додумывать, что он там "говорил".... Но недоумение в глазах журналистской братии моментально сменяется умилением: девчонка нагнулась над клеткой с живым кроликом. На клетке – надпись "Кролик Пупсик." и чуть ниже – "Просьба кролика Пупсика конфетами "Золотой петушок" не кормить!" Чуть поодаль – попугай Ипполит, который отчего-то так же точно "не любит" конфеты "Рафаэлло" и рыбки, которые судя по отсутствию надписей на аквариуме, жрут все, что им дают.
      Директор распрямляет плечи... чувствуется, что это его звездный час. "А это – кролик Пупсик! Я на него капусту списываю!" – и, с удовольствием наблюдая, как до нас доходит его шутка, добавляет: "25 килограмм уже списал!" "А если серьезно?" – в глазах девчонки – неподдельное любопытство. Дура. Не о кроликах же ты в экономических изданиях писать будешь! Хотя...
      "А кролики – это не только ценный мех... – продолжает директор. – Это еще и денюшки. Детки, которые читать умеют, у мам спрашивают: "А почему Пупсика нельзя кормить конфетами?" А наш консультант тут же отвечает: "Потому что они такие вкусные, что Пупсик вечно ими объедается!"...
       
Круг рассказ Елена Петухова ...Напряженная дрожь тамтамов. Невнятные, зловещие выкрики туземцев, их однообразно-гипнотическая скачка у костра.... Алое пламя то выхватывает, то вновь погружает в тьму непонятной формы иероглиф, начертанный на прибрежном песке. Но запертые в сарае пленники боятся задумываться о его значении и не хотят знать, что сегодня полнолуние. Они затаили дыхание перед завораживающей неизвестностью, и мысленно прощаются с жизнью, не отдавая еще пока себе отчета в том, что как раз сейчас и переживают ее самый сочный, ни с чем не сравнимый миг...
       
Крым рассказ Дан Маркович ...Когда мне было тридцать, я впервые попал в Крым. Другие, знакомые мои, часто ездили, рассказывали, как там, а у меня времени было мало. Я работал изо всех сил, особенно летом – в лаборатории тихо, прохладно, места много, приборы свободны – твори, дерзай, или как там сказал поэт, не помню, я поэтов с детства не читал. Приезжали сотрудники, загорелые, усталые, веселые, и рассказывали, что за чудесная земля – Крым, а я им не верил... нет, верил, но мне и здесь хорошо, да и времени нет...
       
Куб роман Павел Шкарин       ...Читатель, а знаешь ли ты, что такое винт? Если нет, то я сильно сомневаюсь, в силах ли ты до конца понять все те душевные порывы и метания, которые я здесь перед тобой описываю. Все вы, здоровые и добропорядочные, и не подозреваете, что параллельно с вашим легальным и знакомым вам миром сосуществует другой мир, обитатели которого лишь с разной степенью проворства маскируются под вас, здоровых и добропорядочных. В этом другом мире царят свои особые законы, здесь в ходу другие ценности и даже язык другой. А какие там творятся драмы! Какой неподдельный накал страстей! Какое множество потрясающих по своей самоотверженности и низости поступков совершают обитатели этого царства каждый день! Зачем смотреть по TV криминальные сводки и наигранные ток-шоу "на злобу дня"? Ведь сколько интересного, столько ужасного, не укладывающегося в границах понимания трезвого здравого рассудка, происходит каждый день под вашим носом! Но вы ничего не видите. Вы не видите того, сколько в Москве наркоманов. А вот я с определенного момента научился вычислять их в толпе. Их больше, чем вы можете себе представить. Иногда мне кажется, что городом правят не государственные мужи, а героин и винт, а дикторы на TV выглядят погрустневшими из-за того, что на Лубянке вздорожали банки...
       
Кузьмич рассказ Евгений Батурин       ...Девятого мая 1965 года Кузьмич, как обычно, надел пиджак со всеми своими геройскими регалиями и пошел на встречу с боевыми товарищами. По дороге его несколько раз подтягивали к окошечкам пивных ларьков. Кто-нибудь приглашающе говорил: «Товарищ Герой Советского Союза, может пивка! А…?». Очередь почтительно расступалась. Кузьмичу не оставалось ничего, как подходить к окошечку пивного ларька и принимать полную граненную кружку с пенной шапкой. Кружку тут же оплачивал кто-то из очереди. Кузьмич произнеся: «За победу!» – опирался на геринговский бадик и выпивал её до дна. Потом переворачивал вверх донышком и говорил: «Спасибо, братцы, уважили!» – и шел дальше.
      Потом был праздник. Боевые сто, потом еще сто…
      Салют и ощущение радости. Двадцать лет Победы! Огни, и воды, и медные трубы! И все еще жив курилка. В сумерках Кузьмич так приморился, что пришлось присесть на скамеечке в парке...
       
Кузьмич рассказ Анна Медведева ...Думаю, в жизни большинства женщин ситуация, когда ее знакомят с бывшей любовницей, имела место. Я же попала в это "место" впервые, и, кроме как выпить, выхода у меня не оставалось. Кузьмич намеревался пить в духе шолоховского героя-патриота, то есть не закусывать ни после первой, ни после второй, но я, противно настроению Кузьмича, принялась жарить пельмени. Сие кулинарное действо протекало в моем полном молчании, шипении масла на сковородке и рассказах Кузьмича о детстве и отрочестве моего любовника. История жизни моего "аманата" миновала мучение кошек, приготовление браги в стиральной машине и свершалась в туберкулезном диспансере, где Кузьмич изводил спиртовые резервы к искренней радости верных друзей и к неудовольствию злопыхателей-врачей...
       
Кулобок рассказ Елена Кутинова       ...Мне представилось, как Устимка пробежится в своих говнодавчиках по моему голубому ковру, шлёпнется на новое велюровое кресло и станет вытирать об него локти.
      С трудом подавляя тошноту, я попыталась воздействовать:
      – Не талапайся в луже, смотри, какой уже грязный! – Устимка нахмурился и промолчал. – Что мне с тобой делать? Может, сбегать домой бросить сумку, а ты один побудешь?
      – Да, – сказал Устимка.
      Преодолевая тревожные спазмы души, я внушала себе разумную безответственность. Ну что с этим крокодилёнком станется? Брошу сумку, наспех перекушу – и вниз (я на седьмом этаже живу). Не волочь же его домой, в самом деле.
      – Идём со мной, – не очень уверенно попыталась я.
      – Я гуяю, сама иди!
      – Мама тебя одного оставляет?
      – Да, – соврал Устимка и отвернулся.
      – Никуда не пойдёшь? – Устимка замотал головой. Ландшафт стухал от вечернего расставания с солнцем. Если бы я умела предвидеть будущее, хотя бы на несколько мгновений вперёд, то преспокойненько бы поднялась по лестнице, но, увы – я вошла в лифт. И в тот самый момент, когда двери кабины сдвинулись, во всём районе погас свет...
       
Купель рассказ Стило       ...По настоянию матери, понявшей, что со мной сладу нет, свадьбу пришлось сыграть со всей помпой – был заказан лучший в городе ресторан и приглашены все ее многочисленные подруги, знакомые и «нужные люди». Гости, которых набилось битком, пили-ели и во все горло орали «горько». Мы со Светланой и еще парой друзей, бывших у нас свидетелями, сбежали оттуда под конец вечера, и этого никто не заметил.
      Мать Светланы ушла ночевать к каким-то родственникам. Светлана была девственницей, я был ее первым мужчиной. Она забеременела в первую же брачную ночь, уже через месяц ее тошнило и лицо ее стало землистого цвета.
      Жили мы в двух маленьких комнатках вместе с ее матерью. Я сказал ей, что не готов пока иметь детей – ну как мы станем жить здесь все вместе на мою стипендию и ее декретные?
      Она молча согласно кивала головой в ответ на мои слова и тихо плакала в подушку по ночам...
       
Кусочек ХХ века рассказ Алена Тимофеева ...Почти невероятно, но познакомились мы по телефону. И как только могло такое получиться, но ошибившись номером я проговорил с ней около часа. Сам от себя не ожидал такой прыти, но, видимо, свыше уже позаботились, чтоб тема нашего первого разговора так и не иссякла. Иначе этой истории не суждено было бы увидеть свет (а свет она всё-таки увидела, раз вы читаете эти строки)...
       
Лабиринт странного автора рассказ Кир Захарчук       ...– А почему у Вас здесь так темно?
      – Это лабиринт. Заблудились?
      – Да. Дайте мне Вашу руку и спички. С коробком. Чтобы спички в коробке.
      – Пожалуйста.
      – У Вас руки липкие. Багровые. Что, это кровь?
      – Нет. Грехи. Я испачкался. А Вы разве видите цвет?
      – Нет, я не зажигал еще спичек. Багровый цвет просто так пахнет. Я узнал по аромату...
       
Лазейка судьбы рассказ Любовь Рябикина ...Мы попытались вытолкать тетку назад, но не тут-то было! Застряла она крепко. Тогда мы начали втягивать ее на территорию части, ухватившись за пальто. Прапорщик увидел, что женщина чуть сдвинулась в сторону и решил нам помочь. Он крепко ухватился за ее ладонь, уперся ногой в стенку и дернул. Мы успели отскочить в разные стороны. Цымбалюк оказался на земле, а сверху на него приземлилась тетка. Их лица оказались рядышком. Прапорщик с немым изумлением в полумраке разглядел красивое девичье лицо. Девушка смотрела на него огромными темными глазами. Мы хохотали так, что с кустов сыпались листья...
       
Ласточки еще прилетят повесть Татьяна Краснова       ...Аня с Кариной побежали к часовне, но детей там не было. Они посмотрели по сторонам, попробовали покричать, поаукать – ответа не было. Мамы растерялись.
      – Может, к роднику пошли, попить? – нерешительно предположила Аня. – Давай сбегаем.
      Скоро они обежали уже все уголки, куда бы могли направиться дети: родник, солнечную лужайку рядом с ним, скамейку в тени под липой, мостик, аллеи. Заглянули за каждое дерево, кричали так, что всех птиц перепугали. Потом вернулись на огород – Егор с Иринкой, наигравшись, могли прибежать именно туда, где были мамы. Переглянулись. Пустота говорила о том, что положение, кажется, нешуточное. Куда же они могли деться?
      А со стороны усадьбы приближалась пестрая шумная толпа туристов. День был субботний, экскурсии прибывали одна за другой, на стоянке уже выстроилось несколько автобусов и машины тех, кто приехал сам по себе. Да еще вереница свадебных автомобилей – молодожены по традиции едут сюда пофотографироваться.
      – Слушай, если их понесло к усадьбе, они же сейчас в толпе затеряются!
      Забыв о вещах, оставленных на огороде, Карина с Аней побежали к барскому дому. По пути спросили у сотрудницы, ведущей экскурсию, не видела ли она их детей. Та так и ахнула:
      – И давно ищете? С ума, что ли, сошли? Милицию скорее вызывайте! Увезут ваших ребятишек, и не заметите – видите, какой наплыв! Ищи-свищи потом!
      Они в панике побежали назад – Анин мобильник был в сумке на огороде – и скоро уже на милицейском «козлике» медленно объезжали всю немалую территорию музея. Церковь, барский дом, выставочная «конюшня», дирекция в отдельном флигельке, еще один флигель – общежитие сотрудников, реставрационные мастерские, довольно запущенные усадебные аллеи, часовня, огороды – и по кругу назад. Пожилой усатый милиционер успокаивающим голосом расспрашивал, как малыши одеты...
       
Легенда (per aspera ad astra) рассказ Олег Плюхин       ... – А ты знаешь, что у тебя в правом глазу коричневая точка? – спросил парень, обнимая девушку.
      – Знаю, – ответила та.
      – А знаешь, как она называется?
      – Нет.
      – Ее называют рыжей звездой. Или солнцем.
      – Почему?
      – Потому что про нее существует легенда. Носитель этого знака является прямым потомком Богини и героя.
      – Что это за легенда? Расскажи.
      И юноша начал вспоминать. И под зарождающейся луной прокатился его рассказ...
       
Лео рассказ Лур ...Это место начало притягивать меня с тех пор, как родители начали ссориться между собой. Уже тогда я мечтал о том, что настанет день, когда они перестанут спорить и будут жить в мире и согласии. Как-то я задал отцу вопрос:
      – Па, неужели нельзя по-другому?
      Отец тогда сильно нахмурился, но потом спокойно ответил:
      – Знаешь, сынок, как бы мы с твоей мамой ни воевали, мы все равно любим и уважаем друг друга. А без временных взрывов невозможно жить. Жизнь теряет смысл, становится скучной и неинтересной.
      Я впервые тогда не поверил отцу и стал искать то место, где я смогу отменить все войны и временные взрывы, место, после встречи с которым люди будут жить, не забивая голову глупостями вроде тех, что говорил мне отец. Он даже не верил в существование Края Земли, о чем с ним можно было говорить? Так я и ходил каждый день к холму, пока в сумрачном полумраке не увидел одного, неизвестным образом оказавшегося здесь, светлячка, который предзнаменовал рождение Лео.
      Когда Лео родился, все резко изменилось. Родители перевели все свое внимание на него, а на их лицах светились улыбки. Лео повсеместно помогал им сохранять душевное равновесие, пользуясь способностью радовать окружающих блаженным сиянием. Я же перестал бродить по холму, считая, что та самая волнующая меня цель достигнута. Пусть я и не увидел Край Земли. Лишь иногда, когда я сидел вечером у окна и смотрел на родную мне возвышенность, меня посещала мысль, что светлячок наверняка знает, где он находится...
       
Линзы торговца рассказ Григорий Тисецкий ...А через месяц он ужаснётся, увидев фотографию своего друга на жёлтой странице местной бульварной газеты рядом с заголовком "Ещё один самоубийца"... Удивятся его потомки, не зная ничего о связях предка, когда прочтут в модном журнале статью неизвестного историка, нашедшего в одном из архивов Сицилии посмертное письмо некого Джаони, в котором были следующие строчки: "...Я боялся, что не найду выхода. Я его не нашёл... Я боялся того, что могло бы быть..." . Проглотят и выплюнут через несколько дней книгу о печальном самоубийце потомки потомков сицилийца, который являлся приятелем того самого самоубийцы... А их сердца через глубину космоса, уцепившись одним сосудом за время, а другим за бесконечность, бьются с необычайной частотой, не успевая за криком страха до боли воспалённого разума. Это ли выход? Страх перед страхом, грех в грехе...
       
Лицемерие рассказ Александр Пряничников ...Главное не это конечно, главное – это червяк, сосущий мозг сомнениями. Несколько лет пролетели, как один день, мы бунтовали, кричали о несовершенстве мира и его недостатках, обдолбанные, рассуждали на вечные темы жизни. Начало казаться, что все я делаю не так. Мне наплевать на социальное неравенство, на полумертвые тела воротил мира в лимузинах, мне просто не хочется жить скованным моральными ограничениями, мне не хочется вставать рано на работу, да вообще работать, дай мне побольше денежных знаков зеленого цвета, я брошу это все. А тут еще наши души стали сыпаться из копилок сердца в вечный мрак, одну знакомую сбило машиной, когда она, пьяная, голосовала на шоссе, другой увеличил дозу, в надежде забыться от тоски, не проснулся. Кого-то посадили в тюрьму, нас меньше и меньше. Я тогда не думал о жизни после смерти, меня пугало другое, – у нас отнимали дыхание и отправляли на покой, как маленьких детей родители загоняют спать, ты можешь обижаться, сердиться на произвол, но сделать ничего не в силах. Я испугался смерти...
       
Личинки рассказ Сергей Трехглазый ... – Не бойся. Это практически со всеми происходит. Ты не первый. Девяносто процентов употребляющих на следующий день теряют память. Потом она восстанавливается. Это нормально, – сказал, вставая на ноги, парень. – Тебя зовут Сергей. Ты из Ростова, приехал в командировку. Позавчера, выполнив все поручения, проставился личинками. Через час после того, как заражение пошло, потерялся в реальности, назвав себя Великим Энергетическим Человеком. Вследствие чего я был приставлен за тобой следить. Ты понравился учителю, а потому он не захотел, чтобы ненароком тебя поймали люди в белых халатах. Вот в принципе и все, больше я ничего не знаю. А насчет курицы ты мне все-таки наврал, не умеют они планировать...
       
Лишь знающий поймет... рассказ Алексей Кобенин ...Вместо ответа ученик перешел в наступление, излучая сгустки энергии огромной мощности, разрушающие даже вакуум. Учитель немедленно сделал ответный ход, пустив существование ученика по замкнутому кольцу. Но коэффициент стационарности оказался слишком малым, и уже через мгновение ученик был на свободе, делая очередной выпад. Бой продолжался несколько секунд. Казалось, поражение ученика неминуемо, и когда Учитель был готов нанести финальный удар, ученик собрал всю свою энергию и сломал барьер Метрики. От неожиданности Учитель замер, с ужасом вибрируя всем "телом" и теряя стабильность. Когда он опомнился, было уже поздно. Следующий удар ученика втолкнул его в пролом, и Учитель провалился в низшее пространство...
       
Ловушка смерти рассказ Ашот Бегларян       ...Вместе с несколькими уцелевшими товарищами Арсену удалось прорваться к БМП, замаскированной неподалеку в винограднике. Однако, отъехав всего три-четыре сотни метров, боевая машина напоролась на противотанковую мину. Чудовищной силы взрыв легко, словно пушинку, подбросил БМП в воздух. Бойцов во многом спасло то, что люки машины были открыты – в противном случае от удара и давления внутри экипаж просто размазало бы по стенам этого железного гроба.
      Придя в себя, Арсен с ужасом осознал безвыходность собственного положения – перевернувшись в воздухе, железная махина, упав, задавила всей своей тяжестью кисть хрупкой человеческой руки. Коварнее ловушки смерть придумать не могла, но страшнее смерти представлялся плен – неподалеку слышались голоса вражеских солдат...
       
Лодочная станция рассказ Евгений Антонов       ...Представление началось с того самого мужика на "Казанке", которого они угостили сигаретой. Спустя, примерно, часа полтора, он подрулил к будке дежурного и по физиономии его можно было легко догадаться, что он готов был лопнуть от злости. На звук мотора из будки выскочил Варвар (Сережка так его и окрестил).
      "О, глянь, Матрос вернулся. Матрос, ты чего это?"
      В ответ Матрос, отчаянно жестикулируя и брызгая слюной, произнес нечто такое, что Сережка, пораженный конструктивной сложностью сего высказывания, забыл на некоторое время о работе. С ходу он понял лишь то, что речь шла о тумане.
      "Где я крутанулся – хрен его знает, – продолжал кипятиться Матрос, – все бело, так что берегов не видно".
      "Так ты когда заметил, что назад-то едешь?" – спросил его вышедший на крик второй дежурный, которого Сережка прозвал про себя Хлипким.
      "Так как раз вот у острова, когда дома на берегу увидел. Еще, главное, не понял сразу-то. Думаю: во, хорошо как – уже приехал! А оно – вишь чего…"...
       
Лошадь д'Артаньяна рассказ Инесса Рассказова       ...Но для меня Львов восьмидесятых – моя русская школа номер 45 с английским уклоном среди новостроек на улице Научной. Где из окон некоторых классов видна была деревня, робко пятившаяся перед городом, и колхозный сад, где мы воровали яблоки и жгли осенними вечерами костры. Гигантская родинка на подбородке моего одноклассника Кольки, который однажды на продлёнке заявил, будто плюнул в мой суп, чтобы забрать его себе. И мой дневник с красночернильной отметиной в полстраницы: «Разговаривала и смеялась на протяжении всего урока в день, когда умер Брежнев»...
       
Лоя повесть Александр Марюхин ...Тут Алор услышал всплески воды и присмотрелся к реке. Метрах в трех от берега купалась девушка, загребая к себе руками воду. Алор сразу понял – это амазонка. Он много слышал о них от стариков, от отца, о том, что когда-то они населяли лесистое левобережье, но ушли из этих мест в предгорья. Короткие каштановые волосы, тонкий прямой нос, высокий гордый разлет черных бровей, большие зеленые глаза – таких девушек не бывает ни у скифов, ни у других известных ему народов. Алор почувствовал, как заволновалось его сердце. Девушка уверенной походкой, слегка размахивая руками, стараясь, нагнувшись, зачерпнуть ладонью воду, стала выходить из реки. На ней совершенно не было никакой одежды. Длинные крепкие ноги, высокие бедра держали гибкий, сильный торс. Во всей ее фигуре чувствовалось что-то хищное, кошачье. Впечатление усиливал слегка настороженный, быстрый взгляд уверенного в себе человека...
       
Лукум испортился рассказ Дан Маркович       ...Продавщица смотрит на него – долго, с сочувствием, и нежно, робко, как будто он раковый больной, говорит – "мужчина..." Она красавица, блондинка, румянец, ажурные колготки, сиреневый фартучек, и "мужчина" говорит. В очереди ропот и смешки – выискался, деловой, все – ириски, а он – лукум. За ним уже десяток народу выстроился, и все возмущены, хотя действуют явно против себя – кто-то может без ирисок остаться, если очкарик этот послушается-таки общего настроения. А продавщица нежно продолжает, скромно, но убедительно:
      – Лукум у нас, представьте, не совсем свежий, даже можно сказать совсем не очень удался, я вам не советую...
       
Любила ли она джаз? рассказ Виктор Крючков       ...Почему я ненавижу телевизоры? Шелуха информационного мусора, выплескиваемая ежедневно с экранов, не представляет никакой объективной ценности. Мне не нравится то, что показывают в новостях. Мне не нравятся культивирующие насилие и непроходимую глупость в человеческих взаимоотношениях сериалы. Поверхностные ток-шоу. Программы с гостями в студиях, говорящими бессвязные избитости. Маразматические рекламные ролики с болезненно бодрыми персонажами. Телевизор ставит пошлые штампы. Разрушает воображение. Когда ребенок читает «Трех мушкетеров», он видит не себя в роли бесстрашного гасконца, а гнусавого Боярского. Телевизор формулируют реальность, в которой необходимо страдать, если любимый человек покидает нас, в которой нормальную речь заменила бандитская феня, в которой вечер в прокуренном баре в компании с алкоголем представляется чуть ли не единственно правильным способом отдыха после трудовой недели. Я не желаю иметь ничего общего с этой реальностью...
       
Любите животных... рассказ Капитан Дрейк       ...Буйвол шел и из последних сил тащил повозку. Уже его глаза застилал туман, звуки медленно пропадали, но останавливаться он не мог.
      “Чего я достиг в жизни? Вот она уже почти прошла”– подумал он. -
      “Да, не хотелось бы так загибаться”. Рядом с обозом шел мальчик. Ему стало жалко буйвола, такого большого и сильного, который скоро уйдет в мир иной. И он тоже впрягся в повозку...
       
Любовь из интернета рассказ Нина Юдичева       ...Андрей истосковался от одиночества. В чужой стране, где он жил больше четырех лет, у него были друзья, но почти все женатые, с детьми, встречались они редко из-за загруженности на работе и дома. Андрей тоже был когда-то женат, но не сложилось. Он расстался с женой много лет назад и никогда не жалел об этом. Его единственный сын давно вырос и готовился сам стать отцом. Андрею было сорок семь лет – возраст, когда страшно совершить новую ошибку и страшно остаться одному. Днем, многочисленные клиенты, что приходили в Торговый дом для автомобилей, “Autohaus” присмотреть и купить машину, не оставляли ему времени думать о личных проблемах, но вечерами было тоскливо. У Андрея была прилично обставленная двухкомнатная квартира, но его существование отравляло одиночество. Пробовал знакомиться по объявлению в русскоязычных газетах, но тщетно: через десять минут разговора испытывал разочарование и желание поскорее закончить беседу. Возможно, ему просто не везло. Несколько раз он ездил в Россию навестить родных, с тайной надеждой привезти жену, но ему так и не удалось встретить женщину, которую он захотел бы назвать своей избранницей. Андрей часто задумывался о том, что он, возможно, выдвигает большие требования. Он хотел красивую умную жену, с которой было бы интересно и радостно, женщину, с которой бы ему хотелось встретить старость. Он понимал, что она не за горами. Каких-то пятнадцать-двадцать лет – и он почти старик… Грустно было думать об этом, но никому еще не удавалось этого избежать...
       
Любовь, творящая ошибки рассказ Алексей Кобенин ...Я падал все медленнее и медленнее, пока не завис в двух метрах от тротуара, провисев так несколько секунд, затем плавно опустился на покрытый грязной слякотью асфальт… Я мгновенно был окружен плотным кольцом прохожих… За кого они меня приняли, мне было безразлично. Через несколько минут они все забудут… Им это нельзя знать...
       
Маг рассказ Андрей Семакин       ...На улице было настоящее столпотворение. Со всех сторон к площади тянулись люди. Все возбуждённо переговаривались, и гул стоял невыносимый. Многие держали лампы, почти все одеты были по-домашнему, в рубахах, некоторые выскочили из дома в исподнем. Женщины несли на руках маленьких детей, кто был старше – шли сами, цепляясь за юбки матерей и пугливо крутя головами. Всюду бегали солдаты из городской стражи, стараясь не допустить беспорядков и преждевременной расправы над ведьмой. Я сразу свернул в боковую улочку, где было не так тесно и где я мог идти достаточно быстро.
      Я направлялся к дому ведьмы. Дороги я не знал и ориентировался по отблескам занимавшегося пожара, рассудив, что это подожгли дом несчастной женщины. Я не ошибся.
      Дом тот стоял в нескольких кварталах от постоялого двора, в той части города, где жил «чёрный» люд. Здесь строения стояли плотно, почти впритык друг к другу. Но начинавшийся пожар тушить никто не думал. Только несколько женщин поодаль голосили и умоляли спасти их добро. Где-то недалеко плакали испуганные дети. Но люди, во множестве собравшиеся здесь, не обращали на них никакого внимания.
      Я протолкался сквозь кольцо зевак во двор пылающего дома. Там я стал свидетелем отвратительного зрелища – десяток озверевших мужчин били ребёнка. Тот лежал на земле, свернувшись клубком и закрывая лицо руками, вздрагивая от сыпавшихся ударов. Окружающие шептали страшные проклятья «ведьмовскому отродью». Рядом, равнодушно опершись на пики, стояли несколько солдат.
      Я, оттолкнув мешавшего мне человека, вырвался на открытое пространство и изо всех сил вбил посох в землю...
       
Магнолии рассказ Мария Полковникова       ...Я помню только из того утра, как сильно мне хотелось выбежать из душного класса и упасть на траву. Какое жгучее чувство ныло в моей груди и пыталось выбраться наружу. Когда огласили список пяти тем, я даже не заметила. Увидела, когда класс зашептался и меня ткнул в спину мой сосед. Я посмотрела на исписанную доску и поняла, что не читала ни одного произведения. В таких случаях, как нам говорили на консультации, единственным вариантом оставалась работа с цитатой. Я помню её наизусть: «Пастернак, по словам Иванова, считал, что вообще сущность поэзии – в разговоре о счастье». Мне понравилась такая тема… Я взяла ручку, лист… И здесь, словно какое-то оцепенение! Я растворилась в словах, в постоянном шёпоте. Я стала той, которая была нынешней ночью – самой яркой и счастливой в мире. Самой лучшей и желанной! Я помню, как летели листы из-под моей руки, как классная два раза подходила ко мне. Но я, не обращая ни на кого внимания, строчила. Тогда я думала, что создавала новый мир. И что этот мир будет признан любым человеком, который прочитает это. Прочитает моё счастье.
      Всё оказалось более чем не так. Всё оказалось резким обрывом, покончившим с моей письменной преданностью себе. Я никогда не забуду глаза директора, нахального мужичка, его презренный взгляд. Он вышвырнул меня из дверей школы, в которой я проучилась 10 лет – большую часть моей жизни! Из школы, в которой меня любили, а потом, едва уловив слабое место, с позором выставили и закрыли дверь. Да я бы и не вернулась. Конечно, я бы не вернулась...
       
Мадонна со щеглом рассказ Василий Вялый       ...Литераторы, как никто другой, знают: в современном мире – особенно в мире цивилизованном – истинная, чистая платоническая любовь уходит в прошлое, становится невероятной редкостью, едва ли не исчезает вовсе. Не буду спорить. С точки же зрения физиологии платоническая любовь – извращение. Тоже не буду спорить, ибо ко мне это не относится – я всегда с удовольствием демонстрировал свою готовность быть сексуальным. Разве настоящего мужчину может волновать чья-то высокая нравственность? Видимо, болен человек, либо искусный преподаватель не попадался. Всякое бывает. Но, никогда бы не подумал, что сам окажусь жертвой подобной, с моей точки зрения, патологии.
      Начиналось, однако, всё даже несколько забавно. Зная мою пылкую страсть к альтернативному полу, насмешники-литераторы подарили мне на юбилей резиновую куклу. Ну да, ту самую, извините, для интимных утех. (На что они еще способны? Лучше б новым принтером осчастливили, а то старый барахлить стал). Посмеялись-пошутили, назвали куклу Валентиной и посадили с нами за стол...
       
Май. История одной дружбы рассказ Кир Захарчук ...Терзаешься, зачем я так? Это просто. Ничего тебе навязывать не хочу, но тем не менее. Судя по твоим письмам, ты боишься мужчин. Тебе не нравится, что они хотят править миром только потому, что они мужчины. Ну не все же таковые! В этом я тебя уверяю. И вообще плохо то, что, глядя на мужчину, ты не видишь за ним человека. Ведь человек, он, прежде всего, человек, а потом уже мальчик или девочка. Вот, наверное, к этому в жизни и стремлюсь, стать не настоящим "мужиком", а человеком. Если не с большой буквы, то, хотя бы, с красной строки...
       
Майор и Ева рассказ Любовь Рябикина ...Я с трудом разжала сведенные судорогой челюсти. Прапорщик стащил с меня неподвижное тело и помог сесть на полу. Я долго отплевывалась от чужой крови, которой был полон рот. Мои зубы глубоко прокусили волосатую шею. Подоспевшие на помощь разведчики забрали все еще не пришедших в себя бандитов и плачущую хозяйку. Прапорщик поднял меня с пола и поставил на ноги. Хлопнул по плечу и ушел, ни слова не сказав. Солдаты вышли на улицу. Только тут я заметила прорезанную в нескольких местах ткань бронежилета, но почему-то не испугалась и даже не придала особого значения порезам. Вышла на улицу из пустого дома. Во дворе столпился почти весь отряд...
       
Майя рассказ Эдуард Байков       ...Они с пьяными воплями обогнали путницу, бешено пронесшись мимо и едва не сбив ее. Женщина замедлила шаг, в тревоге наблюдая за сближающимися стальными колесницами, запряженными демонами скорости. Сердце на мгновение замерло в груди, затем бешено заколотилось. Водители успели заметить возникшие из темноты огни лишь в последний миг перед столкновением. Этот миг вместил в себя всю Вселенную, все время и пространство, всю жизнь тех, кто находился внутри металлических коробок на колесах. Прошлого, настоящего и будущего как будто не существовало, все уплотнилось в один миг, в одну вспышку посреди хаоса материи.
      Женщина широко раскрыла глаза, затаив дыхание, и в ту же секунду раздался страшный удар металла о металл, вслед за которым взметнулось пламя. Грохот потряс ночь, разнесшись далеко во тьме. В черном мраке заполыхал багровый отсвет...
       
Максим рассказ Юрий Глазов       ...Максим стоял у окна и курил. Небо облилось багряным, солнце исчезало за высотными домами. Максим вдохнул. Нет. Он посмотрел вниз, отошел. Комната его обеднела, стены почти голые, немногочисленная мебель была поломана. Что? Полетела муха. Пожужжала и исчезла. Часов не было. Никогда. Который час? – подумалось Максиму. – Впрочем, не важно… Он посмотрел на сигарету. Союз-Аполлон. Сигареты гадкие, да, надо было купить другие. Впрочем – не важно. Он застучал сигаретой о пепельницу на подоконнике. На подоконнике. И чуть дальше – карниз. Телефон. Очень неожиданно. Очень некстати. Максим схватил трубку. Гудки. Проверка слуха? Впрочем… неважно! Он запустил пальцы в волосы. Они были сухими, жесткими, спутанными, давно не мытыми. Он закрыл глаза. Максим! Этого голоса не было. Максим! Не было! Не было! Ничего! Никогда! Он упал на диван. Потолок совсем пожелтел. Она больше не появится. Пусть. Ему вспомнился случай. Давно. Очень давно. Когда был студентом. Когда не все… Да, видимо, случай и раньше подкладывал Максиму свинью. Но тот раз запомнился. С того-то Максим отсчитывал – что дальше было...
       
Максим-лесник рассказ Андрей Елагин       ...Меня привязали спиной к дереву. Разговаривать с эльфийками бесполезно.
      – И что делает человеческий самец на нашей территории? – спросила старшая.
      – Гуляю.
      – А если ты шпион?
      – Да меня ваши знают, Эльсенора позовите, подтвердит.
      Эльфийка усмехнулась.
      – Он мёртв. А ты шпион.
      Самое интересное, что она действительно меня знала. Стерва.
      – Короче, ты наша добыча, – старшая подошла ко мне ближе.
      Я человек, не боящийся ничего. Но как-то раз наблюдал, как одна эльфийка, с выражением лица, полным эйфории, кастрировала жеребца.
      Эльфийка по-хозяйски засунула руку мне в штаны...
       
Мама повесть Татьяна Букова       ..."Мать" замахнулась на меня топором.
      Мне всего пять лет.
      "Чтобы ты, ублюдок, землю не пачкала. Вы с твоим отцом... пачкуны проклятые. Всё, к чему ни прикасаетесь, превращается в дерьмо. Ты – сатана, ты не человек. Я ненавижу тебя, ты олицетворяешь всё, что я ненавижу. Я тебя сделала, я же тебя и задавлю, как котенка, чтобы ты небо не коптила, под ногами не путалась. Ты своей ублюдочной смертью, может быть, искупишь свои грехи..."
      Я присела, сжалась в комок, закрыла голову руками.
      – За что, мама? Что я сделала? – бились во мне эти вопросы, но я не могла ни сказать, ни крикнуть.
      "Мать" чуть не задела меня блеснувшим лезвием. Оно было единственным чистым, светлым пятном в загаженной кухне...
       
Мамзер рассказ Дан Маркович ...Она умерла, не дождавшись разговора, который, она считала, должен все прояснить, и стена рухнет, а я боялся и избегал объяснений, не представляя себе, что ей сказать, только смутно чувствуя нечто в самом начале, разделившее нас. Как-то она, преодолев гордыню свою, все же спросила – "почему ты так не любишь меня?" – меня, все отдавшую тебе, это было правдой, и неправдой тоже, потому что не мне, а ему, и его могиле! Что я хотел у нее узнать? Она ничего не знает, также, как я. Да и что я мог бы понять тогда, в середине жизни, полный сил, совершающий те же ошибки, также как они, рождающий между прочим детей...
       
Маразм рассказ Сергей Коломиец       ...Но, как всегда, существуют люди, верящие во что-то иное. Таковым был Анарет, один из тех немногих, которых в последствии назовут Великим Воителем.
      Но воителем он не был. Равно как и великим.
      А было ему восемь лет, когда отец вышвырнул его из дома за то, что он разбил миску, любимую миску отца. Маленький Анарет не знал, куда ему податься. По закону, если человека изгоняли из собственного дома, его изгоняли и из города, и он вынужден был бы скитаться, ища убежища в горах, среди чудовищ и духов.
      Анарет знал этот закон, и поэтому побрел к городским воротам...
       
Мать вашу ТАК! рассказ Фёдор Раухвергер       ...А дело всё в том, что когда этой осенью на Украине произошла Оранжевая революция, и стояние на Майдане только начиналось, я, взяв внеочередной отпуск (большой респект моей начальнице, которая даже не спросила, зачем он мне и просто, без лишних проволочек, дала на него добро), собрал необходимые вещи, купил спальник и поехал в Киев поддержать хохлов в их стремлении к демократии. Не могу сказать, что мне особо симпатичен Ющенко =) , но и совок на постсоветском пространстве меня тоже не радует. Сначала я собирался ехать туда на своей машине, но потом выяснил, что поезда не смотря ни на что ходят регулярно, и решил купить себе билет, чтобы особо не напрягаться в дороге. Чтобы морально подготовиться к будущим событиям, купил себе плацкарту.
      Блин, время я провёл просто потрясающе!..
       
Марш-бросок рассказ Ашот Бегларян ...Рядовой Игнатюк был кандидатом в мастера спорта по легкой атлетике и на 2 года старше своих сослуживцев (ему дали отсрочку для завершения учебы в физкультурном техникуме), однако несмотря на это терпел ежедневные унижения, оскорбления и побои. Да, именно терпел – в силу своего, наверное, неправильного воспитания на гражданке. Он почти добровольно выполнял "черную" работу: чистил туалеты, мыл полы, убирался на кухне. Кроме того, стирал старослужащим одежду, подшивал воротнички, начищал сапоги, короче говоря, служил за "того парня", который всячески отлынивал от службы и пытался переложить свои обязанности на плечи таких "правильно", по-домашнему воспитанных, как Игнатюк...
       
Мать рассказ Ашот Бегларян       ...Едва забрезжил рассвет, Андрей встал, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить мать. Но та уже была на ногах. Согнувшись над печкой, она раздувала огонь. Знакомое чувство болезненной жалости кольнуло грудь, когда в зыбком свете керосиновой лампы он увидел распущенные редкие волосы матери, исхудалую, словно надломленную шею...
      С неожиданной настойчивостью она стала просить сына повременить с отъездом. Андрей прекрасно понимал, как ждут его на передовой. Но внутренний голос подсказывал, что нельзя ослушаться матери, которая давно ни о чем не просила. Уже совсем рассвело, а они все еще сидели за столом. Никогда раньше сын не был так откровенен и нежен с матерью.
      "Посиди еще, не уходи..." – шептала она сыну...
       
Мексиканская любовь в одном тихом дурдоме рассказ Павел Парфин       ...Лиля и Витек Андрейченко вошли в арку и очутились в старом неуютном дворе, в который с трех сторон глядели неумытые окна заброшенных властью и Богом коммунальных квартир. Из дощатой уборной вышла баба в кое-как запахнутом домашнем халате и, зло зыркнув на чужих, исчезла за скрипучей дверью.
      – Вот он! – Лиля звонко топнула левой туфелькой по крышке блестящего, будто нарочно начищенного, канализационного люка. – Гюго, открывай! – приказала она.
      Андрейченко ухмыльнулся скептически, посмотрел сверху вниз на тоненькую Лилю, но перечить не стал, вынул из студенческого тубуса фомку и в два приема открыл люк.
      – Кто там? – тотчас раздалось снизу. – Лиль, ты?
      – Да, да, Колумб, все спок... Я не одна, с другом.
      – Тогда раздевайтесь бегом и спускайтесь!
      Лиля изучающе, будто впервые, глянула на Андрейченко: – Раздевайся, Гюго.
      – До трусов? – вновь скептически ухмыльнулся Витек.
      – Нет, до полового члена, – совершенно серьезно уточнила Лиля и сняла свитер, обнажив остренькую девичью грудь. Словно по команде, в одном из окон на первом этаже возникла жадная мужская харя и торкнулась пьяными глазенками Лилькиных сосков. Но облапать до конца не успела: за спиной мужика выросла баба в неряшливом халате и за шиворот оттащила мужика от окна. Вернувшись, она сурово наблюдала, как Андрейченко снимает с себя полощущиеся на ветру черные сатиновые трусы. Голая Лиля первой полезла в люк...
       
Мемуар рассказ Ольга Васильева ...А я с ним разговариваю… Наверное, я начинаю сходить с ума, потому что иногда разговариваю с вещами. Кажется порой, что и у этой старой лампы, и у старинных механических часов на стене есть душа, что они видят, слышат и понимают меня и Кузю. Они – лучшие слушатели, я их люблю...
       
Мерда роман Антон Золотарёв       ...Все, с чем мы сталкиваемся в течение своей жизни, таит в себе потенциальную угрозу:
      Огонь – убивает. Вода – убивает. Электричество – убивает. Даже любовь иной раз убивает...
      Книги тоже бывают опасны. Иногда и они – убивают... Я и сам порой нарывался на книги, чью убойную силу следовало бы измерять не в эстетических категориях, а в тротиловом эквиваленте. Наверное, это очень плохо. Но это правда.
      На электрических щитах высокого напряжения имеется предупреждающая табличка с надписью: “НЕ ВЛЕЗАЙ! УБЬЕТ!” Всем известно, что тот, кто в соответствующих обстоятельствах не отнесется к этой заповеди с должным пониманием, рискует раньше срока отправиться на небеса...
      Если вы зачем-то сунете два пальца в розетку, это причинит вам меньше вреда, чем беспечное и неосторожное обращение с непредсказуемым прямоугольным предметом в картонной оболочке, который вы сейчас держите в своих руках.
      Эта книга опасна, как кирпич, оставленный неизвестным гадом на карнизе. Она страшна, как оголенный провод под напряжением. – Я предупреждаю вас об этом совершенно откровенно.
      Всякий текст есть послание. Рождественская открытка – это послание. Роман в пятьсот страниц – это тоже послание. Даже интимный дневник – это в конечном счете послание: от самого себя в настоящем – к себе самому в будущем. Так вот, “Мерда” – это и есть мой чудовищный интимный дневник. Это и есть мое послание из моего невероятного настоящего – в мое вероятное будущее. Но поскольку содержание этого послания далеко не исчерпывается его сугубо частным и прикладным предназначением, то оно поэтому может быть получено и другими адресатами, и использовано ими по своему усмотрению и в своих приватных целях, не обязательно совпадающих с общепринятыми социальными императивами, согласованными с ныне действующим уголовным законодательством...
       
Местные новости 1.1 рассказ Дмитрий Вишняков       ...Вертясь на геморроидальном стуле, закинув ногу на ногу, я пишу новости. Местные новости. Всасывая, один за другим красные честерфилды и щербатые чашки очень плохого, но крепкого кофе. Местные новости. Бытовые убийства и торжественные открытия. В комнате, где я этим занимаюсь, много сигаретного дыма и пятен на стенах. От клавиатуры у меня холодеют ладони. И кажется, горечь во рту уже разъедает зубы.
      Нет, я не разоблачаю олигархов, не борюсь с коррупцией, не воюю с чиновниками. Я пишу местные новости. Местные новости похожи на деревья бонсай. Такие же, как в лесу, только в масштабе 1 к 20. Мальчик в вельветовых шортах считает, что это колоссальная дезинформация. И за ней скрыт грандиозный, таинственный и неотразимый заговор. Фальшивая витрина.
      Предмет заговора – пустота. Скрыть, замазать, замаскировать, заретушировать то, что воцаряется в наших умах, заливает со стен потолков наши комнаты и связывают нас своими невидимыми путами. Будто бы кто-то украл и продал усталой и старой Европе весь наш молодой zeitgeist. А мы все больше начинаем сомневаться в собственной реальности. Кто-то ищет подтверждения в наркотиках, другие тонут в телевизоре, синтетических слабоалкогольных напитках и растворимом кофе в рабочее время, а третьи просто исчезают, о них говорят просто: «Он уехал работать»...
       
Метаморфин повесть Петр Семилетов       ...Когда синеглазой Зине стукнуло 25 лет, она решила, что называется грубыми людьми, "найти себе мужика". Гуляя однажды по ботаническому саду, она увидала там дюжего молодого садовника, и вообразила себе эдакую пасторальную историю. Которую решила претворить в жизнь.
      Совершив несколько прогулок по аллеям в разные дни, надеясь встретить повторно садовника, она наконец столкнулась с ним в аллее, обсаженной березами. Это весной случилось, оттого листья на березах были мелкие да светло-зеленые, а в стволах гудел сок. Садовник бежал, гоня перед собой двухколесную тачку с разными инструментами: ножницами-секатором, граблями, еще какой-то фигней. Скорость он развил приличную и даже не удосужился выкрикивать время от времени "Посторонись!".
      Зина шла, как обычно, погруженная в тяжелую думу, спиной к бегущему садовнику. Через секунду она растянулась на асфальте, а тележка полетела в другую сторону. ...
       
Метро рассказ Александр Пряничников ...В одной из древних стран произошла обычная для тех мест история. Два молодых сердца полюбили друг друга. Сыграли свадьбу. Время близится к ночи, молодая покидает своего любимого и говорит ему: милый, я приготовлю наше ложе, приходи скорее! Муж попрощался с гостями, и бегом к жене, а дверь закрыта! Открой, говорит он, это твой муж пришел, но жена не открывает ему, только спрашивает: кто это стучится в мою комнату? Муж называет себя, но жена опять спрашивает его: кто стучится в мою комнату? Он повторяет свое имя, но никакого результата, хотел даже выломать дверь от нетерпения, но не смог. Раньше умели делать надежные ворота внутренних покоев. Устал, присел, и думает, а может, любимая с ума сошла? А то все повторяет из-за дверей: кто пришел ко мне? И тут он понял, что жена его не мучает, а загадку загадывает. Думал, думал, спрашивал себя, кто я был для нее до свадьбы, чужим, отдельным человеком, можно сказать, посторонним. А сейчас? Все изменилось. Она спрашивает: кто стучится ко мне? Я отвечаю: это я! То есть опять говорю про себя, как об отдельной личности, независимой и не связанной с ней, и она, естественно, меня не пускает. Кто же я теперь? Есть Я, и есть Ты, моя жена, если нет меня, то что же остается, только Ты! Он снова постучался. Кто там? – спросила жена. Это Ты, – ответил молодой супруг. Жена открыла дверь...
       
Милая, я готов... рассказ Евгений Антонов       ...Будучи юношей, я познал свое тело уже достаточно хорошо, что бы не содрогаться от вкуса крови во рту, или при виде плавающего в ванне свернувшегося белка. Позже, повзрослев окончательно, я узнал и о других возможностях человеческого тела. Например, о его способности получать удовольствие от того, что раньше доставляло боль, и наоборот.
      Так вот, что я хочу сказать: человеческий дух на много порядков сильнее его тела и тебе просто кажется, что ты не можешь больше жить, радоваться, смеяться, хотя жизнь-то еще и не закончилась, и ты вынуждена “бежать под горку”. Через “не могу”. Ты можешь вынести гораздо большее!...
       
Милосердие рассказ Сергей Коломиец       ...Он был стар. Очень стар. Настолько стар, что внук Его давно умер, а Он жил. Он страшно устал. Он умирал. Умирал и вспоминал. Сначала Он вспомнил о Ней:
      Был вечер, и Он гулял во дворе... Она подошла к воротам и протянула руку, прося милостыню. Он подбежал к Ней, чтобы прогнать, но Она приласкала Его через решетку, и Он впустил Ее. Она отдалась Ему прямо у дороги. На следующий день Он узнал, что Она утонула в озере, и тело не стали доставать. "Бродяга ведь!" – сказал Отец.
      Ему было пятнадцать...
       
Милочка рассказ Владимир Савич       ...Кроме того, забредший случайно в Милочкину ограду городской дурачок "Андрюша космонавт" неожиданно заговорил каноническими текстами святого писания, а жители высотных домов, что обступили старое кладбище, утверждали, что по ночам над Милочкиной оградой видно какое-то голубоватое свечение. Возможно, что Андрюша был умело скрывавшимся многие годы пятидесятником, а жители домов принимали огоньки сигарет допоздна сидевших в ограде уголовников за блуждающие огни, но, тем не менее, к Милочкиной ограде потянулись: попы-расстриги, церковные реформаторы, всякого рода сектанты и страждущие. Попы сорвали с тумбочки звездочку и прикрепили к её вершине крестик, реформаторы мурлыкали негромкие псалмы, страждущие просили об исцелении. Прохудившаяся тумбочка, облепленная многочисленными записочками, прокламациями, денежными купюрами, медальонами и ладанками стала напоминать рождественскую елку. На надгробье, всегда лежали калачики, бублики, горели лампадки, и стояла наполненная до краев рюмка с дорогим коньком. Вскоре прошел слух, что прозрел слепец, живущий в проходящей рядом с кладбищем теплотрассе, а кладбищенский бомж выиграл в лотерею. После этого бичи, столовавшиеся могильными подношениями, стали с молчаливым почтением обходить Милочкину ограду. Взять у Милочки теперь почиталось у них смертным грехом!..
       
Мимоза. Цветы Италии рассказ Анна Иванова       ...Мне вспомнилось, как однажды я беседовала с одной синьорой, несколько раз побывавшей в России. На вопрос о впечатлениях она ответила – "Очень интересно, очень понравилось. Только почему-то у вас совсем нет цветов на улицах. Наверное 70 лет вам запрещали их выращивать?" Мы поговорили о разном климате.
      Но если бы Вы видели, как бережно заботятся итальянцы о цветах, о своих садах, Вас бы не удивил ее вопрос. Этот разговор был в маленьком городке уже на севере Италии, в Альпах, с климатом более суровым, чем в центре страны, почти сравнимым с нашим. Высокие горы, обильные снегопады зимой, обвалы в горах, наводнения, но летом – первозданная зелень холмов и маленькие, как игрушечные, домики, все утопающие в цветах. Кажется, что ты попадаешь в удивительную сказочную кукольную страну. В ответ на мое восхищение чистотой, аккуратностью и обилием цветов я однажды услышала: "Ну что ж, мы просто очень любим эту землю. И у нас сохранилась привычка ее любить"...
       
Мир моих снов рассказ Димитри Ма'Блэк ...Здесь так отдаленно звучит труба. Крепкий чай, чуть сладковатый не дает уснуть... Сигарета, зажженная с одной спички курится быстро, не потухая. Легко пишутся стихи и читается роман У.П.Блетти. * Hа часах 1:45 * За окном голубовато-черная HОЧЬ; постепенно растворяется в приближении утра наступающего дня, такого непознанного и многообещающего. Того самого утра, когда я пойду туда. Туда, где не будет звуков трубы, и чая, наверное, тоже не будет. Где не будут писаться стихи и читаться книги, где от непрерывного разговора то и дело будет гаснуть сигарета. Hо, где мне пожмут руку, предложат присесть рядом, и назовут скромно, но очень душевно,– КОЛЛЕГОЙ!..
       
Мир рушится рассказ Алексей Кобенин ...Я не знал что мне делать. Толпа наводила страх, который и так переполнял мою душу. Мне захотелось бежать. Бежать, сломя голову. Неважно, куда… Просто бежать!.. Я так и сделал. Я рванулся с места и побежал в направлении, противоположном направлению движения потока пешеходов, беспощадно расталкивая всех, кто попадался на моем пути… А они просто падали, вставали и продолжали идти дальше...
       
Мистика или Метания души повесть Анна Иванова       ...Но после умиротворения, наполнившего меня радостью и силой, и самое удивительное, что именно в этот момент, еще у стен монастыря, я вдруг исполнилась решимостью вступить в авантюру, которую мне настойчиво предлагали, в виртуальную игру, если это – игра. Но чтобы это ни было, это была борьбы за мою душу, и именно поэтому я не могла молчать. Короче говоря, я сделала глупость – бросила вызов и написала Мефистофелю:
      – Это Ваш беспокойный дух снова пролетает в Интернете и над Москвой, в городе, где разрушались когда-то храмы, в поисках светлых душ и искренних чувств?
      И тут же получила утвердительный ответ:
      – В поисках душ родственных, вводя их в искушения, и впадая в них сам, пролетал.
      И даже не один ответ:
      – Надо будет бросить этот город к твоим ногам, повергнув его в хаос и разрушение...
       
Мистификатор рассказ Елена Петухова ...Он был Великим Поэтом, Мистификатором, и где-то даже Богом. Богом – для как миниум сотни и-нетовских обитательниц, ожидающих его явления в электронных письмах. Он видел их как на ладони; они не видели его, но ощущали его присутствие; они не узнавали его под разными масками – да им этого было и не надо. Он давал каждой то, что казалось необходимостью, и незаметно высасывал из разомлевших "жертв" энергию. Причудливо трансформируясь у него в сознании, она давала импульс к творчеству – и из разрозненных осколочков характеров нет-нет да слагался цельный, становясь идеалом, будя неизведанные ранее ощущения... Слагался – срисовывался – и тут же рассыпался – в постоянном вращении калейдоскопа, насыщая своими кусочками вереницу еще не родившихся образов...
       
Митино молоко рассказ Станислав Алов       ...На следующий день директриса была сама не своя. Подумать только — двое в один день, да еще и оба из одного класса… Она, словно преодолевая сопротивление враждебного воздуха, втиснулась в этот самый класс. Урок геометрии был прерван заранее. Все ждали некоего сообщения. Директриса, будто стеснительная девочка, молча проследовала к доске, замялась, заправила за ухо крашеный хною локон и наконец выпалила:
      — Дети… — словно смутившись от внезапной громкости собственного голоса, она прокашлялась. — Простите… Дети. Сегодня мне. И всем нам. Очень тяжело… Мы потеряли… двух наших учеников. Не столь уж важно, что они были далеко не отличниками...
       
Младший "Помпа" рассказ Евгений Батурин ...Я понимаю папу, мне тоже нравится смотреть на попки, обтянутые бархатом и крепдешином. Они все выпивают и вкусно закусывают, в промежутках между танцами пытаются петь. Даже за столом они обращаются к дяде Пете и папе очень вежливо: товарищ майор, товарищ капитан. Офицеры у нас в полку все лейтенанты, младшие, старшие, просто лейтенанты, кроме дяди Пети, папы и помпытеха дяди Паши. Лейтенанты все очень хорошие и, благодаря им, мой запас шоколада никогда не истощается. Они все молодые… Иногда мы их хороним, когда по два, когда по три. Папа говорит: “Молодо, зелено…”...
       
Может быть рассказ Виктория Сушко       ...Похоже, что жизнь – лишь череда ошибок, и ошибкам нет конца, но иногда, пробираясь сквозь причудливые заросли мрачного леса впереди, где-то за горизонтом, маячит нежный зелено-голубой свет. Ветви деревьев раздирают лицо и руки в кровь, вонзаясь в юную плоть, и я иду дальше, плачу, так как чувствую, что не успеваю, опять не успею, и где же этот свет, где он…
      Только ошибка за ошибкой. А ведь поначалу все было так просто, серо и одиноко, и думалось с тоскою, что так и будет – такая жизнь и стало быть, все тем и кончится. А потом однажды, вдруг и необратимо – все изменилось. И я старалась не причинить боль ни себе, ни другим; я мечтала о счастье. Ошибка – одна за другою. Я страдаю. Но зато теперь точно знаю, что жива. Я живая. Улыбаюсь, улыбкою разрезаю черноту беспросветности. Все было. Все будет. В отчаянии сжимаю маленькими ладошками податливую плотность пустоты, вдруг упавшей на меня откуда-то из бездны ночного неба – вот оно, свалилось, и ничего не поделаешь. Ночь, далекие ледяные звезды, маленькая планета Земля, я и пустота. Я со своей пустотой. Смотрю на нее и думаю: может, подарить кому, вдруг еще понадобится…
      Рассекаю пространство чужого, теперь навеки чужого города, размазываю предательскую соленую дрянь по лицу, и как же это угораздило меня родиться такой дурой… Не могу увязать одно с другим, установить необходимые связи, завязать узелочки-бантики. Все рассыпается вхлам и что теперь делать...
       
Молитва рассказ Дмитрий Записной ...Благодарю тебя, Господи, за великий дар твой людям, за любовь к нам приходящую! И когда настала пора, и посетила меня любовь, то любимый мой на четвертый день уговорил меня провести с ним ночь. И еще с его пятерыми близкими, как он сказал, друзьями. Так, с помутненным любовью разумом, потеряла я невинность в шести местах, по шесть раз одновременно. А на шестой день, иссякла моя любовь к нему, да и ко всему остальному, но только не к тебе, Господи...
       
Молитва рассказ Александр Кротов       ...Только лес стоял на пути. Джек шёл быстро, ему некогда было наслаждаться красотами здешней природы, которые луна освещала, казалось бы, только для него. И вдруг, на некотором промежутке пути, он заметил тени позади себя, которые становились всё ближе и ближе. Что это может быть? Просто пятна перед глазами? А пятна всё приближались. Он остановился, замер, и тут луна осветила серые фигуры. Это были четыре волка. Они приблизились, и стояли перед ним, они смотрели на него в упор, должно быть, поджидая команды вожака...
       
Монета рассказ Дмитрий Фёдоров      ...Дедок повертелся еще минутку и, вытянув шею, начал заглядывать соседке в книжку. Картинок не было, текст мелкий. Дед огорченно вздохнул и нахохлился. Автобус жил своей жизнью. Пассажиры негромко переговаривались, кто-то читал, кто-то смотрел в окно, все сопровождал натужный вой мотора, шипение дверей и лязганье каких-то неведомых железок. Алексей поймал быстрый взгляд из-под ресниц и приосанился. Чуть втянул живот, шевельнул широкими плечами и одновременно отвел свой нахальный взгляд в сторону. В поле зрения попал дед со своей кошелкой. Теперь он как-то замедленно в ней рылся, опустив голову. Вот показалась странно белая рука, с небольшим алюминиевым цилиндриком. Соскальзывающими пальцами дед начал отворачивать крышечку. Увидев голубовато-белые ногти медленных рук, Алексей почувствовал знакомый холодок в животе. Уже приседая и пытаясь заглянуть деду в лицо, он знал, что увидит… закатившиеся глаза, белое лицо, тихое «кха-а…» слабого выдоха…
      …придерживая безвольное тело за отвороты пиджака. Алексей взревел раненым медведем: «А ну, место освободили!!!! Человеку плохо!!! Быстрей, б…ь!!!!» Толпа послушалась мгновенно. Столько было ярости и силы в этом голосе, что середина прохода в автобусе опустела в секунду...
       
Монолог перед смертью рассказ Павел Абызов       ..."Скоро меня убьют", – это была единственная мысль в его голове. Узник лежал на полу мокрой, грязной камеры в ожидании утра, когда его должны были казнить. Предательские лучи солнца уже пробивались сквозь решётку темницы.
      – Скоро меня убьют, – вновь подумал бедолага и неожиданно рассмеялся своей мысли. – А может это и к лучшему? Моя жизнь ведь и так давно потеряла смысл, а теперь меня хотят казнить за то, что я якобы у кого-то украл кошелёк, в котором и денег-то не было. Всё это не правильно, да разве я смогу всё исправить, разве я смогу сломать мир? Нет! Поэтому мне незачем жить!
      Да, но ведь другие живут! Живут, но лишь до тех пор, пока не познают всю несправедливость жизни...
       
Монолог с действием-2 рассказ Фёдор Раухвергер       ...В чём цимес МОЕЙ жизни?! В совокуплениях со всякими дурами?.. в созерцании мира?.. «пока я жду тебя, что мне делать?» Подставляю стул к пианино, открываю чёрную, немного тяжёлую крышку, сажусь и начинаю играть. «Соната партита» Йосефа Гайдана – на большее меня сейчас не хватает. Левая рука слишком сильно стучит по клавишам. Но плавная, тихая музыка успокаивает меня. Так, сейчас самый сложный момент – осторожно. Внезапно раздаётся надрывный писк телефона – кидаюсь к нему – сообщение!.. от неё!.. – «kak dela?» А стоит ли отвечать?! А стоит ли вообще хоть что-нибудь тех усилий, которые я ко всему всегда привык прилагать?! У меня в мозгу сейчас вертятся только одна фраза: «only G-d can judge me now»...
       
Море рассказ Сергей Коломиец       ...Синее море, белые камни, ярко-оранжевое предзакатное небо. Как это красиво! Но не об этой красоте думала маленькая черноволосая женщина, стоящая на белокаменной веранде, освещенная лучами заходящего солнца и смотрящая на море. Грусть была в ее глазах, печаль расставания, расставания с близкими, с Родиной, с жизнью...
      Она думала о прожитой жизни, такой короткой и такой яркой. Вспоминала она вересковые пустоши, где она в детстве бегала босиком. Вспоминала о темных лесах, где она так любила проводить время одна. Думала о варварах, которые вырвали ее из привычной безмятежной жизни. Тень улыбки вызывала у нее мысль о годах, проведенных в Атлантиде...
       
Моя последняя осень рассказ Ambidexter ...На следующее утро просыпаюсь от самого прекрасного, щемящего звука в мире – звука летящего на юг клина каких-то больших птиц. Может, это журавли, но скорее, гуси, я спросонок не могу разглядеть. Я выхожу на крыльцо и долго смотрю им вслед. Каждый борется за себя по-своему. Кто-то впадает в спячку до весны, кто-то – я, например, – впускает осень в свое сердце и старается обрести гармонию с окружающим миром, растворяясь в нем, а кто-то просто улетает на юг. Так же легко, как эти большие серые птицы...
       
Мудрость небес рассказ Лачин Самед-заде ...Нас собрали за деревней, человек двести, высоких, рыжих, длинноволосых, голубоглазых, почти обнаженных, построили в ряд, и мне подумалось: и ничем-то они на нас не похожи, низкорослы, черны, даже лица обмотаны тряпками; окружили нас как черным ободком, и я подумал еще: это похоже на священный костер времен весенних праздников – огонь, обложенный камнями, но тут поднялся страшный шум и гам – два черных всадника, разъезжая меж нас, выхватывали и передавали дальше своим всех красивых девушек и женщин, дикий визг стоял кругом, но только визг, мужчины молчали, знали по опыту, что вступаться нельзя, а надо молчать, смотреть вниз, и главное – не встречаться взглядом с женщинами; потом ряды окружающих поредели вдвое, как и число женщин, и в отдалении слышались теперь не визг, а дикие крики; и вдруг все стихло, тишина наступила, и я подумал тогда: это еще страшнее...
       
Мужское слово рассказ Станислав Алов       ...Было то в совхозе Сорокино. Сорок там, правда, особенно не водилось. Зато гусей – хожь жарь, хожь вари. По земле, стало быть, фордыбачили неугомонные гуси, по летнему небу – тихие облачка. Время ползло к обеду, сорокинские мужики – на поля.
      – Едрить его за ногу, – в который раз недоуменно сплюнул Семен. Трактор не желал заводиться. А хорошо это или плохо – еще не решили...
       
Музыка Шопена рассказ Анна Иванова       ...Я верю в то, что каждая встреча имеет свое предназначение.
      Есть люди, при воспоминании о которых светлеет на душе. Как бы ни складывались отношения, сколько бы времени ни прошло.
      Ты просто рад тому, что они прошли рядом, прикоснулись к твоей судьбе.
      Таких светлых людей, которые оказали на тебя влияние, каким-то образом изменили тебя, повлияли на твой внутренний мир, очень немного на том или ином этапе, на смене периодов, из которых складывается вся жизнь. Они помогают выстоять в переменах, преодолеть сомнения на пути и могут дать надежду идти вперед...
       
Мы все-таки победили рассказ Виктор Крючков       ...И все-таки сбылось! Все-таки случилось так, что выбрали в министры культуры Юрия Юлиановича Шевчука. Охали в троллейбусах всезнающие бабки, газеты рупорами выкрикивали заголовки-сенсации, длинноволосая молодежь возле базарных музыкальных ларьков радостно заказывала ДДТ и заговорщицки подмигивала. Таперяча, дескать, все по-новому будет, дождались спасенья от гадов, оценили заслуги, уважили и прочая, прочая...
       
На кладбище рассказ Елена Ведекинд       ...Первый урок по ритуальности я получила от бабушки по отцу, когда помогала ей хоронить бабушку по матери. Я была слишком молодая, чтобы делать это самой. Она была так добра, что взяла это на себя. Мать никогда не знала, что делать. Она смогла только выйти замуж. А за все остальное отдувалась я. Но обижаться на нее нет сил.
      Мой опыт пригодился другим. Такое было время. Когда у подруги убили мужа, она позвонила мне первой. Она знала, что я знаю, что делать. Другая подруга знала тоже, когда спрашивала, что чуствовать, когда хоронишь нелюбимого отца. Надеюсь, я им помогла. Об этом я сказала, в ответ на молчаливый вопрос в глазах окружающих меня людей. – У каждого из вас есть отец. Сегодня мы похоронили моего...
       
На одной ноге рассказ Александр Ильин ...Щепин Карл Альбертович, сорока пяти лет от роду, в костюме и с дипломатом, прыгал на одной ножке по едва ли не самой оживлённой улице своего города. Происходило это прохладным и ясным сентябрьским утром на глазах у множества спешащих к месту своей работы – в основном хмурых – граждан. Карл Альбертович привлекал всеобщее внимание и вызывал разнообразные на своё поведение у людей реакции. И были они – как это ни печально – по большей части негативны и отрицательны. Однако сей фактор нисколько не влиял на прыгающего мужчину, который попросту не замечал окружавшей его серой человеческой массы. Он замечал только чистое синее небо и неяркое спросонья приветливое солнце, и улыбался им просто-добродушно, и скакал на правой ноге, пренебрегая вылезающей из-под брюк белой рубашкой, дружески хлопающим по плечу галстуком и стучащим по ляжкам дипломатом...
       
Наваждение рассказ Эдуард Байков ...Вот-вот свояк подоспеет и поможет подняться, а то так не долго и почки застудить. Сейчас он легкая добыча для кого угодно – беспомощная, распластанная на снегу бабочка. Мошка, угодившая в паутину и покорно ожидающая своей участи. А паук уже близко. Откуда у него взялись в тот момент мрачные мысли? Удивиться он не успел. Чья-то широкая тень нависла над ним, заслонив собой небо. Человек шумно дышал, приближая свое лицо к неподвижному водителю, повеяло гнилью изо рта. Раиса прошиб озноб – ночной кошмар сделался явью. Тот самый мерзкий старик из сна. Тянет заскорузлые руки с корявыми пальцами к шее поверженного. Вот уселся ему на грудь, сдавил горло, еще ближе склонился, лицом к лицу. Злые глазки с вертикальными зрачками излучали ненависть и торжество. Паника охватила Раиса, мысли перепуганными наседками заметались в голове. И тут, словно озаренье снизошло, вспомнил спасительное средство. Наполнив рот слюной, плюнул в страшный лик старца-шурале. И сразу потерял сознание...
       
Навстречу Удаче рассказ Павел Абызов       ...Грома не было. Было тихо, даже ветер начал ослабевать. В этот момент я слышал только то, как пролетают капли дождя, а потом со звоном разбиваются об асфальт. В их полёте я видел что-то до боли знакомое.
      – Они всегда разбиваются, всегда разбиваются после того, как пролетят. И их уже не собрать. Разбившись однажды, ни одна природная сила не сможет вновь их склеить, превратить в каплю. А чем они виноваты? А только лишь тем, что родились водой. О какой справедливость можно говорить? Чем виноват человек, что на его пути попадается очередное испытание?..
       
Надька рассказ Владимир Савич       ... – Так ты в натуре Надька? – спросил хозяйку бритый под ноль гражданин.
      – Я.
      – А я Бинокль. Слышала о таком? – усмехнулся бритый.
      – А вы кто: поэт, скульптор, или может режиссер… – Надька с интересом разглядывала Бинокля.
      – Не, я по монтажу, кому сопатку сверну, а кого на пику посажу. Короче слышь, коза, есть базар… Вот он сказал, – Бинокль указал на пришедшего с ним бывшего куратора приозерско-безнадежнинской идеологии майора В.П.Утина, – что ты типа этой как её. Ну, этой, безшнуфтовой. Кликуха у нее такая прикольная…типа банда…
      – Ванга, – подсказал Биноклю бывший куратор.
      – Во, во, во… Короче терка меж нами будет такая. Я у тебя неделю живу и выхожу городским мэром, а если нет, то не обессудь. Вынесут голуба тебя отсюда вперед ногами. Я понятно излагаю?
      Дней шесть жил Бинокль у Надьки: пил водку, орал блатной фольклор, стрелял в направлении Жучкиной будки и откровенно плевал на текущие дела. Впрочем, любой бы на его месте поступал бы так же. Ведь "мэрство" было у него, можно сказать, в кармане...
       
Нас придут брать рассказ Илья Лыков ...Предчувствую тот день, потому иногда задумчиво смотрю в веселые лица друзей, и вижу блядское предательство в ласковых глазах наших любимых девочек. Мне кажется, они не верят в завтрашний день. В такие минуты спрашивают: "Что случилось?" Тут я вздрагиваю, меняюсь в лице и говорю что: "Так, ерунда". О таких вещах лучше не говорить, вдруг они действительно не верят в завтрашний день?..
       
Начало рассказ Сергей Коломиец ...Пока по Мирам Мультиуниверсума разошлось сообщение о Вселенском совете, на Земле прошло десять тысяч лет, и Человек выполз из нор и пещер и начал осваивать равнины и побережья... Пока все делегаты собрались во Дворце Созидания и заняли свои места в Звездном Зале, прошло еще десять тысяч лет, и Человек вышел в космос...
       
Начос рассказ Елена Ведекинд       ...Нина хмыкает, что за женщина, и смотрит через стеклянную перегородку. Молоденькая официантка гладит по спине черного менеджера, тот устало закрывает глаза. Бургеры подали так себе. Может это и к лучшему – им обоим нужно заботиться о весе. Нина еще ничего, держится благодаря генетике, а у Рика явно наметилось брюшко. По телевизору передают последние новости о надвигающемся урагане. Опять. Алиса пробегает с горкой грязных тарелок, слегка притормаживает: – Все ОК?
      Нина хмыкает, стучит по плексигласовой подставочке, на которой написано Spirit of Jamaica. Карточек больше нет. Рик отвечает:
      – Эта страна больше не существует.
      Алиса кивает головой и бежит дальше.
      – Бедная девочка, – говорит Нина. – Мы ее замучили сегодня. Они оба смеются.
      Рик, довольный после еды, вытягивает ноги на кушетке. Вечер почти закончен, и торопиться некуда.
      – Так было в России, перед революцией. Изменения начались незаметно, исподволь. Это знаки.
      – О чем ты говоришь?
      Рик смотрит внимательно, и ответ читается в его глазах.
      – Война. Я говорю о войне. Четвертой мировой войне...
       
Наше лето рассказ Дарья Кожемяка       ...Поезд тронулся, и мы суматошно чмокаемся, глядя в глаза друг другу – так надо, на прощание все целуются. И вот ты уже стоишь внизу, задрав голову. Состав тянется огромной, ленивой черепахой. А мы, поглощенные ею, выглядываем в окошко, стремясь запомнить каждую черточку тех, кто остается. Когда еще встретимся? А если и случится, будем уже совсем другими. Ты смотришь на меня глазами из далекого детства, они у тебя красные то ли от бессонной ночи, то ли от слез, которые предательски режут глаза. Делаешь вид, что готов бежать за поездом, и мы смеемся, я кокетливо машу платочком… Но поезд наконец-то разгоняется – спасибо, сил нет выдержать это. Твое лицо исчезает, и тут я уже не могу сдержать слез. Любимый город, расплывшись, прощается со мной – приезжай когда-нибудь!.. Волшебное лето закончилось.
      Почему, когда делаешь простую, будничную работу, в голову часто приходят самые заветные мысли, нужные, настоящие? Вот я хожу по комнате с пылесосом и почему-то вспоминаю тот далекий августовский день… Прошло четыре года, мы уже толком и не пишем друг другу, наши бумажные рукописные послания теряются где-то на отрезке в 13 тысяч километров. А еще ты мне приснился сегодня ночью…
      В голову лезут воспоминания, опутывают легкой теплой серебристой паутинкой с ног до головы...
       
Не быть человеком рассказ Miguel Stingl       ...Перрон. Черт возьми, да что же со мной? Я жду поезд. Поезда нет. На перроне тоже больше никого нет. Только я. И какой-то старик. Сидит на скамейке и не двигается. Я дефилирую в его сторону. Медленно. Мои ноги как ватные. Я не дохожу до него, и уже слышу, как он что-то бормочет:
      – Все, все погибли... Я один выжил... Больше никого...
      – Сэнсэй! – окликаю его я.
      – Больше никого... Как теперь жить дальше? Зачем мне жить дальше?
      Видимо, он меня не слышит. И, похоже, не видит. Я стою перед ним и размахиваю руками. Он смотрит куда-то сквозь меня.
      – Дым, яд, разрушения... Люди... Почему люди такие подлые? Почему они готовы друг другу глотки перегрызть из-за несчастных пары сотен йен, если они знают, что они уже ничего не стоят?..
      Я останавливаюсь и слушаю старика. Это интересно.
      – И не у кого спросить. Не у кого получить ответ. Я не могу покончить с жизнью. Я не знаю как. Зачем мне жить?..
       
Не дёргайся рассказ Олег Лихоманов       ...Я мигом оказался на лестничной клетке своего, пятого этажа, и побежал вниз, к выходу из подъезда, перемахивая через две-три ступеньки. Внизу можно начать звонить во все двери, попросить вызвать милицию. На первом этаже я поднёс руку к звонку, но не успел нажать, как меня одёрнул чей-то голос:
      – Кирка и человек. Кирка важнее человека, который ей работает, – говорил, неспешно приближаясь, один из них, – Инструменты ради инструментов. Верх совершенства – машина. Человек – приставка к инструменту, с помощью которого создаются машины. Высшая материя – механизмы, низшая материя – биологическая масса, вооруженная инструментами. Инструмент – связующее звено между двумя сущностями. Машина, как воплощение стремления к совершенству, свойственное примитивной материи. Машина никуда не стремится: она – конечный продукт эволюции...
       
Не Пропоет Петух... рассказ Mихо Мосулишвили       ...Петрэ дрожащими руками копал могилу. Ценой бесконечных унижений, избиений он достиг, наконец, того места, где, по рассказам боевых товарищей, погиб его сын. Вон и эти подтверждают, что он убил восемнадцать человек.
      "Удостоверение действительно принадлежит моему Левану, но может же быть, что оно случайно оказалось у них? Ведь во время войны все случается. Хорошо еще, офицер разведки снабдил меня паспортом с чужой фамилией, а то мне не уйти бы от этих кровопийц. Полковник, правда, поклялся, что со мной ничего не случится, но кто знает, что у него на уме... Не подоспей я сегодня, эта мерзкая свинья осквернила бы его прах... Слава Тебе, Господи! Спасибо Тебе, что Ты вовремя привел меня сюда и спас моего Левана от свиньи-людоедки...".
      Налегая на лопату, профессор истово молился про себя Богу. Он не чувствовал ни безжалостного дождя, ни взглядов Бек-Идрисова и Гюрзы, молча наблюдавших за его действиями...
       
Не расстраивайся, будем жить! рассказ Александр Пряничников       ...Какая она, первая сигарета? Первая сигарета дня. Мне нравится их запах, не зажженных, чистых. Достаешь сигарету, подносишь к губам, немножко держишь, у женщин в красных губах, это нечто.
      Подносишь огонь. Да, огонь – источник света, тепла, в древности – жизни. Зажигалки приносят комфорт, спички дарят настоящее пламя, ты видишь огонь, ты сжигаешь сигарету, как ведьму на костре, вдыхая ее проклятие.
      Первая затяжка, вдох, и легкие выпускают блаженный дым вверх. Красиво загорается сигарета, ее кончик при затяжке, в полумраке бара это выглядит как диалог с тобой, как разговор двух посвященных. И никогда не докуривай до самого фильтра, сигарета – друг, она не должна обжигать пальцы.
      Сигарета – друг? А это правда. Нам плохо и мы тянемся к ним, с упоением целуем фильтр. Нам весело и наши друзья рядом, дым отгоняет страхи...
       
Не уходи рассказ Атаргартис      ...Иногда любовь к Богу делает человека равнодушным к другим. Порой до жестокости. Черноволосый смуглый мужчина, лет 34, в белой сутане с вышитым золотом крестом, уверенной твёрдой походкой шёл по выложенной серым камнем тропинке монастырского дворика, украшенного ухоженными газонами, на которых радуя глаз, на изумрудной траве, теснились, распространяя весенний аромат, яркие душистые цветы. Он ни о чём не думал. Просто шёл, потому что его позвали.
      Зазвонил колокол, заставив его вздрогнуть. Но это был лишь миг, когда он почувствовал что-то вроде беспричинной, необъяснимой тревоги, как мгновенный укол иглой. Колокольный звон напомнил ему о предстоящем венчании, где ему впервые предстоит соединить две души, нашедшие друг друга среди множества блуждающих и потерявшихся. "Боже! И зачем они это делают? Неужели любовь к женщине может быть сильней любви к тебе?"...
       
Невезение рассказ Эдуард Байков       ...Дебил исчезает на время, все понемногу устаканивается, успокаивается и пожилой мужчина с большой родинкой на левой щеке.
      Никто не заметил, как коварный олигофрен подкрался сзади к скамейке, где сидел мужик. Взметнулась рука с бутылкой и со всего размаха опустилась на седую непокрытую голову. Тара от удара разлетелась вдребезги, мужик, обливаясь кровью, рухнул на асфальт лицом вниз. Дурачок, мыча и брызжа слюной, кинулся прочь. Размахивая "розочкой" в руке и не давая никому к себе подступиться, он подбежал к автобусу. Швырнул отколотое горлышко в сторону преследовавшего молодого крепыша, промахнулся. Выкрикнув напоследок торжествующее "Аба-ба!", он запрыгнул в салон, двери закрылись, и автобус тронулся с места.
      На остановке люди суетились вокруг окровавленного мужчины, лежащего ничком. Обычно такие удары оказываются не смертельными, так почему же тот лежит бездыханный, не подавая признаков жизни? Когда прибыла милиция, а за ней скорая помощь, выяснилось, что пострадавший мертв...
       
Недетские судьбы рассказ Ольга Огнева       ...Оказалось, что он беспризорник.
      Еще не так давно о встрече с таким подростком написали бы все газеты: "Беспризорные дети?! У нас?!!" Сегодня же, по данным статистики, в России насчитывается почти 100 тысяч беспризорных и около миллиона безнадзорных несовершеннолетних. 367 тысяч детей школьного возраста не учатся...
      Наверное, мы уже привыкли к чужому горю. А может, и за горе такие судьбы не считаем: можно ли жалеть отбросы общества? Чего их жалеть: воруют, колются, могут и напасть, и заразу всякую разносят...
      А я все чаще вспоминаю Женю. Где он сейчас скитается? Может, стал наркоманом, может, вором? Или все так же собирает бутылки? Может быть. Но я уверена, он мог бы стать неплохим человеком.
      И я все чаще жалею, что тогда, на вокзале, у меня не нашлось для мальчика нужных слов, как нашлось у Жени печенье для моей собаки. Я постоянно ищу эти слова, и три истории, которые вынесены из посещения областного приюта, нескольких неблагополучных семей, ночного рейда с сотрудниками Железнодорожного РОВД, – часть этого поиска...
       
Неизвестные архивы острова Карнат рассказ Станислав Алов       ...А для чего, собственно, все это? – спросят некоторые паникеры. – Ну вот, все эти ожившие ужасы, кошмарные видения, стильно разрезанные конечности – словом, вся эта кровавая мясорубка?.. А для того, друзья мои, чтобы показать вам самих себя в естественном, заметьте, и первозданном виде. Кто, как не вы – настоящие герои Моей Игры. Как же обожаю я проводить поучительные эксперименты над людьми! Что может быть забавнее, чем поставить человека в те условия, каковые как раз и лишат его всего человеческого; заставить обитателей тюрьмы (а разве не пребывает каждый из вас в тюрьме собственных интересов?) остервенело кромсать как надзирателей, так и друг дружку – ради одного лишь иллюзорного понятия «жизнь»; дать шанс единственному Избранному (мною, конечно же, а не каким-нибудь там богом) превратиться из жалкого никчемного убийцы в некого Освободителя, призванного выполнить Миссию и спасти всех. Всех, кто останется в живых и не будет убит им же… Ха-ха! Ну разве я не гений (этот вопрос также риторический)? Так наслаждайтесь же, дамы и господа, лучшим кровавым шоу острова Карнат!..
       
Нелепый поцелуй рассказ Ашот Бегларян       ...Затаив дыхание, Корюн терпеливо ждал в тени кленового дерева напротив санчасти до тех пор, пока наконец не выходила медсестра. Она проходила мимо, не замечая его. Он же потерянно смотрел ей вслед, и уходил удрученный, чтобы дальше терзаться фантазиями своего разыгравшегося и неуправляемого воображения. И с каждой такой мимолетной встречей она казалась ему все более недосягаемой...
      Но тут произошла неожиданная развязка. Один из медиков, заметив вскоре Корюна и его постоянные "засады" у санчасти, стал тайком следить за ним. Догадавшись в чем дело, он поманил солдата и, заговорщически подмигнув, прошептал ему:
      – Хочешь свидание устрою?
      – ...Вы о чем?.. Какое свидание?.. – пролепетал едва живой Корюн.
      – Не притворяйся, сынок. Сам молодым был, – прапорщик лукаво улыбнулся. – Запомни, воздержание – вещь опасная...
       
Немного о себе наедине с собой рассказ Димитри Ма'Блэк ...ГАРМОHИИ ДОСТИЧЬ HЕВОЗМОЖHО! Одному нравится тыквенная мякоть, другому – свинной хрящик. Отсюда – свинью с тыквой не спарить – нечто среднее отпадает...Постоянство, увы, абсурдно! Hужно помнить своего свер... шестка!? Девушке безумно хочется ощущать себя мужчиной, и на этой почве у нее сплошные неприятности. Кто-то зачитывается комиксами в картинках, а кто-то по третьему кругу перечитывает "Капитал" Марка Карлова (или как там его, дьявол?). Две разные вещи, а если глыбже копнуть? Суть одна, только первое с рисунками забавными, второе – без таковых. Зачем метаться, бегать, искать, страдать, раскапывать зарытую собаку,– ее все равно закопать придется!..
       
Непотопляемый рассказ Владимир Жуков ...Мое импровизированное приобщение к голубым кровям продолжалось, правда, всего несколько секунд. Но когда их новоиспеченное сиятельство уже соизволили выбираться из вельможной купели, та вдруг поддалась под их тяжестью, а затем с противным скрежетом стала проваливаться куда-то в тартарары. Какое-то мгновенье ваш покорный слуга еще пытался бороться с гравитацией и, кажется, даже успел безотчетно протянуть руки к оцепеневшей от ужаса тетке, но смог ухватиться лишь за какое-то подвернувшееся древко, с которым и исчез в облаке пыли...
       
Непрошенные гости рассказ Акрэн Гриин Модэрс       ...Так вот, сидим мы втроем, я на кресле, они на полу. Я пускаю вдоль комнаты веселые фразы, которые медленно, так, чтобы все успели их прочитать, плывут мимо наших глаз, сменяясь многочисленными другими фразами. Я, не открывая рта, смотрю на них все тем же скучным, показывающим мое недовольство взглядом, а они, смущаясь, смеются над каждым словом. Да, думаю я, вот ведь лицемеры! Им вообще не смешны плывущие фразы, они смеются лишь для того, чтобы снять нависшую над ними неловкую атмосферу, им, видите ли, неудобно, что я сижу и со спокойным видом не обращаю на них внимания. Ну конечно, а как еще я должен себя вести? Сидеть и веселить их умы, когда сам мучаюсь от их присутствия? Ну уж нет, я буду продолжать молчать и читать плывущие фразы...
       
Нет ничего невозвратимого повесть Сергей Аксененко       ...Самое удивительное, что сигареты мне пришлось покупать в той же торговой точке, что и вчера. Ларёк оказался целым. «Что это товарищ стал так мрачно шутить, – подумал я. – Да, меняются люди с годами». Тот же плакат, те же банки, та же продавщица, и довольно будничная. Меня это даже слегка разочаровало. Она как раз собиралась закрывать магазин. Дождь пошёл сильнее.
      – Вы проводите меня к мостику? – спросила хозяйка ларька.
      – А вы в болоте меня не утопите?
      – Так в прошлый же раз не утопила.
      – Где сигареты берёте?
      От моего прямого – в лоб – вопроса она замялась. Ответила не сразу.
      – Покупаю.
      – Зачем?
      – Для вас. Вы ведь такие курите.
      – Для меня?!!!
      – Сигареты настоящие, а этого всего нет, – улыбнулась она, показывая на полки с томатами и консервами.
      Мы вышли. Продавщица на этот раз была налегке, без авоськи с продуктами. Она закрыла ларёк, повозившись с замком довольно долго, и мы направились к мостику.
      – А вы всем предыдущим утопленникам тоже сигареты покупали?
      – А с чего вы решили, что вы утопленник?.. Я хочу показать вам своё село.
      Не знаю, как получилось, но я пошёл с ней...
       
Нет, про это он ей писать не будет рассказ Сергей Щербаков ...Очнулся он под раскидистым деревом с крепко стянутыми проволокой руками и ногами. Сильно болела голова, прямо раскалывалась, тошнило. Глаза были как ватные, еле ворочались. Раскрытый рот перетягивала скрученная в жгут и завязанная на затылке тряпка, от которой несло бензином. Первое, что он увидел, это пожухлую траву, на которой расплывчатыми пятнами белели его рассыпанные письма. На ближнем листке чернели, написанные неровным прыгающим почерком слова: "…Дорогая мама, не беспокойся за меня, я скоро вернусь…"
       
Нефес рассказ Наргиза Таш       ...Мы собрались здесь вместе со всеми вами, чтобы быть свидетелями воистину таинственного и сакрального деяния. Сестра наша, разочаровавшись в радостях земных, решила совершить благословенный путь к истине, к нашим истокам… Туда, откуда начинался наш вселенский путь. Она решилась сделать этот священный шаг, ее израненная душа стремится найти достойное ее прибежище. Она не смогла найти себя в жестоком материальном окружении, вся ее природа протестовала против этой ошибки, что называется – рождение на бренной земле! На самом деле, наша настоящая суть там,… во вневременье. Есть люди, которые, по независящим от нас обстоятельствам, имели несчастье появиться в примитивном и несправедливом мире. Но правда всегда торжествует и истина берет свое, – избранные, те, что неспособны принять эти условия, с позволения сказать, жизни человеческой, те, идеалы и стремления которых идут вразрез с общепризнанными постулатами социальной морали и светской медицины, уходят от нас добровольно. Наша священная праматерь – Великая Богиня Вечного Бытия – возложила на нас ответственную миссию: помочь этим людям достигнуть их вечного дома, вкусить вселенской гармонии познания идеального. Познание материального не есть истина – это суета…, муравьиное копошение, – многие так и не осознали этого. Но наша Матерь Вселенной всегда с нами. Страдая в этом мире, мы совершенствуем себя в мире ином. Познавая смерть, мы познаем истину. Сегодня великий день – еще одна душа обретет счастье и покой! А страдание… Кто из вас скажет, что такое страдание! Чувствовал ли кто-нибуть из вас, что есть истинное СТРАДАНИЕ! Я скажу…. Страдание это боль! Но боль не физическая, а иная… Боль, которую невозможно терпеть или лечить, – нельзя вылечить душу, что кровоточит... Когда ты не видишь выбора между жизнью и смертью, когда степень твоей боли останавливается на грани безрассудного! Когда некуда больше идти и нечем больше дышать... И ты не можешь больше терпеть эту БОЛЬ внутри тебя, сжигающую твою душу и испепеляющую твое сердце. Есть пик, именуемый концом предельного, так этот пик и есть твоя боль! Хватаясь за последнюю соломинку, ты падаешь на колени перед холодным жестоким существом, именуемым Бог, и молишь его о милосердии. Но Бог – нем… Тогда ты видишь в своем страдании великую миссию, приготовленную тебе свыше – ты возводишь свою боль в культ...
       
Никогда в табачных облаках рассказ Игорь Якушко ...Алина, за что ты так любишь Шопена? За что ненавидишь Шнитке? Я об этом пару раз вчера вспоминал: ты в комнате играешь первого, я в спальне верчу пластинку второго. Но не слышно тебе моей музыки, она тиха, но мне-то дикою смесью пресытиться – раз плюнуть. Оба, кстати, на Ш...
       
Никому – ни слова рассказ Сергей Литовкин ...Опасаясь прослушивания агентами телефонных сетей, я лично прибыл к шефу домой и, взяв с него ужасную клятву молчания, рассказал ему все. Помнится, он поклялся своим новым автомобилем, в очереди на который стоял лет пять, а деньги копил всю жизнь. Иначе я поступить не мог, поскольку дал подписку о неразглашении любых сведений. Шеф выразил недоверие моей версии, особенно после того, как я, по его просьбе, на него дыхнул. Потом задумался и погрустнел. Дело пахло уже не жареным, а – горелым...
       
Никто и никогда рассказ Сергей Береговой ...Перед тем, как выключится свет, я закрою глаза и представлю… Райские пейзажи, заполненные райскими ароматами: светлые моря, жаркие солнца, экзотические растения, бьющиеся сердца, книги с текстами, написанными между строк, длинные волосы, заветные мечты. Я заплачу от этой красоты и, наверно, умер бы, если б не был уже мертв. Если ты не поймешь, кто я, то я не перестану уничтожать тебя...
       
Ничто не теряется рассказ Дмитрий Курбатов       ... – Что же нам всем дано? – Жизнь, – сказал я вслух. Каждому человеку что-то дано, и у каждого – свое. И независимо от того, малое или большое получил человек, главное – то, как он с этим обошелся, как он отвечал на каждую возможность и что он оставил после себя. Да, именно так, – подумал я и произнес вслух: «Бессмертный след на песке времени». В какой-то философской книге я прочитал эти слова и теперь они пришли мне на память. Я молодой, и от меня сейчас зависит, каким будет мое будущее, и как я поступлю с тем малым и большим, что мне отпущено. Вот Горев и его история. Что можно сказать о нем? Он говорил, что в его жизни настоящими и человеческими были те несколько лет, которые он провел со своей женой и детьми. По своей вине – как он говорил – он потерял самое дорогое в жизни. И с тех пор он живет только прошлым, а настоящее заливает пьянкой. Ну и что? Он сам во всем виноват. Но мне ведь стало его жаль, и я назвал его хорошим мужиком, потому что почувствовал так. Потеряв все и растратив жизнь впустую, он никого ни в чем не обвиняет, а винит только себя. Он не жалеет себя и точно знает, что было хорошо в его жизни, а что плохо. И судьба тут не при чем. Например, Васька и Саня только тем и занимаются, что винят всех вокруг, да жалеют себя. Их тоже жаль, но нельзя почувствовать к ним уважения. С Горевым все по-другому...
       
Новелла о туманном лодочнике рассказ Сергей Болотников       ...Потом увидели лодочника.
      Темная фигура в грубом деревянном баркасе появилась неожиданно. Просто взяла и вынырнула из темноты, возникла грубым черным силуэтом под развесистой древней елью с наполовину выдранными-вывороченными глянцевитыми корнями. Как будто вырезана из черной бумаги, подобно тем безликим бумажным фигуркам, что применяются в театре теней. Вынырнула внезапно, подействовала как удар, как шок. Лодочник стоял не шевелясь, только слабый ветерок трепал тяжелое его одеяние. Он держал что-то в правой руке.
      Может быть, весло.
      Спицын нажал на тормоза, одновременно отчаянно сигналя напарнику. Тот понял, рация молчала, а джип позади резко тормознул, заходясь юзом.
      Лодочник не двигался, выжидал. Зато охотники не мешкали. Как только машины остановились, они слаженно открыли дверцы и выскочили в ночь, на ходу снимая ружья с предохранителей и прицеливаясь. К поясу Спицына был прикреплен талисман.
      – Давай! – крикнул он второму охотнику, и они начали стрелять...
       
Новогодняя мишура рассказ Ольга Стрелецкая ...От этого хлопка во мне проснулась Мать Тереза. Я уже знала, что будет дальше. Я начну успокаивать Вовку, доказывать, что он уникален. Так я подниму его самооценку. Потом я задам в лоб уничижительный вопрос: "А ты что же делаешь со своей уникальностью, засранец?". Тут он должен задуматься над своей жизнью. Потом мы вместе будем думать, как же его, Вовкину, жизнь направить в ту сторону, где реки молочные и сады райские. Мы вместе напишем план работы над Вовкиной неприкаянной судьбинушкой. Когда будет поставлена последняя точка в этом труде, моя задача будет вовремя смыться, чтобы Вовка не успел мне сесть на шею. Ведь обычно такие типы и въезжают в эти самые райские луга на чьей-то шее, да еще погоняют, а на конечной станции молча слезают, презрительно смотрят на доставившую их шею, и , не сказав спасибо, уходят. Хотя обычно "вовки" не удерживаются в стране благополучия и в конце концов вылетают откуда со свистом. Так как страна эта далеко не рай. Это что-то вроде хищного растения, которое завлекает своей красотой, А дальше как в песне "крылышками бяк-бяк, и мням-мням..." И вот тут-то надо или бицепсами работать, или мозгами шевелить. Но ведь "вовки" существа созерцательные, где уж им...
       
Новый герой повесть первая трилогии "Новый герой" Карен Арутюнянц, Нарек Арутюнянц       ...Ещё в лифте я слышу крики, раздающиеся откуда-то сверху. По мере того, как я приближаюсь к цели, крики переходят в вопли, и когда лифт останавливается, и дверцы его открываются, меня встречают два абсолютно рыжих полуголых брата, наперебой орущих:
      – Здорово, чуваааак!
      – Нам про тебя Витек рассказал!
      – Чувак, я Михе говорю: «Бери баклажку!», а он говорит: «Не, надо ганджи»!
      – Да, надо ганджи! – Миха выпучивает глаза.
      – Будешь? – Славик протягивает мне косяк и тут же суёт его брату в рот.
      Миха при этом блаженно улыбается.
      Здорово они обкурились.
      – Ребят, я вам комп пришел чинить, – напоминаю я.
      – Точняк, чувак! – Славик перестаёт дёргаться, как Пиноккио и смотрит на меня почти осмысленным взглядом. – Базара нет! Заходи на хату…
      Я попадаю в потрясающую двухэтажную квартиру. Я и не думал, что такие квартиры существуют в нашем провинциальном городке. По-моему, здесь комнат двадцать, и лестницы ведут в мраморную бесконечность, где даже потолки мерцают мрамором.
      – Познакомься с нашей няней, – елейным голосом произносит Славик. – Её зовут Юля...
       
Новый герой: История любви повесть вторая трилогии "Новый герой" Карен Арутюнянц, Нарек Арутюнянц       ...Мой отец писатель. Он пишет добрые детские книжки. Уже много лет он пытается их издать. Но издатели отказываются от них под предлогом «забитого портфеля на этот год».
      Только папа всё равно продолжает писать. Он надеется, что хоть кому-то понравятся его сказки и повести, и у него выйдет книжка. Иногда он отчаивается, но это быстро проходит.
      Мой отец учился в двух высших учебных заведениях. Сначала он был инженером-электриком, затем он стал сценаристом. А вообще, он зарабатывает на жизнь изданием детских газет. Их у него четыре. Он работает целыми днями, лишь бы поддерживать тираж. А мама ему помогает. Вот такая у нас семья.
      С некоторых пор я стал неплохо зашибать денежку установкой компьютерных программ разным бедолагам – в основном моим сверстникам, которые ни фига не смыслят в компах. И жизнь нашей семьи стала не такой печальной.
      Раньше, время от времени папа собирался объявить миру войну. Затем он ушёл в глубокое подполье. Нынче он превращается в пацифиста.
      Кто там выдумал, что духовное важнее материального? Как ни крути – деньги решают многое.
      Хотя в некоторых вещах власть и деньги – это пшик.
      Некто Бартенев отмечал в своих воспоминаниях следующее:
      «Дантес, который после письма Пушкина должен был защищать себя и своего усыновителя, отправился к графу Строганову; этот Строганов был старик, пользовавшийся между аристократами особенным уважением, отличавшийся отличным знанием всех правил аристократической чести. Этот-то старец объявил Дантесу решительно, что за оскорбительное письмо непременно должно драться, и дело было решено».

      Согласитесь, власть и деньги не прибавили этому старому маразматику Строганову ни ума, ни совести...
       
Новый герой: 31 декабря повесть третья трилогии "Новый герой" Карен Арутюнянц, Нарек Арутюнянц       ...Папа спросил меня вчера вечером:
      – Как ты думаешь, в чём смысл сегодняшнего дня?
      – Не знаю, – ответил я. – Наверное, ни в чём. Бессмысленный был день…
      – Такого не бывает, ты же не амёба!
      – А причём тут амёба? – удивился я.
      – Ну в амёбе нет смысла, – ответил папа.
      – Папа, ты сам себе противоречишь, – сказал я. – И амёба свой день как-то проводит. Есть у амёбы свой смысл…
      – А ты-то как его провёл? – спросил папа и вернул разговор в прежнее русло.
      – Никак не провёл. Гулял, читал, и… всё, – я задумался. – В общем, всё.
      – Короче, цацки-пецки, да? Отдыхал, значит? А говоришь – «смысла нет». Есть! Отдыхал – вот смысл твоего сегодняшнего дня.
      – А ты что делал?
      – Повозился с бумажками чуть-чуть, нарисовал картинки для журнала, написал рассказик… тоже отдыхал…
      – Ничего себе! Целый день что-то делал! Где же ты отдыхал?! Работал ты… это я бездельничал… – я смутился.
      – Бумажки-картинки – разве ж это дела? – хмыкнул папа. – Кайфовал я сегодня!
      Папа намазал бутерброд шоколадным сыром и протянул его мне.
      Я улыбнулся и подумал: «Хорошо, что я не амёба! У какой амёбы найдутся такие родители?!.»
      Всё-таки мне с ними повезло.
      Не всем так везёт...
       
Новый год сборник рассказов Виктор Крючков       ... – Вообще это ужасно, корешок. Я лично знал четверых людей, которые с радостью поменялись бы с тобой местами. Так сказать, за право выбора. Скажи лучше, ты веришь в бога, в судьбу?
      – Да, – словно стыдясь, ответил молодой человек.
      – Ха! Бог-то ведь воистину умер! Любовь к людям убила его. Вы убили его! – авторитетно заявил бородатый мужчина. – Но слегка заумно, хотя и метко. Разделяю. Если бы у меня была лишняя жизнь, я посвятил ее сочинению таких вот фраз. Не помню автора... А чем же руководствовался ты, дружок?
      Дружок пожал плечами, явно не понимая вопроса. Объяснения не заставили себя ждать.
      – Нет, ну представь. Откидываешь ты копыта. И на следующий день господь скажет тебя: «Эй, бродяга! Твою ядреную мать! / Он говорил в абсолютной уверенности, что именно так господь и скажет/ Да через пару дней ты бы встретил крутую бл... барышню, девочку... с блестящими глазами, выиграл бы в лотерее миллион-другой, получил бы клевую путевую работу по душе, ну там – поездки всякие или что тебе нравится. А твои враги стояли бы в очереди, чтобы почесать твои яйца. Улавливаешь, корешок? Все это сладкое дерьмо может обрушиться на нас в любой момент. Просто жди и живи. Работай. Бей грушу в зале. Бегай по утрам. Сри на всех. Книжки умные читай. Радуйся тому, что у тебя две руки, две ноги и хрен между ними. Надо просто немного терпения и веры в дерьмо. Веры в судьбу. Улавливаешь, корешок? Согласен, а?..
       
Новый год рассказ Олег Разумовский       ...Наконец встали из-за стола. Включил музыку. Раздали маски. Мне досталась комиссара с усами, а папаше – кулака с обрезом. Оксанка получила собачью, братишка ее, дегенерат сопливый, лисичку. Бабка ихняя с нами играть не стала, греясь на печке, да считая вполголоса годы, что провела в заточении – за язык свой поганый, понятное дело. Бормотала про какую-то нечисть. А что до мамаши, то она с утра лежала пьяная в хлам в чулане, и неизвестно было никому, когда она проснется и попросит опохмелиться.
      В общем, граждане, надели мы маски на свои лица и стали друг другу классово чужды. Собака гналась за лисицей, и, загнав ее куда-то за кулисы, стала рвать на части. Я ж, охотник до развлечений, выхватил маузер и стал стрелять по люстре для пущего шика, попадая постоянно почему-то в желтый абажур. Батька палил из обреза, как ошалелый, без остановки и всякого толка, пока не попал в старушку на печке, которая перевернулась в воздухе три раза и растянулась пластом на полу, поломав семо собой хрупкие кости...
       
Нож по имени Рэмбо рассказ Игорь Гилёв ...Трое из нашей школы за месяц обнесли десять или одиннадцать квартир. Неделю назад их поймали и руководство школы, в целях укрепления дисциплины и, чтобы другим не повадно было, решило устроить шоу: показательный товарищеский суд. Только вот меня за какие грехи туда Якубовичем назначили? Я ж даже на стрёме не стоял!..
       
Ночная жизнь и ее мироощущение рассказ Юрий Тубольцев       ... – Здравствуйте, будьте добры Феклу.
      – Вы не туда попали.
      – Здравствуйте, позовите, пожалуйста, Марфу.
      – Здесь таких нет.
      – Добрый день, можно Полину.
      – Да, здравствуйте.
      – Какие новости?
      – А Вы кто?
      – Мы с тобой вчера на вечеринке телефонами обменялись.
      – Извините, но Вам дали не правильный номер.
      – Как это так? Третий раз подряд, не может быть.
      – Абсолютно нормально. Я, например, часто даю не свой телефон – чтобы не портить настроение ни себе, ни молодому человеку...
       
Ночь на посту рассказ Ашот Бегларян ...Ночь на посту – время... философское. Не только предельного напряжения – физического и душевного требует она, но и настраивает на размышления об извечных вопросах о Боге, человеке во времени и пространстве, о жизни и смерти... Изучая долгими ночами звездное небо, часто видишь падающую звезду и думаешь, что звезды, как все живущее, не вечны, и что они, выполнив свою миссию, уступят место другим. Умирая, звезды падают вниз. Люди же возносятся – наверное, чтобы жить дальше, в другом измерении, в другом качестве... И быть может, это качество для нас конкретно определяется сегодня здесь, на этом горном посту, и зависит от того, насколько мы будем просты и откровенны в отношениях друг с другом, насколько будем преданы своей земле, народу, семье – тем высшим идеалам, ради которых лучшие из нас готовы пожертвовать и жизнью...
       
О пользе гипноза рассказ Елена Петухова       ...Бормочет он что-то, значит, руками водит, а я не выключаюсь – и все тут. Но вида не показываю – зачем, думаю, мужика обижать, вон он какой старательный... Глазки закатила – вроде как в гипнозе вся. Он и говорит: "Поднимите правую руку!" Поднимаю. "Теперь левую!" Снова поднимаю. Чувствую: ткань по мне вроде как ползет – а это он, поганец, уже кофточку снимает!"
      "Но вы же – не под гипнозом! – не выдержала вдруг сухопарая старая дева в очках с огромными линзами.
      "Не под гипнозом – точно, а любопытно мне стало. Хорошо бы, думаю, поймать его на этом деле буквально, за.. ну не буду углубляться, за что... А то ведь может в отказ пойти, мол, нужно было снять кофточку для массажа расслабляющего и так далее... А если с поличным... Короче, дает еще пару интересных команд... Но не буду углубляться..."...
       
О том, как Константин Смирнов бросил курить рассказ Александр Ильин ...Первое предложение этого рассказа может иметь разные формы. Вариантов тут очень много. Но как бы я ни украшал его разнообразными стилистическими фигурами, сущность так и останется весьма примитивной и банальной. Поэтому не стану понапрасну выпендриваться и напишу всё как есть. А именно: Константин Смирнов шёл по улице и курил...
       
Облом повесть Васильич ...      – На что жалуетесь? – пробурчал Кашпировский, подтягивая к себе ге­не­раль­ское кресло и непринужденно в него усаживаясь.
      – Понимаете, доктор, – пролепетал генерал, – У меня это!
      – Что это? Это бывают разные!
      – Ну, это! В общем... ну...
      Генерал наклонился к уху чудодея и пробормотал страшное слово.
      – Понятно. Случай смертельный, но, похоже, не опасный, – смягчился Каш­пи­ровский.
      – Умоляю, доктор! Я ведь генерал! Помогите! – взмолился Карасявичус.
      – Сам вижу, что не ефрейтор! Ну, не знаю, не знаю...
      Кашпировский взмахнул рукой влево. Генерал, против своей воли, поко­сился. Взмахнув рукой вправо, Кашпировский выпрямил гене­рала, уперся ру­кой в под­бородок и о чем-то крепко задумался.
      – Понятно... Водку пьете?!! – вдруг резко поинтересовался он.
      – Нет! – отчеканил генерал.
      – А коньяк? – удивился чудодей.
      – Никак нет!
      – А красное?!! – изумился Кашпировский и добавил вкрадчивым тоном: – Не бойтесь, я никому не скажу!
      – Нет!!!
      – А что же вы тогда пьете?!! – растерялся чудодей. – Может это... Как его... Чинзано?
      – Понимаете, доктор... В основном... Ну, тормозную жидкость! – че­стно при­знался генерал.
      – Вот!!! – Кашпировский, отдуваясь, утер пот со лба. – Вот! Потому и тормо­зите!..
       
Обычный. Как все рассказ Алексей Сурин       ...Знаете, что самое страшное в том, когда тебя убивают в собственной ванной? В том, что ты голый. Это делает тебя беззащитней в миллионы и миллионы раз, и сил сопротивляться у тебя уже нет. Только и думаешь о том, не увидел ли убийца твои гениталии? Всё ли в порядке с волосами на голове или там на ногах… Как будто тебе ещё жить и жить. Как будто ты на конкурсе красоты, среди голых жертв серийного убийцы. Словно этот огромный человек в новогодней маске улыбающегося зайчика просто ошибся дверью. «Тебе бы на утренник в детском саду, дружище», – думаешь ты, вместо того чтобы истерично кричать и звать на помощь.
      Обычное убийство.
      Только чувствуешь себя не обычно.
      Не как обыкновенная жертва.
      Просто ты голый, а он одет. Одет во всё чёрное. А на руках перчатки, сжимающие большущий кухонный нож.
      А ты голый в ванной, хотел отдохнуть, прийти в себя после тяжелого рабочего дня, добавил в воду морской соли и пены. Ты голый в ванной, вода горячая, так что пробирает до костей. И так хорошо. Просто здорово.
      Ты голый в ванной, ты расслабился, закрыл глаза и начал представлять себе разные картинки. Раздевающаяся женщина. Короткая юбка спадает с упругих колен. Нейлоновые чулки, немного в затяжку, тонкие кружевные трусики…
      Ты голый в собственной ванной, самое обычное дело, и тут в неё врывается некто с ножом, и первое, что ты делаешь – пытаешься прикрыть свой стояк обеими руками.
      Вместо того чтобы кричать.
      Вместо того чтобы паниковать.
      И первая мысль, которая тебе приходит в голову: «он пришёл отрезать мне “это”»...
       
Огни Сысоя рассказ Наталья Климова       ...Шедший старался не дышать. Хруст веток и шорох травы под ногами, приводили его в оцепенение, и, ошибившись в очередной раз, он замирал, словно лесной зверёк, полностью сливаясь с ближайшим деревом.
      – Всё, пришли, – скрипом отозвался первый голос.
      – Не знаю, баб Ясынь, надо ли.
      – Гляди сама, неволить не стану.
      – Нет. Будем, – твёрдо проговорила Татьяна, и для верности, махнула рукой.
      Старуха огляделась по сторонам. Найдя лунную дорожку, она подошла к ней и кинула что-то на землю.
      Как разобрал издали Яков Алексеевич, высовывая голову из-за кустарника, предметом этим был чёрный платок или же малый отрез ткани, безмолвно опустившийся на влажную траву.
      Стрелки часов дрогнули, поползли к полуночи.
      – Раздевайся, – раздалось со стороны...
       
Один рассказ Виктор Крючков       ...В троллейбусах большинство по утрам досыпают. Лица суровы, как каменные монументы с островов Пасхи. Контроллер-попрошайка, всегда злой на весь белый свет, собирает дань за проезд, раскачиваясь на широко расставленных ногах. Не контроллер, а бывалый морской волк, всю жизнь бороздивший океаны. Макс плюхнулся в кресло, махнул проездным, и подобно упомянутому большинству, погрузился в дебри самосозерцания. Летом, не сейчас, он всегда надевал черные солнцезащитные очки...
       
Один вечер сельского учителя рассказ Владимир Поникаровский ...Быстро допил чай. И стал мостить купель для помывки. Из сеней по полу дуло. Николай составил две табуретки, водрузил на них оцинкованную ванну и залил туда горячую воду из ведер, что были на плите. Разбавил холодной и, удовлетворенный, разделся. Придвинув стул, пошлепав босыми ногами, забрался в ванну. Выпрямился, побалансировал, привыкая к высоте, и намылился. Плеская на пол, начал смывать мыло. Николай чувствовал себя великолепно. Жаркая печь, водочка и горячая ванна его согрели. Еда придала силы и уверенности в успехе на предстоящем рандеву. От избытка чувств молодой учитель запел дурным голосом нечто революционное. Обмывая ноги, он наклонился, выпятив голый зад, покачнулся, ловя равновесие, и мокрыми ягодицами коснулся разрушенной розетки...
       
Один шаг рассказ Кир Захарчук ...Огни девятиэтажных домов вдалеке. Черное небо и слабое мерцание голубых звезд. Замерзающие руки и белеющая трава внизу. Мои руки не помещаются в раму узкой форточки. Бесконечная ясность в голове; утомленность и слабость в теле. Никогда не думал, что смогу пойти на это. Многие говорили, что глупо лишать себя жизни и это так. Так...
       
Один шаг рассказ Miguel Stingl       ...Сзади послышались мягкие, вкрадчивые шаги, и он выругался про себя – когда же она оставит его в покое? Он ненавидел ее. Ненавидел за все – за ту боль, что она постоянно причиняла ему своей добротой, и которая накапливалась в его душе, как энергия в аккумуляторе; ненавидел за ее неземную красоту, несмотря на которую ей не нужен был никто, кроме него; ненавидел ее за то, что в ней абсолютно не к чему было придраться, в конце концов! Она была ангелом во плоти, ее все любили – но она почему-то предпочла его, такого совершенно незаметного и угрюмого человека. Рядом с ней он расцвел, он увидел все краски жизни, он научился любить...
      А теперь он ее ненавидит. За что?..
       
Одинокие волки рассказ Вадим Вечтомов ...Долго шли проселочной дорогой, по обочинам которой рос удивительный, сказочный лес. Ветви больших деревьев накрывали сверху дорогу. Мальчику казалось, что это какая-то большая сказочная машина прорубила своим железным телом просеку в глухом лесу специально для него.
      Красив летом северный Казахстан. Там, откуда приехала эта семья, такого чудного леса не было. Пока шли, шутили и веселились. Через час, наконец, лес кончился и просека уперлась в удивительно ровное зеленое поле.
      – Почти пришли, – сказал мужчина и повернул направо, вдоль поля.
      Мальчик недоумевал. Как ни силился он увидеть выскакивающую из леса бабушку, никого не видел. «Да и дома никакого нет. Ничего не понимаю», – думал мальчишка, идя рядом с мамой и держась за её руку. Ладонь у мамы была холодной и твердой.
      – Вот она, сынок. Вот тут живет твоя бабушка, – указал мужчина на земляной холмик справа от них...
       
Одиночество вампира рассказ Олег Плюхин       ... – Что с вами произошло?
      – Со мной?
      Что он мог сказать? Что его укусил вампир, и теперь он сам становится бессмертным?
      – Я не помню.
      Брови доктора изумленно поползли вверх.
      – Совсем ничего?
      – Ничего.
      – А вы помните, как вас зовут?
      – Лойд.
      – Ну что ж, Лойд, у вас очень тяжелое состояние. Я не знаю, что можно для вас сделать.
      Доктор замолчал.
      – Вы хотите сказать, что я умираю?
      – По всей вероятности.
      Врач был немного сконфужен и огорчен.
      – Не волнуйтесь, доктор, я бессмертен...
       
Одиночество, или Разбитое зеркало рассказ Ашот Бегларян ...Оправившись от внезапного недомогания, Он поднял голову и только тут заметил, что субъект в зеркале, который по идее должен был быть его отражением, не полулежит, как он, безвольно развалившись, а стоит, непринужденно облокотившись на спинку диванчика. "Это не я!", – лихорадочно пронеслось в голове. Он протер глаза и даже ущипнул себя, как это водится, чтобы убедиться, что не бредит. Но Отражение продолжало стоять в прежней позе, и лишь, как показалось ему, скривило губы в ироничную складку...
       
Оказия рассказ Станислав Алов       ... – Же-енечка-а-а! – внезапно вскричал Туговатов и, поскользнувшись, кувырнулся на мостовую, подкинув высоко в небо весьма добротный оранжевый ботинок.
      – А-а-у… – привычно и как-то даже почти равнодушно простонал Окочурин, на которого упала Ли.
      – Михаил?! – потрясенно воскликнула Евгения (обращаясь явно к Туговатову), все еще неподвижно лежа на тщедушно расплывшемся под нею Окочурине.
      – Неуже-ели-с?.. – поразился Туговатов. – Вы ли?..
      – Да-с, – светло порозовела челом Евгения Ли. – Мишенька-Мишенька… Как сейчас помню: лето мм… 1863-его, Крым, орхидеи...
       
Окно рассказ Петр Белосветов       ...Совсем недавно извлекаемая из подобной дружбы практическая польза вызывала у нашей Наденьки всестороннее осуждение. Вот. Осуждение, видишь ли, в ней вызывало. Теперь же оно мгновенно сменилось тщательно скрываемым восхищением.
      В каком-нибудь культурном журнале под такое дело непременно нашли бы грациозную формулировку. Чтоб красиво, и, в то же время, читателей прихватывало за соответствующее место. Скажем, резкая смена приоритетов. Или: предчувствие истины. А? Что – забирает? Так это и понятно! Потому что красиво. Нравится? Потому что отвлекает. В романах всегда так: любовь асексуальна, печаль – картинна, одиночество – благородно и трагично, даже чья-нибудь нелепая смерть – и то, повод для триллера. Кому интересна наша скучная и грязная жизнь? Где самая большая проблема – это мизерная зарплата, самая большая мечта – неутомимый мужик, а самая леденящая ситуация – негаснущее окошко в доме напротив?
      Ковыряться мне пухлым пальчиком в заскорузлых проплешинах на скамейке милицейского предбанника, думает Надя. Если б не Машка – как питдать ковыряться. Так что не надо, не надо здесь про приоритеты. И про благородные седины на отеческих висках утомленных полковников – тоже не надо.
      Приоритеты вообще обладают неприятной способностью изменяться в такт сокращениям сфинктера. Приоритеты определяют идеалы. Отсюда проистекает хроническая неустойчивость последних и трагическая склонность к идеализации половых партнеров. Так она думает, наша Надя, именно так. Лежит себе на кровати, толстая и голая, хлещет дешевое отвратительное пойло с претенциозным названием «коньяк дагестанский», а больше, собственно говоря, она не думает ни о чем. Можем ли мы осуждать ее за это?..
       
Оленька рассказ Станислав Алов       ...Встряхнув себя, в привычной палатке Григорий приобрел две мерзко нагретых за день “Костромских” и с этим тяжким грузом пополам с одышкой – лифт по традиции испустил дух, как и Гришино счастье – медленно поднялся на девятый, в берлогу Сереги. Тот встретил его в малиновых семейных (единственное, что у него было семейного) трусах, заспанный, но как всегда радушный; с испугом глядя на абсолютно белое Гришино лицо, он спросил:
      – Гриша, родной, что случилось?
      – После расскажу, – пробубнил Григорий и зашаркал на кухню (рассказывать ничего не хотелось). – Доставай закуску.
      – Это мы мигом.
      Серега как обычно ловко и молниеносно подготовил кухонный стол, затем подумал и предложил, желая разрядить обстановку:
      – А что мы все время на кухне, да на кухне? Ведь я тут один, черт возьми. Давай в комнате, а, Гриш?
      – Не надо, – мрачно произнес тот.
      После этого какое-то время сидели молча, все так же, без единого слова, выпили.
      – Умер кто? – наконец то ли в шутя, то ли серьезно, поинтересовался недоумевающий Серега.
      – Да. Кажется, я, – без тени улыбки выдавил Григорий, наливая дрожащей рукой новую порцию. – А вроде только ожил...
       
Он бежал рассказ Алена Тимофеева ...Он почти прибежал, так торопился на встречу. Она ждала его угрюмо насупившись, явно показывая ему, что он опоздал. Он обезоруживающе улыбнулся, и объяснил, ещё не наладившимся после бега голосом, причины своего опоздания. Куча дел! Да и транспорт не хочет под нас подстраиваться, поэтому приходится подстраиваться под него. Троллейбусы, как животные (что-то вроде верблюдов, только с рогами вместо горбов), увидев толпу "хищников на остановке", не хотят быть разодранными и, испуганно косясь, пролетают мимо. Личным самолетом он пока не обзавелся, а машина в ремонте (с незапамятных времен)...
Она в квадрате рассказ Елена Бия ...– Пульс есть! – крикнул кто-то. Она открыла глаза. Красное распухшее лицо матери склонилось над ней. Она улыбалась сквозь слёзы и еле заметно шевелила губами, наверное, шептала молитву. Рядом стоял отец. Это был он, она узнала его, но как же он изменился. Из солидного, представительного, выглядящего моложе своих лет мужчины в самом расцвете сил он превратился в седого старика, с лицом земельного цвета. Они оба что-то говорили, даже кричали, радовались, целовались и целовали её, а у неё перед глазами между тем больничная палата начинала кружиться всё сильней и сильней и она поняла, что вновь возвращается к НЕЙ, в тот безоблачный мир...
       
Она выбирает жизнь рассказ Максим Малиновский       ...Но в ту ночь она видела лишь кусок мокрой дороги, выхваченной из тьмы фарой мотоцикла, свет проходящих мимо машин, превратившийся в длинные, жесткие лучи из-за слез в глазах. Мотор ревел, а она все еще слышала слова – жестокие, циничные, которые причинили боль.
      Рухнул замок из песка, погребя под своими руинами первую любовь. Любовь уже не спасти, но зачем же губить себя? Жизнь на этом не закончилась, и можно построить новый волшебный замок, сотню дворцов, под названием Любовь, и каждая будет уникальна и неповторима, каждая способна осчастливить и остаться на всю жизнь, и каждая из них будет совершеннее предыдущей...
       
Опередил рассказ Дан Маркович ...Вот он опять появился из-за угла, идет, помахивает газетой. Его новости, видите ли, интересуют. Подбираю живот, грудь навыкат и стремительно прохожу. Он глазами зыркнул – и мимо, не успел оглядеть. Уже не тот, раньше никого не пропускал... Кажется, он тоже чего-то бояться начал, все смотрит по сторонам, может, выискивает, к кому его вкатят на колесиках...
       
Опоздание рассказ Юрий Глазов       ...Обратно я шел очень быстро. В поезде уснул и чуть было не проспал сперва нужный переход, а потом и свою станцию. По дороге от метро до дома морщился и думал о вчерашних похоронах. Хотя, какие похороны? Отец умер чуть меньше года назад; мы с матерью его кремировали, и все эти месяцы, до вчерашнего дня, его прах находился в скромной урночке на полке с номером. На кладбище мы поехали спонтанно, совершенно не планируя туда ехать. Место, где, покончив с формальностями, мы получили урну, называлось «Пункт выдачи праха». Там, в этом унынии, сделанном из одного голого кирпича, двигались три безразличные тетки. Урны они клали в целлофановые пакеты и завязывали их бантом. Два человека меланхолично спорили о том, надо или не надо заказывать две урны – так можно поделить их покойного товарища поровну и захоронить сразу и в Москве, и в Туле. Мать положила урну в рюкзак. Мать прожила с отцом сорок лет. Я шел сзади и красный рюкзак болтался передо мной. Мы взяли на прокат лопату. Мы долго искали могилу, где уже лежала первая жена отца. Я выкопал ямку – мать прервала меня, хотя надо было копать дальше; она положила урну в ямку, та выскочила у нее из рук и улеглась очень неровно. Я хотел поправить, но мать сказала, что этого делать не стоит. Тогда я, весь бледный, просто все закопал. Мать что-то сказала отцу и перекрестилась. Я уже ничего не слышал...
       
Опыт виртуального общения рассказ Елена Петухова       ...Я в полной прострации... первая мысль – уничтожить все неотправленные письма, которые я писала ему, чтобы не казаться себе такой мелкой, такой ничтожной.
      Уничтожаю. Становлюсь немного спокойней, но теперь их хочется стереть и из папки "Удаленные". А потом – о! у меня целый план! – выкинуть к черту распечатки всех его писем, фотографии, убрать со всех сайтов ему посвященные стихи, написать этой цыпочке, что нашему казанове не стоит доверять (да-да, по-стервозному испортить этому лгуну игру!)...
      ... но в папке "удаленные" нет тех самых писем. Где они? страшная догадка закрадывается в подсознание... Жму на "Отправленные"... Теперь мне остается только с разбегу – и из окна! Все до единого письма – слезливые, стервозные, покаянные, обвинительные, филосовско-самокопательные, включая последнее – "ушли" к адресату. Видимо, в волнении я что-то не так нажала, когда удаляла...
       
"Орел" рассказ Ашот Бегларян ...С карабахской стороны пленными занимался майор Костанян. Тяжелая и крайне сложная работа, которую он выполнял уже третий военный год, укладывалась во внешне нехитрую схему: нужно было на основе официальных и неофициальных данных установить местонахождение пленного, выйти на контакт с лицами, занимающимися аналогичной работой с противоположной стороны, договориться с ними об обмене, обговорить условия последнего... Кто мог догадаться, что после каждого обмена живого человека или трупа у Костаняна на голове прибавлялось седых волос, появлялось какое-то непонятное чувство опустошенности, от которого не сразу приходил в себя?..
       
Осенний апокалипсис сборник рассказов Андрей Кайгородов ...О наболевшем решила написать Ольга Сергеевна Медная-Бедная, обкусывая последний ноготок своего с рождения искривленного мизинца. Но вдруг, подумав, что это повлечет за собой, и, увлекшись своими думами до размеров невообразимых, не заметила, как оттяпала себе полпальца. “Вот так дела”, – произнесла она, вытаскивая изо рта неподдающуюся пережевыванию огрубевшую кожу пальца, увенчанную кривым, пожелтевшим, имеющим отвратительную форму тетраэдра ногтем. При этом и думы, и мысли оставили Ольгу Сергеевну наедине со случившимся. Дородная барышня покрутила кожицу, оглядела ее со всех сторон на предмет употребления в хозяйственных нуждах и, ничего не решив, положила перед собой. На работе ей посоветовали засунуть в кожицу какой-нибудь предмет, обладающий среднестатистической твердостью, и продумать концепцию использования в целях удовлетворения хаотично возникающих потребностей, что Ольга Сергеевна и не замедлила сделать...
       
Осень рассказ Александр Кротов       ...А мы с другом сидели на зелёной скамейке, одной из тех, которые ставили в парках ещё при Советском Союзе, и смотрели на людей. Мимо нас проходили пары и просто одинокие люди, проходили родители и дети, проходили старые и молодые, а мы всё сидели и сидели.
      – Ну что же можно написать?
      – Тебе видней, ведь ты за это деньги получаешь, – сказал мой друг.
      – А знаешь, вдохновение на рынке не купишь.
      Это был мой друг, странно было слышать эти слова от безнадёжного романтика. Опадавшие листья приносили ему лишь успокоение, а мне укорачивали срок до выхода следующего номера журнала...
       
Осенняя Вечность рассказ Павел Лаптев       ... – Да, про поезд этот поганый мне рассказывал отец, Иван Василич покойный, царство ему небесное, – сторож быстро перекрестился и, оглядываясь настороженно по сторонам, будто боясь, что и стены услышат, шепотом продолжал:
      – В гражданскую, в то время, – сторож рукой махнул, – мой дед Василий, значит, служил тут проводником, ну, – сторож сморщился, – династия у нас такая. Вишь как – власти менялись, правители, мать их, а без нас, проводников – куда? Мы завсегда нужны. И, слышь-ка, на нас, как говорится – не за этих, не за тех – за всех – любая власть продержится, наливай только. Наливай, отец!
      Выпили.
      Сторож вытер губы рукой.
      – Так как же тебя это... А, так дед вот – в его смену-то встречал поезд с соседней станции. Сообщили ему, мол, выезжает. А станция недалёко. Ну, ждет – нет поезда, и все тут. Со станции вышел, а здесь его нет. И деваться-то некуда – рельсы от сих до сих – всё!
      Сторож взял со стола пачку папирос, достал одну.
      – На, уж.
      – Да я не курю.
      – Ну, смотри... И вот, – сторож зажег папиросу, дым выпустил. – Нет поезда – и все тут. Понял?..
       
Остановка в пути рассказ Анатолий Лернер       ...Помню. По выжженной солнцем земле Голанского плато, по колючкам, торчавшим золотыми миражами колосьев налитого хлеба, шли мы с женой и трехлетним сыном, капризничающим у меня на плечах. Шел я тупо, механично повторяя движения, и безразлично взирал просоленными потом глазами на базальтовое полотно дороги. Раскаленные камни, – каждый – соперник солнца – казалось, смыкались с выжженным, безнадежно бесцветным небом, которое лишало не только надежды, но и самой сути того, что могло ее иметь.
      Жена все еще пыталась "голосовать", но глаза проезжавших в машинах манекенов еще меньше моих были способны что-то увидеть. И не пот их выел, не слёзы, а нечто загадочное, непостижимое, что оставляет лишь видимость человека, лишая его самой человечности...
       
Острова детства рассказ Ольга Васильева ...Мальчишки сторонились этого места. Говаривали, что в старых могилах с покосившимися крестами без подписей, лежат не обычные люди, а вампиры, вурдалаки, ведьмы и колдуны. Никто в ближайшей деревне не хоронил здесь родных или близких, однако несколько раз в год, те, кто приезжал сюда купаться, видели траурную процессию, направляющуюся в кладбищенский лес. Но свежих могил ни завтра, ни после так и не находили...
       
От Второго Лица рассказ Виктория Столярова       ...Ты сидишь в столовой. Мирно попиваешь “Колу” и заедаешь ее пирожком. На душе у тебя непонятные чувства, потому что… Потому что ты сама не знаешь, какого черта тебе сдался этот Перминов. Нравится? Хорошо, пусть нравится, только, часом, ты не страдаешь из-за того, что он бабник и ему дел до тебя, как до Пизанской башни. А-а! Тебе плевать, что он бабник. Главное, что он – в твоем вкусе: среднего роста, русый, синеглазый, за сорок. А, вот и он. Как говорится, вспомнишь…
      Смотри-ка, поздоровался… А что я? Я ничего не думала. Надо же, даже рядышком сел. Гляди, не подавись от счастья пирожком. Я не язва! С чего ты взяла? Просто этот тип мне совсем не нравится...
       
Отец и сын рассказ Дмитрий Рогачёв ...Одиночество – это живое существо... Может, его выдумали те, кому никто не нужен, те, кого никто, как им кажется, не понимает, у кого никого нет. А что сделали они, чтобы избавится от одиночества? Кого они приручили, кому помогли, кого удержали возле себя, кому доверились, так вот просто взяли и улыбнулись, не думая о том, как выглядят в этот момент? Что видят они в собственном окне, а в зеркале – страдалец, убитый горем и затравленный мечтой о несбыточном, с изможденным лицом, сгорбленной спиной, вздутыми венами на руках, а глаза, какие глаза у этого старца – полные слез и муки? Сознание собственной никчемности и невостребованности изничтожило его, а безразличие к людям и к себе уже не удивляет. Какие же все-таки глаза. Карие, серые, зеленые. Никакие... Их нет...
       
Отец Сергий рассказ Даниил Гезо       ...Скоро превращусь в настоящего монаха. Каждый день хожу в церковь на Конюшенной площади, говорят, что местный настоятель, отец Константин из нашего рода-племени, учился вместе с Караченцевым в школе-студии МХАТа. Я наблюдаю за одним дьяконом, снимаю всю его фактуру, движения, характер. Что удивительно, по-моему, они действительно верят во все это. А что, если Касатский тоже верил? Но как, и во что? Лев Николаевич, во что веруете? Можно ли уверовать на сцене? Господи, если Ты есть, прошу Тебя, помоги, будь лапушкой. По вечерам пытаюсь читать, не могу, засыпаю. Лиза допивает все последние соки, завтра уйду от неё. Первая сцена получается прекрасно: я молюсь, затем слышу стук в дверь. Я её хочу еще до того, как впускаю её к себе в келию, идет монолог, я закрываюсь, продолжаю молиться, считаю до ста, вхожу к ней, гаснет свет. Со второй сценой по-прежнему проблемы, это нельзя сделать!!! Невозможно, Сергий верует, сто процентов даю против одного. Для того, чтобы это сделать, необходимо верить, и так, как он. Это не фарс, здесь есть что-то гораздо глубже, но как это сыграть? Придумал себе подмену обстоятельств, представляю себе, что в зале сидит Лиза и наблюдает, как я развлекаюсь с Ксенией Р., но, что удивительно, это меня не останавливает, а напротив, только еще более и белее возбуждает. Пытаюсь представить, что в зале вместе с Лизой моя мать, моя сестра, моя учительница начальных классов, в общем, все, кто верят, что я не подонок. Это не может меня остановить...
       
Откровенные взгляды рассказ Илья Лыков ...Вся ее комната оказалась в крови, и ванная, и даже входная дверь. Как в кровь попала на дверь снаружи?! Крови было столько, что, наверное, это была вся ее кровь до последней капли. В квартире работали специалисты. Большая рама настежь открыта, и оттуда – солнце, запах весны и праздника. Матрац насквозь пропитан коричневой кровью, в нем, наверное, было литра три, не меньше. Тела в комнате не было, но фотограф снимал и пустую, окровавленную мебель. У него черно-белая пленка, а такое нужно снимать только на цветную, высокочувствительную!..
       
Открой-закрой глаза рассказ Александр Цхоидзе       ...Открываешь глаза. Ясный солнечный день. Пар густыми струйками перетекает от земли к небу. Невыносимая жара на выжженной черной земле. Большое поле, прибитое к смерти следами конских копыт и грудой изуродованных трупов. Невыносимый жесткий и едкий запах. Была бойня. Почему бойня, а не битва? Сам не знаю. Я никогда не видел войны, и не хочу видеть. А тут такое. Душно. К горлу подступает комок. Если сплюнешь – вырвешь. Трупы. Трупы красные, черные; выглядящие живыми и выглядящие мертвыми; разноцветные и монотонные; в виде треугольников и вдавленные в землю вдалеке от товарищей, месиво и благородные фигуры. Вот валяется маленькая кучерявая головка юноши лет восемнадцати, вот тупой короткий нож и длинный отточенный штык, вот дырявый сапог и нога, голая нога. Какие странные, неестественные позы. Везде следы засохшей крови. И невыносимый запах. Повсюду. Гигантское поле. Закрываешь глаза...
       
Открытое письмо матери рассказ Елена Петухова ... Тебе всегда – сколько себя помню – было за меня неловко. Отчего-то тебе казалось, что все самые нелепые случайности, которые могут произойти в жизни каждого – исключительно моя привилегия. "Только с тобой могло такое случиться!" – слышала я сверху твой голос, когда, растянувшись на обледенелой мостовой, делала робкие попытки встать. И при этом недоумевала – зачем вставать, если я обречена, запрограммирована тобою на повторное "падение"? И это случалось! "Только ты могла ляпнуть такое в гостях!", "Ставьте фужеры от нее подальше, у нее руки не из того места растут!", "Девчонки, следите за ней, когда пойдете через проезжую часть – она такая рассеянная, вся в себе!"... И они бесконечно "следили" за мной – вместо того, чтобы дружить. А можно ли уважать недееспособного?..
       
Отраженье в старом зеркале рассказ Анатолий Лернер       ...Ежевечерне, в шесть часов, отправлялись на кладбище похоронные колесницы. Возницы, вопреки инструкциям и указам, рискуя, разве что, новой партией покойников, останавливались перед трактирами и напивались до чертиков, а затем зажигали факелы и продолжали скорбный путь на кладбище святого Марка, весьма удаленное от столицы. Они теряли, а случалось, что и нарочно спьяну, выбрасывали усопших, облегчая нелегкий путь своим истощенным, давно уже ко всему привыкшим и безразличным лошаденкам.
      Утром прохожие шарахались в стороны от утерянных, уже задубевших тел. Те лежали на окраинах в безобразных позах. Бродяги снимали одежды с трупов, и, случалось, укладывали обнаженных, являя акт совокупления усопших, соединяя ни разу не видавших при жизни друг друга людей; а теперь их тела кощунственно смеялись над смертью...
       
Отрывки из Книги Бессмертия рассказ Сергей Коломиец       ...Огонь и Бездна...Огонь в Бездне...Бездна в Огне...
      И нет веры.
      Ибо некому верить в Огонь, и кто же поверит в Бездну?!
      ...Огонь и Бездна...Огненная Бездна...Бездонный Огонь...
      И нет красоты.
      Ибо нет поэтов, чтобы воспеть Огонь, и кто же будет воспевать Бездну?!
      ...Огонь и Бездна...Огонь, пожирающий Бездну... Бездна, пожирающая Огонь...
      И нет чудес.
      Ибо нет богов, могущих превратить Огонь в Пламя, и во что же можно превратить Бездну?!
      ...Огонь и Бездну...Огонь входит в Бездну... Бездна входит в Огонь...
      И нет радости.
      Ибо нет детей, способных восхищаться Огнем, и как же можно восхищаться Бездной?!
      ...Огонь и Бездна...Огонь убивает Бездну... Бездна убивает Огонь...
      И нет смерти.
      Ибо нет ничего...
       
Отцы бывают разные рассказ Лариса Чернова       ...Знаешь что, Ленка, отцы бывают разные! Есть такие, которые живут-живут, всё у них хорошо, они гуляют с тобой, катают тебя на качелях и на санках, отводят тебя на танцы, по дороге домой покупают твоей маме «кефирчик». Но однажды, после ваших бессонных ночей, после слёз и истерик мамы, раздаётся телефонный звонок и голос в трубке просит приехать на опознание. И жизнь твоя круто меняется, и ты не понимаешь, что теперь делать и как жить. Такие отцы уходят, и уходят навсегда, не оставляя детям даже надежду на встречу. И дети никогда никого больше не назовут папой, потому что дети не предают...
       
Официальный визит рассказ Сергей Литовкин ...Как относительное большинство шпаков, случайно оказавшихся на военной службе, “Козлов” старался быть очень военным и в слово “приказ” вкладывал какой-то особо торжественный смысл. Пришлось послать его подальше, но он пошел с докладом к командиру. Командир, замученный глобальными задачами по подготовке к визиту, пожаловался мне, что причиной его гибели станут политрабочие, особисты, медики и финансисты. По его словам, они же – погубят и страну. Наверное, он был тогда прав. Командир тактично попросил привиться и не создавать ему новых проблем, а я, по глупости, – согласился. Командир, все таки, просил...
       
Охота на кролика сборник рассказов Александр Проскурин       ...Днем он позвонил на работу и, объяснив ситуацию, отпросился на завтра. А вечер этого злосчастного дня был, как и многие другие: Юрка по-прежнему лежал на диване, смотрел телевизор и пил свое пиво. Теперь это было можно – завтра не садиться за руль. После третьей бутылки благородный напиток дал о себе знать. Стоя на пороге того, что еще вчера было санузлом, он от любопытства осматривал стены: кроме отверстий в кирпичной кладке, в которые вставлялись балки, больше ничего интересного там не было. Он спустился вниз… А когда развернулся, то ему показалось, что свет, падающий из коридора, как бы отражается от чего-то в одной из ниш. Он нагнулся, и к изумлению своему увидел в отверстии какой-то предмет, завернутый в газеты, с надорванным краем, из которого и выглядывала поверхность блестящей металлической коробки. Дрожащими руками он достал сверток, прямо здесь, разложившись на пороге, он развернул газеты. Под ними оказалась большая старая красивая коробка из-под чая. А когда он открыл крышку, то так и уселся прямо на земляном полу: коробка была до верху наполнена золотыми ювелирными изделиями! Юрка вылез наверх, взял коробку вместе с газетами и уже в комнате высыпал содержимое на стол. Перед ним лежала гора цепей, цепочек, браслетов, печаток и восемь цилиндрических упаковок с какими-то монетами. Надорвав провощенную бумагу, он аккуратно извлек одну из них: на аверсе четко был виден профиль Императора Николая II...
       
Охота на мамонтов рассказ Сергей Трехглазый ...Я достал из рюкзака завернутый в одеяло кактус. С тех пор как мы спасли мир, он стал моим настоящим другом, я не стеснялся даже мастурбировать при нем. Я поил его манагой, кормил выращенными на своей коже псилоцибами и проставлял личинками. С тех пор как мы с ним познакомились, он поменял цвет с темно-зеленого в бледно-фиолетовый. Все последнее время он спал, на нем сказывалась осень, и мне было неприятно думать, что скоро, как только снег покроет землю, мне придется с ним расстаться до весны. Он открыл свои мутные, без намека на жизненный огонек глаза и посмотрел на меня. Я ему улыбнулся, он скривил тоже что-то похожее на улыбку...
       
Очарованные странники рассказ Анатолий Лернер       ... – Стой! – ее команда прозвучала настолько неожиданно, что он тут же подчинился приказу. – Посмотри в небо! – продолжала командовать она. И он, не без радости оторвал взгляд от унылых дорожных камней, щедро разбросанных кем-то вдоль всей тропы, запрокинув голову в небо.
      – Ну! Чего молчишь? – нетерпеливо вопрошала она.
      А он стоял растерянный и никак не мог определиться в своих ощущениях, нахлынувших на него новой волной, будто оторвавшей его от земли.
      – Я, кажется, улетел... – еле слышно произнес он. – Если это попробовать описать... Впрочем... мне этого делать сейчас не хочется...
      – Ну! – довольно произнесла она, словно бы продолжала какой-то их давний и нескончаемый спор. – Теперь ты видишь?.. Теперь ты понимаешь, что здесь происходит с нами?..
       
Ощипанное стадо рассказ Любовь Рябикина ...Мужики все это время молчали. Затем дружно переглянулись и не сговариваясь, намачивали хлеб в водке и бросали, бросали его курам. Те клевали с явным удовольствием. Вскоре движения птиц стали не уверенными, клювы все чаще промахивались мимо крошек, крылья обвисли по бокам, растопыренные пальцы лап стали мешать при ходьбе. Куры безбоязненно подходили к людям и мужики поглаживали их по спинкам. Всех смешнее выглядел петух. Склонив голову набок он вдруг намылился поухаживать за своими подружками, но лапы его не слушались, он спотыкался, падал, бил крыльями по земле и не переставая орал "Кукареку", пока не охрип. Мужики, забыв о выпивке, хохотали до слез глядя, как курицы шатались, бродили по кругу, спотыкались и сталкивались. Они даже пытались драться и все это время тянули свое "Ко-ко-ко". В конце концов стадо попадало кто где и затихло...
       
Павел Дон-Кихот рассказ Лачин Самед-заде       ...Ростом мал, очень худ и невзрачен, а ведь приковывает что-то: невыносимость взгляда выпученных глаз, нижней губы нерушимость надменная. Костюм старомоден и грязен, парик в пыли, шпажонка на боку. Даже верхом он едва не ниже пешего слуги, здоровенного детины, в кафтане и тоже в парике. Молча бредут и угрюмо.
      Но что это? шум и гвалт на дороге, пьяный мужик бабу бьет, остервенясь, народ глядит и смеется. «Сто-я-ять!! Не сметь! Что сие значит?!» Шпага взметнулась вверх, лицо полыхает, мужик глядит оторопело, да и все так глядят. «Глупый народ, ваше величество… – шепчет слуга. – Мужик бабу бьет. Оченно глупое дело-с… А ну, в сторону!»...
       
Павлик рассказ Инесса Рассказова       ...Когда Павлик только появился на свет, и его мать, Галина, лежала на родильном столе, врач, взяв в руки ребенка, чтобы осмотреть его, как-то тяжело перевел дух. Он осторожно передал малыша медсестре. Сам подошел к окну, расстегнув халат, засунул в карманы руки, встал к Галине спиной и долго стоял, не шевелясь. Его грузная фигура почти заслонила окоем, и у всех присутствующих возникло ощущение, какое бывает при виде надвинувшихся на солнце облачных лохмотьев. Медсестра что-то поняла. Она как-то слишком елейно заворковала над мальчиком, заворачивая его в линялое, с казенными штампами, голубое одеяльце и торопливо понесла в детское отделение. "Куда она, – вяло подумала Галина. – А как же я? Мне его даже не показали... Я ведь не узнаю его, если увижу. А ну, как его с кем-нибудь перепутают...". Ее обычные материнские страхи прервало низко склонившееся над ней лицо. Галина не сразу поняла, что это тот самый врач, принимавший роды. Он снял очки и его слезящиеся голубые глаза теперь расплывались прямо над Галиниными глазами, а короткий ежик волос почти касался ее челки. "Вы видели его ножки?" – спросил врач...
       
Павлик Морозов рассказ Иегуда Мендельсон       ...Отец иногда уходит в слушание, а я все время наслаждаюсь его близостью, нашей «тайной».
      – Что вы проходите в школе?
      Из всего я вспомнил рассказ о Павлике Морозове, видимо, решив пройти отцовское испытание, ведь он не так часто разговаривал со мною наедине…
      – Героический поступок пионера Павлика Морозова…
      После недолгого раздумья:
      – А что ты думаешь о Павлике?
      – Ну, он – герой. Выявил кулаков, которые эксплуатировали крестьян. Их поймали и наказали по заслугам… Я думаю, еще недостаточно… А его зверски убили. Мальчика, храброго героя…
      – Но ведь он донес на родного отца?!
      – Ну и что, что на отца. Ведь тот был бандит, преступник.
      Непродолжительное молчание. Потрескивание приемника. Зеленый глазок подсвечивает половину родного мне лица. И шепотом, на выдохе:
      – А ты тоже бы так сделал? Выдал бы отца?
      – …А как же… Конечно, если бы отец был врагом народа…
      Если бы был преступником перед советским государством…
      – Так иди сейчас, выдавай. Я же слушаю радио, которое запрещено. По-ихнему – совершаю преступление, не зная в чем оно заключается...
       
Память рассказ Кир Захарчук ...Быть для всех оптимистом, по природе своей являя противоположное, увы, сложно. В его памяти она осталась образом, воспоминания о котором были с упорством муравья завалены другими мыслями, работой и учебой. Только раз в году в сердце закрадываются нотки возможного, но так и не осуществленного...
       
Панацея рассказ Зоя Матиас       ...Около шести часов утра семидесятилетний Некрасов, сжимая в руке тюбик зубной пасты «Чебурашка», прокрался по коридору к дверям женского отделения дома престарелых. В палате номер семь дружно посапывало несколько пенсионерок, целомудренно прикрытых одинаковыми зелеными одеялами до самых подбородков.
      Некрасов, ужасно скрипнув старыми коленками, совершил смертельный номер: опустился на четвереньки и подобрался к ближайшей с краю кровати Минеевой. Соорудив при помощи «Чебурашки» из лица старушки нечто вроде верхушки торта, Некрасов выдавил остатки пасты на высунувшуюся из под одеяла руку Магомедовой и совершенно довольный собой, на карачках удалился из комнаты.
      Без двадцати восемь, отвешивая одиннадцатую порцию манной каши, дежурная по кухне Москаленко в очередной раз затейливо помешав черпаком в котле, обнаружила в горячей жидкой массе свою вставную челюсть, странным образом исчезнувшую позавчера. В целях экономии пищевых продуктов о находке умолчала.
      Седенькая Романцова к завтраку не вышла. В это утро она и не вспомнила о еде. Ее крепко занимало совсем другое. Старушка в который раз добавляла в ванну воды погорячее, в надежде отпарить от поясницы оренбургский пуховый платок. Чьи-то умелые руки нашли способ добавить в тюбик с мазью от ревматизма немного клея-герметика...
       
Пандора рассказ Сергей Коломиец       ...Искорка интереса мелькнула в очах Пандоры:
      – Мне... подарок? От кого?
      – А ты не догадываешься? Кто же мог подарить такой дур... то есть отличный кувшин?
      – Не... не знаю. – Эта жара сейчас ее убьет.
      – От Зевса Громовержца, да царствует он вечно!
      Она вскочила и плюнула на землю:
      – Что он еще хочет! Бросил меня тут, сделал женой идиота, еще и подарки дарит. Надеюсь, в амфоре вино? Хоть напьюсь с горя!
      – Не повезло тебе и на этот раз, женщина. Папа, то есть великий Зевс, приказал не открывать ее ни в коем случае. А то беда будет.
      Она опять села на крыльцо:
      – Папа... А ты, видать, послушный сынок?
      – Ты разве меня не узнаешь? Как к Харону вести кого – так сразу я, как какому усталому путнику помочь – опять я, а как просто сказать "спасибо"...
       
Паоло и Рем роман Дан Маркович       ...Он так любил поесть, и теперь этой радости лишается. Смешно, он сказал себе, какая все-таки мелочь!.. Но его ощущение жизни состояло из радостных мелочей, весь солнечный мир был построен из цветных мазков, крошечных по сравнению со всей картиной, и таких необходимых, потому что каждый был связан со всеми остальными. И в картине, и в жизни это одинаково, да…
      И в живописи он почти всего лишился, уже больше года не мог свободно поднять рук. Сначала кое-как удавалось на высоту плеча, потом уже с трудом втаскивал их на стол, за которым обедал, мешала острая боль в локтях и плечах. Он скрывал ее, занимая соседей веселыми разговорами, а сам понемногу тянул, тянул правую вверх, с колен, подталкивая левой рукой, что оказалась посильней… а потом левая оставалась на коленях одна, и никто ей помочь не мог, он искоса посматривал на нее, как на живое существо, которое бросил – помогла, а он отказался от нее. Потом он собирался с силами, и со злостью, упорством – никогда не верил, что его можно сломить – одним отчаянным движением вырывал кисть наверх, и пальцами, пальцами мертвой хваткой за край стола…
      Нет, никогда не верил, что вот так! что все! что никогда!.. Ему казалось, он в последний момент выпутается, выкрутится, избежит того, что поджидает каждого…
      Неправда, только не его!..
       
Папа рассказ Алена Тимофеева ...Так кто мне объяснит, почему я оправдываю его сегодня? А почему не держат зла на своих родителей питомцы детского дома? Почему они ждут, что предавшие их однажды люди приедут и заберут их оттуда, где зла хватает на всех?..
       
Параклет: Формула Счастья роман Ю `Стус       ...В мертвой тишине Казуар вновь обвел взглядом притихших гостей. Прошло лишь мгновение, но за этот неуловимый миг странный распорядитель в птичьем наряде сумел заглянуть в глаза каждому без исключения. Ничего удивительного – ведь здесь по-другому текло время.
      – Я поясню, – сказал, наконец, Казуар. – Много веков назад Папа Бонифаций IV назвал этот день Днем Всех Святых, полагая, что добрые христиане будут славить души мучеников, святых и праведников. Увы! Ночь накануне выдалась полнолунной. Это была Луна Охотника – последнее полнолуние перед Самхэйном. В такое время психическое напряжение так велико, а грань между мирами становится настолько тонкой, что многие сущности проходят сквозь нее. Потусторонний мир влияет на Землю. Всадник Тьмы с жуткой сворой охотничьих псов и все воинство преисподней спускаются за своей добычей. Это ночь их охоты. Мир людей в это время делится надвое. Для одних – это День Всех Святых и праздник Света. Для других – Хэллоуин, праздник нечисти и Тьмы. Сегодня мы тоже празднуем. Какой праздник из двух? Зависит только от вас. Ровно в полночь вы сделаете свой выбор, и никто не сможет от него уклониться!
      Вера смотрела на Казуара во все глаза, не понимая: шутит он или говорит серьезно? В самом деле, в последнюю ночь октября празднуется Хэллоуин – она об этом как-то забыла. Может быть, кафе организовало что-то вроде тематической вечеринки? Тогда отчего все собравшиеся так ошарашены? Будто, как и сама Вера, впервые об этом слышат?
      Тут Казуар вновь ударил об пол серебряной палкой. Музыканты, до того момента стоявшие без движения, оживились, и... грянула музыка! В ту же минуту в зал вбежали официанты в своих розово-черных страусиных нарядах. Перед собой, на вытянутых руках, они держали серебряные подносы, уставленные бокалами с каким-то напитком. Напиток был двух видов и различался по цвету. В одних, играя пузырьками газа, переливалась ярко-желтая жидкость, в других – малиново-красная. Бокалы на подносах стояли между собой вперемежку.
      Официанты по очереди обходили посетителей, предлагая напитки на выбор. Поскольку еда была обильной, а никакого другого питья на столах не было, ни один из посетителей ни в силах был отказаться от предложения.
      К столику, за которым сидели Иван и Гаврик, подошла Эма и, все так же приветливо улыбаясь, прощебетала:
      – Пожалуйста, сделайте свой выбор. Только, прошу вас, подумайте хорошенько! От того, какого цвета напиток вы предпочтете, зависит ваша судьба.
      – Неужели? – насмешливо вскинул брови Иван. – Что ж, раз так – давай, Гаврюха, выбирай первым.
      – Я хочу красную газировку! – ни секунды не раздумывая и не сомневаясь, заявил Гаврик.
      – Давайте нам красную газировку. Или что там у вас… – согласился Иван.
      В глазах Эмы промелькнуло еле заметное одобрение, тем не менее, она еще раз строго спросила, обращаясь прежде всего к Ивану:
      – Вы хорошо подумали?
      Вопреки собственному настроению тот ответил серьезно:
      – Очень хорошо, – и добавил: – Устами младенца глаголет истина. Гаврик, тебе сколько лет?
      – Мне? Скоро будет шесть!
      – Ну, вот. Шесть. А до семи лет, как известно, все дети – ангелы. Разве ангелы могут ошибаться?
      Иван весело подмигнул своему маленькому спутнику и вслед за ним взял с подноса Эмы высокий бокал с ярко-малиновой жидкостью.
      – Поздравляю вас! – торжественно объявила Эма. – Надеюсь, вы не пожалеете об этом...
       
Парк рассказ Виктор Крючков       ... – А у меня сегодня день рождения… – хмуро поведал пузатый гражданин, щелчком отстреливая сигарету и тут же доставая новую. Похлопав себя по карманам, он повернулся к молодому человеку. – Слышь, у тебя спичек нет? Мои кончились, как детство…
      Косясь на незажженную сигарету, болтающуюся в уголке рта пузатого гражданина, молодой человек ответил:
      – Нет. Я не курю. Господь оградил меня от этой пагубной для здоровья привычки. «На одном месте за другим эпидемии» – процитировал он на память, мечтательно запрокинув голову назад. – Знаете, эти слова Луки, глава 21 стих 11, являются как нельзя лучшим подтверждением дней грядущих. Хотя почему грядущих? Заболевания сердца, рак, венерические болезни вроде СПИДа, многие другие бедствия уже сейчас приносят смерть миллионам людей. В той же главе мы читаем: «Люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную». Это стих 26. «Будут большие землетрясения…». И это также подтверждается реальными фактами – Таншань, Токио, Армения, Афины… Ежегодно от чрезмерной сейсмологической активности гибнут сотни, тысячи людей!
      – А от меня жена ушла… – вертя в руках сигарету, насуплено пробормотал пузатый гражданин. – Сегодня, в день моего. Рождения...
       
Пасхальный детектив повесть Татьяна Ахтман ...Как весенние соки пронизывают каждую травинку, связывая её с дождевыми каплями, так в полнолуние месяца Нисан между людьми напрягаются невидимые нити, пропущенные через прихотливое сплетение истинных отношений: не по чинам, соседству или родству, а по тем неосязаемым мистическим связям, которые невозможно проследить за время жизни. Так, в одну и ту же ночь, вот уж тысячи лет, встречаются люди, которые, казалось бы, никогда не должны были встретиться, словно чья-то небрежная рука смешивает их судьбы, и они – вместе с первой звездой – составляют причудливый пасхальный порядок древней еврейской игры в исход из рабства...
       
Пелена рассказ Павел Шкарин       ...Я обнаружил себя лежащим в несколько неестественной позе: лежу на спине, а под моей поясницей находится толстое сучковатое бревно. Голова откинута, руки распластаны, словно у распятого Христа. Плоть моя, одетая в потрепанный синий свитер, драную сраную телогрейку и такие же джинсы, затекла от долгого лежания на таком поистине прокрустовом ложе. Трудно представить, что в таком положении некто способен проспать многия часы, но это так, амигос. Мёртвые сраму не имут, а я, судя по всему, был мёртв какое-то время...
       
Петербургский сказ рассказ Ольга Жакова ...Нет в Питере счастья, одно солнце бледное да вода застойная. Как пойду на Невский, сяду на приступочку, руку протяну, авось кто на копеечку и прибавит веселья. Кто на копеечку, кто на полтинничек, а кто стопочкой – то-то радости! Эх, гуляй, душа, гуляй, широкая, над Невой простору много, все поместятся, все устроятся, всем Бог даст, авось и меня не обидит...
       
Первая мужская глупость рассказ Александр Коваленко       ...Держась за стальные прутья парапета, я заворожено глядел туда, где метрах в 15-ти подо мной клокотала и пенилась зловещими водоворотами стихия. Казалось, подчинившись дьявольскому гипнозу, так взирает жертва на кобру-убийцу пред её смертоносным броском. Или же «прыгун»-самоубийца в стоп-кадре последних секунд своих, отдавшись магнетическому воздействию зелёной лужайки внизу, уничтожаюшему страх и разделяющее их многоэтажное расстояние. Отличие меж нами заключалась лишь в том, что их-то песенка была спета, – я же прощаться с жизнью не собирался. Напротив, планируемый поступок мой носил сугубо жизне– и самоутверждающий характер. По крайней мере, под тем углом зрения, под коим глядят на него распахнутые в наивном упрямстве глаза одиннадцатилетнего мальчишки...
       
Первое воззвание рассказ Сергей Коломиец ...Что есть Свет, и что есть Тьма? Свет видели все, и все – глупцы! – думают, что знают все про него, но никто, никто из вас не видел Тьмы. Истинной Тьмы, то есть полного отсутствия Света. Вы называете тьмой тот мягкий полумрак, который окутывает вас, когда вы гасите свет и ложитесь спать. Нет, говорю вам, это есть лишь жалкое подобие настоящей Тьмы... Скажите, что, по-вашему, есть Свет? Поток частиц?! – ерунда, волны?! – ересь! Эманация Бога – вот что есть Свет, и сущность его непознаваема, так как имеет своим источником Вечность...
       
Первообразная Хаоса рассказ Андрей Диченко       ...Души доедали шашлык и допивали пиво, которое они купили на Границе в беспошлинном магазине. И тогда душе противоположного пола с густыми бровями один из ангелов сказал на ухо, что земляне начали широко использовать такую штуку, как «аборт». Бровастый не знал, что это такое, но думал, что это какое-то крутое оружие. Потому что из-за этого «аборта» конвои с душами, бывало, не приходили в назначенное место. Там просто не оставалось живых, а если и оставалось, то какие-нибудь два или три из десяти. Ангел ещё сказал, что раньше такого не было. И что такими объемами Бог не может производить души, тем более зная, что где-то между миром Валефарта и Харанзона их разрежут на мясо...
       
Первые жертвы рассказ Илья Лыков ...Я не был в крематории никогда до этого, я вообще ни разу не был ни на чьих похоронах, и это, надо сказать, порой вызывало во мне чувство некоторой ущербности. Теперь, в пятницу, это "пробел" должен был заполниться информацией в виде чувств, эмоций, ощущений...
       
Перед сном рассказ Илья Лыков ...Люблю, когда сидишь вечер один, думаешь, прикидываешь. Что-то рассчитываешь, пописываешь, почитываешь. Делаешь вид, что и не ждешь никого, что сам такой вот весь. И ужин себе организуешь, и соусом сдобришь. Кушаешь не торопясь, чайничек включишь. Посидишь, покуришь, подумаешь...
       
Перелёт рассказ Владимир Ганзенко       ...Осенью перелётные птицы собираются в стаи и клинья и летят на юг. Некоторые кричат печально, некоторые бодро покрякивают, некоторые вообще молчат. Но, тем не менее, летят. Молча. Огромная масса пернатых тварей перемещается в пространстве. Любой приличный орнитолог назовёт множество причин, логично объясняющих это явление. По большому счету, науке это уже не интересно. Наука движется вперёд семимильными шагами. Учёные заняты тем, что пытаются сбить с толку бедных птичек. Намагничивают и размагничивают им мозги, портят обоняние, корректируют зрение…
      Но всё без толку. Осенью птицы улетают на юг, а весной возвращаются домой. Птицы – беспокойный народ. Молодёжь, вставшая на крыло, рвётся вперёд нетерпеливо, в запале обгоняя старших. Старики могут им объяснить, что ничего особенного там нет. Вода как вода, москиты как москиты. Крокодилы как крокодилы. Но не тут то было! У вас одни крокодилы, а у нас совсем другие… И вперёд. Слабые гибнут. Сильные крепнут. А по весне – домой. Потому, что дом – там, где ты родился, а не там, где зима теплее.
      Вот и получается, что перелёт – это не просто тренировка крыльев ради спортивного интереса и не погоня за безбедной жизнью. Перелёт – это таинственная потребность некоторых существ, смысл которой людям не понять. Во всяком случае, не всем людям...
       
Перестраховщик рассказ Владимир Савич       ...Дмитрий Сергеевич уже было хотел перевернуть страницу, как взгляд его споткнулся об объявление следующего содержания. Объявления такого рода особенно нравились Дмитрию Сергеевичу.
      "Бесплатно!!! Для русских литераторов имеется уникальная возможность попасть в сборник для американских домохозяек, читающих по-русски – "Русский говор". Свои произведения присылать по указанному адресу..."
      Дома литератор Запятаев, не снимая плаща, ботинок и кепки, устремился к компьютеру и тотчас же отправил с полсотни своих новелл. Не успел Запятаев раздеться, как уж в inbox обнаружился message следующего содержания.
      "Уважаемый Дмитрий Сергеевич, нами получены следующие ваши рассказы... Отобраны следующие..."
      Пять новелл Дмитрия Сергеевича Запятаева вошли в сборник "Русский говор"! Счастье, свалившееся на Дмитрия Сергеевича, как говорится, было безграничным, надо думать, как и у нашедшего себе долгожданную подругу коккер-спаниеля...
       
Персик рассказ Владимир Савич       ... – Ви есть расстроены моей ценой? – видя замешательство своего собеседника, поинтересовался граф...
      – Нет, нет, я не о том. Вот это картина. Откуда она у вас? – Георгий Адамович указал на висевшее полотно.
      Граф обернулся.
      – О! Это есть известный русский авангардист. Малевич! Знаете этот "Black square". Вот если бы ви приносить мне не ваши "доска", а вот скажем такое полотно. Я имел би вам давать. Скажем, – Держатель аукциона назвал многозначную цифру.
      – У меня несколько нескромный вопрос… – Запольский замялся.
      – Валяйте! – Граф дружески хлопнул Георгия Адамовича по плечу.
      – Как она у вас оказалась? – с нескрываемой дрожью в голосе спросил Георгий Адамович...
       
Печальный демон рассказ Олег Плюхин       ...Земля разверзлась посреди улицы. Полыхнул серый огонь. И явился Астарот в своем демоническом обличие. Но этого никто не заметил. Ибо город пылал. Толпы безумных варваров носились по нему. Они жгли и убивали. Разрушая все, что могли разрушить. А в воздухе носились крылатые слуги Ваала и собирали души. Астарот кинулся к дому Юлии. Несколько берсеркров попытались напасть на него, но сгорели даже ни разу не ударив...
       
Пешки рассказ МРАК ...Игра продолжилась. Эта партия длилась уже много столетий, и многое изменилось с тех пор. Когда начиналась игра, они предпочитали другие цвета, любили пить другое вино, любили других женщин. Тот, кто играл белыми, давно перестал любить белый цвет и сменил его. Теперь он предпочитал чёрный. Чёрными же шахматами играл человек, давно не носивший чёрного. Да и сами игроки уже не помнили, когда и при каких обстоятельствах началась эта партия. С тех пор прошло много столетий...
       
Писатель рассказ Александр Пряничников       ...Не жалейте меня, да, нет рядом плеча, нет спокойной думы о старости, кто принесет стакан воды, уберет горшок? Согласен, этого у меня нет. Но согласитесь, ваши малыши десяти и восьми лет не гарантируют спокойной старости. Мы часто любим ходить в гости, где вкусно кормят, тепло, умиротворенная обстановка, где, как нам кажется, заглаживают неровности моей души. Почему же после смеха и веселья грустно?
      Ты можешь часами рассказывать об обоях, краске на полу, из какого дерева сделаны двери, как вы с женой выбирали мебель. Это ваш мир. Я слушаю тебя, но я не с тобой...
       
Письмо из Азии рассказ Miguel Stingl ...Еще иногда ко мне заходят мои племянники, те, которые когда-то сперли у меня лампу. Мой дом, в котором я жил тысячелетия! Безобразие! Эти молодые сосунки, у которые еще даже хвост не вырос, тудыть их в папину сторону, вечно лазают по моей берлоге и берут дорогие моему сердцу вещи. Однажды мой племянник Абу-Далил как-то попытался ухватить твою фотографию, но я ему показал большой кулак и этот мелкий мерзавец мигом поставил фотку на место...
       
Письмо к сыну рассказ Владислав Сикалов ...Знаешь, я не раз задумывался над тем, почему к своей маме я относился гораздо более безразлично, чем к отцу. Почему, будучи сиротой, я искал именно отца? Размышляя, я прихожу к выводу, что, наверное, все дело в силе отцовской личности. Я даже иногда допускаю крамольную, жестокую мысль. Безумную мысль. Что он намеренно отдалил себя от меня, произвел на свет и бросил – только затем, чтобы я шел. Он хотел, чтобы я шел – к нему. Может быть, это было тщеславие. Но в итоге все равно я шел к себе. В этом – истина, и отец – возможно, сознательно, но, скорей всего, неосознанно нашел способ передать мне ее...
       
Плоды просвещения-2 рассказ Фёдор Раухвергер       ...Папа Алика Розенфельда был человеком принципиальным, поэтому, когда тот пришёл к нему с известием, что летнюю сессию он не сдал и его, похоже, вышибают из института, он сказал: ну что ж, я тебя предупреждал – теперь пойдёшь в армию служить. Вернее, сначала он глубоко задумался и, нахмурившись, минут пять громко прихлёбывал из чашки горячий чай, а потом уже вынес свой приговор; впрочем, обычно он занимался именно тем, что эти приговоры старался смягчить – он ведь был адвокатом, и Алика хотел тоже по этой стезе направить...
       
Плоды просвещения-3 рассказ Фёдор Раухвергер       ...В том зале слишком уж громко кричали. И жениха всё не было и не было – как-то это даже непорядочно с его стороны =) И вот тут я и начал потихоньку офигевать – на столе, перед креслом жениха, лежал громадный фаллоиметатор, а рядом – бокал с шампанским. А когда гости в очередной раз грянули «горько», невеста взяла его в руки и поцеловала! Мне захотелось разобраться в ситуации. Выждав, когда она встала из-за стола и направилась в уборную, вход в которую находился прямо за мной, я подошёл к ней и спросил, что происходит. Мол, её загадочный жених меня заинтриговал...
       
Плотник рассказ Сергей Решетников       ...Честнее не оставлять по себе памяти. Боб так учил. Потому что пока сохраняется память, время теряет смысл. «Чудак, не обижай время, и получишь ты свою вожделенную вечность, время само ее отдаст!». Он купил старый «форд». Зачем человек пространства приобрел автомобиль, застревающий в каждой луже? «Чтобы проехать на нем Сибирь». Для чего пускаться в путь на машине, которую и в Москве трудно отремонтировать? «Чтобы любую сельскую кузню ради такого праздничного случая превращать в фирменный сервис! Ну, как воду в вино...» Ладно, следуя логике парадокса, спрошу дальше: зачем взял в жены женщину с искалеченным лицом? «Да ты и так все понял, приятель, ответ напрашивается сам собой!»...
       
Плотный завтрак рассказ Инесса Рассказова       ...Передавая мне меню в толстом кожаном переплете, Баринов веско произнес: «На цены не обращай внимания. Это не должно тебя волновать. Не знаю, как ты, а я намерен плотно позавтракать». Официантка засуетилась. То и дело она приходила с полным подносом, с трудом умещая на столе напитки и закуски, которые называл ей Баринов. Красная и черная икра, масляные бока дымящихся блинчиков, блюдо форели, корейка с гарниром, клумбы диковинных салатов. Бутылки отборных вин разбрасывали рубиновые отсветы. Посреди стола возвышался букет свежесрезанных роз, на которых еще не успели высохнуть крупные капли росы. В какой-то момент ставить было уже решительно некуда и девушка спросила, нельзя ли остальное принести попозже. «Безусловно, – вальяжно откидываясь на спинку кресла произнес Баринов и с наслаждением закурил. На его мизинце, прямо как у Шефа в «Брильянтовой руке» полыхнул перстень с крупным камнем...
       
По разные стороны рассказ Ambidexter ...– Все кончено, Артик. Все. – ни слез, ни причитаний, только какая-то стальная холодная ясность, жестокая и бескомпромиссная. Внутри что-то оборвалось. Будто струна, связывающая части меня в единое целое, с металлическим щелчком лопнула. Я не стал переспрашивать, я видел Зюлины глаза, они были обращены внутрь. Было понятно, что им нечего стало искать снаружи. Видеть этот взгляд было невыносимо.
      Потом были похороны, незнакомые родственники, притихшие и растерянные одноклассники. Учителя с постными лицами и с какими-то очень дежурными белыми цветами, историк, который, встретившись со мной взглядом, заторопился и быстро исчез.
      Тем же вечером я уехал к декабристам в Лахту и неделю жил у них. Я им благодарен, они меня ни о чем не спрашивали, а кто-то догадался позвонить родичам, иначе бы те сошли с ума. Меня пытались отпаивать водкой, не без толку, я механически выпивал одну стопку за другой, но оставался омерзительно трезвым. Пытались развлечь разговорами, но я отвечал невпопад или просто молчал. Через неделю я вернулся в город. В школу я больше не пошел, а в середине лета матери позвонил директор и попросил забрать справку о том, что я прослушал курс средней общеобразовательной школы, но не получил аттестата...
       
Повесть огня и меча повесть Orianna       ...Очнулась я в огромной зале, полностью позолоченной или даже золотой. Мы были связаны золотыми веревками. Я взглянула направо – Адель ещё не пришла в сознание. Я заметила, что в конце залы есть громадные оливкового цвета двери. Они вдруг с грохотом распахнулись, и с криком: “Элис!” – очнулась Адель.
      Мы взглянули на раскрытые двери и дружно закричали. Вошедший дракон закрыл передними лапами уши, при этом неуклюже балансируя на задних. Наконец, мы умолкли, и дракон вошел. Двери закрылись за ним. И тут дракон засветился в радужном ореоле, и исчез. Через миг на его месте появилась высокая женщина в обтягивающем платье цвета точь-в-точь такого же, как и чешуя исчезнувшего дракона – светло зеленый с черными узорами. Её черные волосы были гладко прилизаны, а в ярко-желтых глазах с тонкими зелеными зрачками-полосками играли веселые огоньки...
       
Под сенью дуба рассказ Елена Ведекинд ...Ферма принадлежит Марте, жене Гари. Это семейное предприятие, упраляемое несколькими поколениями Остерхазами, Лейстерами и Браунингами в течение последних столетий. В старом доме никто не живет, рядом с ним сын хозяев построил другой, намного больше и современнее. Фактически он же и управляет фермой, выполняя, с помощью сыновей, всю работу. Другой сын служит в полиции, ездит на красивой машине с мигалками, и покупает молоко в местном торговом центре. Марта, когда ездит в итальянский ресторанчик с подружками на ланч, встречает его, улыбается и гордится им. Иногда она приглашает старушек к себе, и они едят мороженое вокруг бассейна. Домашнее не такое вкусное, но способ приготовления хранится как семейная реликвия, среди других вещей в бейменте, он просторный, полужилой, баночки с джемом и горошком в шкафчике, старый бильярдный стол, купленный сразу после свадьбы, карта мира на стене, и немного картошки на полу, загороженная доской. Хозяева женаты пятьдесят два года, значит, столу столько же. Выглядит хорошо...
       
Поделки сборник рассказов Виталий Фил       ...Он смотрит на мои ладони, измазанные крест на крест тушью, и спрашивает:
      – Это что еще такое?
      – Это? Метки для гвоздей!
      Мне не нравится его тон. Совсем не нравится. Он спрашивает меня так, словно он познал этот мир целиком, до самых потаённых глубин, до самого дна мешка кишечнополостной вселенской актинии, до горизонтов бесконфликтной оргазмической сытости и слепости.
      Он выкатывает глаза-буркалы, а я уже не останавливаюсь. Мне надо дальше, прочь отсюда, туда, где солнце таблеткой-калекой сползает в закатный океан. Мне надо в её объятия и в тот момент, когда она закатывает глаза и тихо шепчет что-то на вновь обретённом языке Первопредков.
      – Чего ты паясничаешь?
      – Я избавляюсь от Страха...
       
Поехали! рассказ Александр Пряничников       ...В городе, как в клетке. Негде разогнаться, негде вылить накопившиеся эмоции, никакие эмоции, ни положительные, ни отрицательные. Они никому не нужны.
      – Поехали!
      Как только я увидел, как ты идешь к машине, понял, все правильно, все хорошо, мы молодцы. Твоя походка излучала желание порвать паутину последних дней. Порвать. Сжечь. Нет будущего, нет настоящего, что такое прошлое, я не знаю такого слова! Я не живу в этот миг. Меня нет, я в скорости, в движении. Неизвестность – мое имя!
      – Поехали.
      – Ты уверен?
      – Да...
       
Позитивное восприятие мира как духовный выбор повесть Анна Иванова       ...Практицизм правит миром, такие же представления приходят и к нам постепенно. Мечтающие о чувствах остаются в одиночестве. Те, кто живет идеалами дружбы и любви, остаются в меньшинстве.
      Это не пессимизм, а констатация факта. Западный мир развивается по другой идеологии. Насколько практично они относятся ко всему, к семье, к браку, все планируется, все прогнозируется, рассматривается с точки зрения удобства.
      Иногда мне кажется, что многие вообще не имеют понятия о чувствах. Меня всегда поражало, как практично они относятся к дружбе и любви. С точки зрения русского человека, они просто ищут взаимную выгоду во взаимоотношениях.
      Дружба подменяется приятным совместным времяпровождением. Любовь – дружеским сексом. Общаясь с представителями западных наций, не раз была удивлена их спокойным, рассудочным представлениям о любви. Общее впечатление – для них это чувство вообще не существует, вымирает за ненадобностью.
      Все очень просто – у них есть все в этом обществе. Обеспеченная жизнь, планированная семья с нужным или симпатичным человеком, друзья для приятного провождения свободного времени, для радости выйти вместе (НЕ более того), секс по взаимной симпатии. Но что такое любовь и дружба – мне кажется, что даже не имеют понятия. И тут даже не обидишься, просто странно.
      Вот и остаются мечтатели в одиночестве...
       
Полет на мультикоптере рассказ Павел Парфин       ...Что важней – натиск брендов или хаос товарных масок? Возможна ли жизнь без брендов? Что является истинными ценностями, если не бренды? Бренды – точки отсчета в любых отношения между беерами или результат духовной опустошенности многих… Вот далеко не полный список тем вечных наших споров с Эд. Моя жена – яростный защитник цивилизации, в основе которой находится всеобъемлющая система брендов, этих товарных лицемеров, как я называю их в минуты особо горячих споров. Природа наших страстных разногласий проста. Работа и большая часть дневной жизни Эд связаны исключительно с брендами, поскольку Эд – бренд-лоцман высшего звена. В ее обязанности входит обслуживание четырех из 18 самых крупных злакков Брендарии – где собственно и происходит вся торговля на Ихибе, – а именно: навигация, контроль и корректировка бренд-голограмм. Я же совсем другое дело, я – беежур, "ловец новостей" и "сублиматор проблем", призванный обращать внимание моих читателей на достижения и, что гораздо важней, на недостатки брендоцентрической системы Ихибы, а затем как можно острей ставить вопросы, как эти недостатки устранить. Так звучит моя миссия в идеале, вытекая из принципов профессии беежура и формулировки его обязанностей, записанной в уставе журнала "Виражи Ихибы", в котором я работаю последние шесть лет. В действительности же я ни одного значительного недостатка или сбоя в системе не обнаружил. И вовсе не потому, что мне, предположим, неизвестна вопиющая, почти полная зависимость устройства жизни на Ихибе от торгового диктата Брендарии. Совсем нет. Причина проста: мне неведом иной мир – мир без брендов...
       
Полёт Турболёта рассказ Елена Кутинова       ...С неба брызнул морфиевый дождик, привычно окончившийся никотиновым туманом. Прохожие напялили противогазы, а те, у которых не было с собой даже респиратора, закрывали лица смоченными лоскутками одежд.
      Уго и Мариука валялись в постели счастливые и вспотевшие.
      – Когда всё начнётся, – шептала Мариука, – я умру раньше, чтобы не видеть, как это случится с тобой.
      – Я спасу тебя, – заверял Уго.
      – Но как же? – горько улыбалась она, – это же конец света – всё погибнет!
      – Конец-шманец. Выживем.
      Мариука тихо заплакала. Уго вскочил и взревел: “Одевайся!” Через минуту они уже мчались по улицам.
      – Здесь же газы, – стонала Мариука, еле поспевая за ним.
      – Газы-шмазы, – бубнил Уго, – либо сейчас я найду тебе спасение, либо нет!
      Так они бегали по больной земле без всякой видимой цели. Вечером Мариука взмолилась об отдыхе, и они присели в трухлявом парке.
      – Я только отдышусь, – оправдывалась она, завязывая любимому шнурок, – а потом снова побродим, если захочешь.
      Уго молчал, штудируя объявления на стене.
      – Турболёт-шмурболёт, – наконец пробурчал он, – придурок какой-то предлагает улететь от армагеддона...
       
Полное погружение рассказ Евгений Краснов       ...Было у Сереги в последнее время одно увлечение, которое еще никак не успело проявить себя внешне, но затронуло внутренние струны его души до самого сердца, а, может, и селезёнки.
      Если говорить грубо, без лишних экивоков, увлекся Серега расовой теорией. Стал почитывать книжки на эту тему, но тайно. Ибо, как я уже сказал, был парень неглупый, даже совсем неглупый, и понимал, что несмотря на всю нелюбовь самой власти к евреям и прочим инородцам, она, т.е. власть, каким-то непостижимым образом совмещала эту нелюбовь с интернационализмом и всеобщим братством. Чем больше читал Серёга эти книги, тем больше отклика находили они в его душе. К Гитлеру с его нацизмом и отношением к славянам как к недочеловеком это не имело никакого отношения, совсем наоборот. По всему выходило, что это не германцы, а именно славяне и были истинные арийцы, что практически все подвиги германских племен, на которых зиждется немецкая национальная гордость, были совершены не ими, то есть племена-то были одни и те же, но вот были они вовсе не германскими, а, наоборот, славянскими.
      А особенно гордился Сергей Феодосьевич Заломов, что был он плоть от плоти русский человек, с какой стороны на него ни посмотри. Хоть с папиной, хоть с маминой...
       
Положительный рассказ Олег Разумовский       ...Вот слушайте. Сплю это я однажды на сеновале с собакой моим Жуком и чую, он чего-то забеспокоился. Я выглянул – вижу, Дуня с мешком крадется к моей поленнице дров. Вороват, значит. Ах, думаю, тварюга! Беру палку (это в четыре часа утра, учтите), подхожу незаметно сзади – как дал ей, падле, по голове изо всех сил. Она – брык и валяется. Днем встречаю ее – за голову держится. Спрашиваю: что ты, Дуня? Отвечает: это я шла за водой к колодцу, поскользнулась, упала и ушиблась. Не поскользнулась ты, объясняю ей, а моей палки попробовала. Еще будешь дрова у меня таскать, не так получишь.
      И что вы думаете, бабаньки? Не прошло и недели, обратно сплю это я с моим собаком Жуком на сеновале и чую, что он тревожится. Вылазию – так и есть. Снова Дуня крадется с мешком к моей поленнице. Думает поживиться. Но у меня там уже хитрая вещь от воров придумана была. Называется "Насторожка". Только дернешь одно полено – на тебя сразу несколько дровин падает. Дуня дернула, тут на нее и посыпалось. Лежит, встать не может. Много ль ей надо в 78 лет, а?..
       
Полюбить дракона рассказ Елена Дубовская       ...Мишель резко снял с себя куртку и прикрыл ей то, что еще несколько минут назад было руками Сандра. На нас стали обращать внимание люди.
      Мишель помог Сандру сесть. Сандр смотрел в одну точку и был полностью безразличен к происходящему.
      – Сандр, ты должен взять себя в руки, – сказал Мишель и осекся.
      Сандр поднял на него глаза:
      – Я прошу вас об одном, – сказал он, – убейте меня сами, я не хочу, чтобы это сделал кто-нибудь посторонний.
      Мы помогли ему подняться.
      – Прекрати говорить ерунду, – сказал Мишель, – мы еще повоюем.
      Мы вышли из здания аэропорта. Было каких-то два часа ночи. Над головой – черное, полное звезд небо. Все, как обычно.
      Ночная прохлада приводила в чувства. Мишель надел на Сандра свою куртку и застегнул молнию. Пустые рукава он заправил в карманы.
      – А может, все-таки полетим? – спросил Мишель.
      – Нет, нет, не надо, – испугался Сандр, – я не желаю вам мирового скандала.
      Он хотел, чтобы мы убили его здесь же и сейчас же, он не хотел рисковать.
      Мишель сказал, что в любом случае надо доехать до дома. По-моему, мы все еще надеялись на чудо.
      Пришлось долго уговаривать таксиста. Он довез нас до леса, через который мы пробирались почти на ощупь.
      Сандр шел, глядя себе под ноги, как вдруг Мишель приказал нам остановиться. В нашем доме во всех окнах горел свет.
      Это было что-то новое, а может, Карина устроила пир, поджидаючи нас. На непрошеных гостей вроде не похоже, машин поблизости не было, а пешком сюда вряд ли кто притащится.
      Мы вошли в дом...
       
Понтий Пилат рассказ Сергей Коломиец       ...Пилат. Знайте же, не вижу я вины в Иисусе, а по сему кровь его будет на вас.
      Жена. Ты что! Одно твое слово – и они замолчат!
      Пилат. Глупая ты! Глупая, ничего не понимаешь, Слышала, что сказал Иисус? Завтра они и меня – так...
      Толпа. Распять его! Распять его!
      Иисус.(жене) Выйди на площадь и отдайся толпе, – может, они и отпустят меня...
       
Попасть в сказку рассказ Юрий Тубольцев       ...ПРИХОЖУ В ПАРИКМАХЕРСКУЮ.
      Висит табличка "Мы – кузница подозрительных лиц".
      Постригли вроде нормально, вдруг:
      – с беловолосых денег не берут
      – но я седая????!!!!!!!!
      – а корни-то и впрямь вьются
      – эт. я их обычно химически развиваю
      – не оправдывайтесь. Вы – белокудрая. Посушить?
      – тоже бесплатно?
      – да Вы что????????????!!!!!!!!!!!!! прейскурант этой услуги для блондинистых втридорога в мороз, но нечетным клиентам – бесплатно. Сегодня Вы – четная.
      – а если в каштановый перекрашусь?
      – там свои заморочки: укладка, лакировка и проч. но нас не надуешь – блондинок чуем издалека
      УХОЖУ ИЗ ПАРИКМАХЕРСКОЙ. Шапка мокрая, но тугой кошелек. Обломались, я же предупреждала, что не блондинка.
      Оглянулась на очередь:
      Следующая за мной – блондинка (и как раз халявщица – нечетная, за ней – обычная, потом – опять блондинка, обычная, блондинка, обычная, блондинка...
      Странные они какие-то, белокурые – клюют на индивидуальный подход. Видно нюх у них – нечетными попадать. Разорят они скоро эту парикмахерскую. Была б блондинкой, тоже, наверное, встала б нечетной...
       
Пополам рассказ Елена Кантор ...Она, в очереди к врачу, нервно мяла медицинскую карточку, теребила ручки сумочки, боязливо поглядывала по сторонам и на дверь кабинета. В кабинет народу собралось порядочно, и она пыталась вглядеться в каждого, может, чтобы просто убить время или, наоборот, чтобы подготовить себя к неприятному, как ей казалось, разговору с врачом. Стала изучать профиль старичка, сидящего в углу, оторопелого и тщедушного, не замечающего ее пристального взгляда. «Здесь никому ни до кого», – поняла она. Многим грозит операция. А ей? – Она этого не знала и потому продолжала дико и бездумно жечь время, которое и не горело вовсе, а, напротив, клеилось на длинную-длинную ленту густо посаженных в коридоре пациентов, а лента сворачивалась в клубок, и клубок с болью проваливался в нее саму, отчего горело все внутри.
      Ей показалось, что к ней обратились. Голос тихий, не старческий. Молодой голос. Стоящий паренек у окна застенчиво произнес: «Девушка, ничего, если я рядом сяду?».
      А она:
      – Да не в кино мы. Зачем спрашиваешь?.. Только я последняя.
      – Я так и понял, поэтому спросил.
      – А что, на мне это написано?
      – Да нет, все старики здесь, а ты, наверное, за справочкой или первый раз… Я что-то не то говорю, и не очень это место для знакомства подходит, но, знаешь, просто так… И здесь старики одни. Ты первый раз. Не бойся. Можно остаться живой...
       
Порнофабрика рассказ Олег Лихоманов ...Ну вот, подошёл к финалу замечательный эксперимент, результатами коего я обязан поделиться с вами, мои друзья. Дело вот в чём: мне удалось целый год не смотреть телевизор. Я уже вижу скептические улыбки. Ну ладно, разумеется, время от времени, он попадал в поле моего зрения в гостях или дома, когда приходилось заходить в комнату к родителям. Во время этих коротких контактов я не позволял вниманию сосредоточиться на экране. В результате, по прошествии немалого срока, я одичал. Обсуждение различных шоу, сериалов и актуальных передач друзьями, коллегами по работе и родными стало для меня чем-то вроде разговоров о параллельном мире. Утратили свою актуальность передачи новостей, исчезло ощущение осведомлённости о ситуации в стране и на планете. Многое за это время пришлось пережить: тревоги, волнения, осознание собственной оторванности от мира. Иногда возникало опасение, что от меня ускользает вся полнота жизни...
       
Посвящение рассказ Сергей Коломиец       ...Учитель. Вот и пришел час.
      Неофит. Какой час, Учитель.
      Учитель. О, великий час, последний час!
      Неофит. Последний?
      Учитель. Да. Конец света.
      Неофит. Но...Я ведь...
      Учитель. И сейчас ты будешь посвящен.
      Неофит. (Сквозь слезы) Сейчас?
      Учитель. Именно сейчас. И вот первая ступень...
       
Посвящение в Мастера рассказ Павел Парфин       ...Ходасевич, рассвирепев сам не зная отчего, отшвырнул глину в угол, захваченный комнатной мглой. Быстро ощупал гончарный круг и тут же успокоился – пальцы коснулись холодного, мягкого и одновременно упругого. Да, в глине чувствовалась удивительная упругость, словно то была и не глина, а чье-то молодое сильное тело. Мурашки побежали по Вадькиной спине. Он, воодушевившись вдруг предчувствием чего-то пока еще неосознанного, но – уверенность нарастала – обязательно необыкновенного, улыбнулся и осторожно свернул глиняный блин в трубочку. Стал раскатывать ее, быстрей, еще быстрей!.. Свеча слетела с круга и, зацепившись обо что-то огненным гребешком, сникла. В кромешной темноте Ходасевич докатал глиняную колбаску – из нее вышла прямо-таки увесистая дубинка. Похлопал дубинкой по руке – она влажно зашлепала по ладони,– почувствовал, как она гнется. Потом отогнул ее конец и слепо поднес к лицу – через несколько секунд конец дубинки уперся ему в щеку. “Поразительно! Разогнулась!..”
      В такой позе, с поднятой вертикально глиняной дубинкой, Вадьку врасплох застал жесткий свет, вспыхнувший в комнате.
      – Ого! А это кто, Андреич?! – молодым, по-сумски грубоватым баском воскликнул худенький, низенький человечек в форме. Второй милиционер, выше и гораздо крупней молодого, выхватил с левого бока дубинку и, нацелив на обалдевшего Ходасевича, словно собравшись сыграть с ним в бейсбол, прорычал:
      – А ты у него спроси! Ты кто?..
       
Последнее задание рассказ Игорь Грек       ...Клеить начали, как и положено, от окна. В городе третий день была зима и через мутные полузапотевшие стекла четвертого этажа был виден двор, окруженный самыми кривыми в мире растениями – карагачами, опрокинутая детская горка и тропинка жизни, ведущая от горстки наших пятиэтажек до хлебосольного супермаркета, располагающегося в пугающем названием Военторге. Из военного снаряжения там остался лишь отдел парфюмерии и косметики.
      Снова начался снег, ретушируя окна напротив и приглушая гудящий неподалеку проспект.
      Марина стояла на стуле и ровняла обои по верху. Я же отвечал за центр и низ. Ее руки почти все время были подняты вверх, и коротенькая рубашка пижамы задиралась до самой груди. Мне, стоя внизу, требовалось все мое ангельское терпение, чтобы не поцеловать ее плоский, пахнущий молоком животик или хоть иногда переводить внимание с ее соблазнительно приоткрытой снизу маленькой, но высокой груди на безразлично скучные серебристые листики обоев.
      Иногда табурет стоял так близко к стене, что мне приходилось вставать позади и разглаживать обои уткнувшись лицом в ее ноги. Сквозь тоненькие штанишки прекрасно чувствовался смелый рельеф икр и бедер, выточенный давным-давно в балетной школе, но ничуть не оплывший со временем.
      По счастью, или на беду, ангельское терпение было только у меня.
      Мое жаркое дыхание или ее долгое воздержание, а может быть, пары демонического клейстера сделали свое дело.
      Узенькая полоска в углу комнаты стала последней. Последней каплей ее терпения или последней картинкой моего здравого рассудка...
       
Последнее место Климова рассказ Дмитрий Полянин ...В жизни каждого человека есть событие, кардинально изменяющее его дальнейшую жизнь, с треском ломающее все предыдущее, лихо изменяющее все последующее. Таким событием может быть что угодно: свадьба, "институт", "работа" – думаю, это зависит от человека, от его ценностных критериев, от уровня восприятия. Я расскажу вам о людях, которые связывали переломный момент своей жизни исключительно с трансляцией по телевидению передачи под названием "Место Климова"...
       
Последний пасодобль Свята Чернышова рассказ Сергей Щербаков             ...– Что-то верится с трудом, старик.
      – Ну, тогда возьмем нашего современника, Эдуарда Асадова, кстати тоже поэта. Он слепой, потерял глаза на войне. Но мужик не сдался. Что значит, железная воля.
      – Так это все талантливые, неординарные люди, – возразил Вишнякову Свят. – А Серега – простой деревенский пацан. Вот, скажи! На хера, ему эта война обломилась? Изувечила, молодую жизнь исковеркала, будущее перечеркнула. Звезд, похоже, он в школе с неба не хватал. Вот и подумай, что его ждет впереди? Ничего хорошего!
      – Пенсия с гулькин х..й! И богадельня! – добавил, вдруг оживившись Пашка, с трудом перекочевывая из коляски на койку. – Как пить, пропадет пацан.
      – На его месте и ты бы пропал!
      – Ну уж нет, мои болезные, я не сидел бы сиднем дома, а вкалывал за семерых.
      – Каким же это образом? – спросил недоверчиво Димка.
      – Я же на гражданке диджеем на дискотеке в доме культуры работал. Знаменитостью местной был. Заводил публику с полуоборота. Толпами валили на мои вечера. Девчонки были все мои. Со мной все считались, и отдел культуры, и чиновники по работе с молодежью. Так что я и хромой, и слепой найду себе занятие. Обузой никогда никому не был и не буду, – закончил Пашка, откинувшись на подушку...
       
Последний шедевр рассказ Станислав Алов       ... – Я должен ехать. Произошла трагическая случайность. Раз­бился наш сотрудник... да что там сотрудник – мой будущий зять.
      – Неудивительно, – констатировал Алексей Михайлович, по прежнему стоя лицом к окну.
      – Что... что вы сказали?
      – Не имеет значения. Вы собрались?
      – Да. Но я все же не совсем понял...
      – Прекрасно. Так вы не ответили на мой вопрос.
      – Ох, не до того сейчас.
      – И все же: вы поверите мне, если я скажу, что вас... как бы вам объяснить... – Алексей Михайлович улыбнулся оконному стеклу, в ко­тором отражалась прозрачная мебель и вместе с нею – тусклый, об­росший мехом призрак редактора, – что вас просто нет?
      – Как это нет? – удивленно прозвучал голос Парова.
      – Так. Просто нет на свете, как и вашего зятя без будущего. Я всецело отвергаю вас...
       
Последняя встреча с Давидом Бен Гурионом рассказ Иегуда Мендельсон       ...Бен-Гурион приехал туда и после бурного собрания кибуцников заявил:
      «Ленинисты – за мной, сталинисты – остаются здесь»…
      Молодой еще не ставший на ноги кибуц распался на две части, развалился на кибуц меухад и кибуц ихуд, разделенные только колючей проволокой и… нетерпимостью, ненавистью, болью, витавшими в самой атмосфере…
      По обе стороны остались братья и сестры, родители и дети, друзья и приятели…
      Когда я там начал работать после 3 месяцев ульпана в Тверии, то к тому времени там за три последних года «прошло» около 27 врачей.
      И не только «катюши» из Иордании и иногда Сирии были этому причиной.
      Напрасная ненависть, идеологический кретинизм, бенгурионовщина (как сталинщина в СССР)…
      Я застал разбитых, побитых, обескровленных людей, по природе своей – первопроходцев, пионеров, русских интеллигентов…
      Многие долгими бессонными ночами плакались мне на чисто русском языке...
       
Последствия болезни рассказ Фёдор Раухвергер       ...Вот именно там, в приёмной, я сегодня утром и сидел. Народу нет – харррашо!!! Один мужик тока передо мной. Смотрел ящик – там наверху висел. Показывали фигню какую-то – ток-шоу очередной. Вышла девка, которая, типа, развелась со своим мужем из-за расхождения в политических убеждениях. Ну, ведущий её и спрашивает – как, типа, дошла до такой жизни, что и как вообще случилось. Ну, она и давай речь толкать – вот, муж мой, казёл, всё время издевался над моими политическими убеждениями. Я за Путина полностью, хочу даже в гниющих вместе вступать, а он вот ржёт над этим, говорит – дура я. Я терпела-терпела, ну и послала его на болт. Пусть теперь он, раз такой нетолерантный и вообще тиран в жопу идёт. Ну, ясный пень, что зал ей хлопает, эксперты тож осанну ей поют – типа, какая молодец! Не потерпела домостроя! А сосед мой, мужик этот, ржёт. Ну, я посмотрел на него – в чём дело как бы? А он и говорит – «этот человек – я! Моя это жена бывшая фигню всякую щас по ящику толкает. Только не так всё было – долбанутая она и извращенка! Уже года три, как в президента нашего влюбилась, кончает, тока если я в постели его голосом говорю, и то, если перед этим мы его сексуальность не менее получаса обсуждаем. А так вааще не заводится...
       
Потогоны рассказ Сергей Болотников       ...Потом… потом как обычно – революция, индустриализация, коллективизация. Потогонов в отдельный ряд поставили и приравняли к государственной собственности. Так, что каждый потогон был прямо на вес золота. Благо весу в самом потогоне немного. Правда меньше шуб требовать не стали. Наоборот, все семь стали отбирать так что мой отец уже снова жил в бедноте. Но потогоны народ твердый – как сдавали семь шуб, так и продолжали несмотря на все...
       
Поход за голубым цветком рассказ Александр Чумурин       ...Один из нас был виртуозным исполнителем. Он стал нашептывать через дверь различные мелодии, он пел о старинных рыцарях, о вечной любви, он пел свадебные марши и реквиемы, вальсы и мазурки, он шептал мелодии прошлого и будущего, и даже те, которые никогда не будут записаны на бумагу. Старик всё слышал, но ТОЙ музыки виртуозный исполнитель не знал. Он перебрал всё и замолк. Мы были растеряны и впервые с начала пути в души закралось сомнение. Вдруг нам не удастся увидеть голубой цветок, вдруг мы никогда не сможем войти в дом старого музыканта? Мы напрасно пришли сюда? Открой, старик!..
       
Похороны рассказ Станислав Алов       ... — Помолчите уж… — оборвал его Валерий Теодорович. — Т-так. Давайте разб-беремся. Кто тут, как и я, хоронит Семена П-прокофьевича Шерстопалова?
      — Ну, например, я, — неуместно ухмыльнулся Полувербицкий.
      — А мы, например, — ничуть не поддержал его упрямый Гадин-Аполлонов, — никакого Шустропалого знать не знаем. Мы, например, по-прежнему хороним Иннокентия Абрамовича Хромосомова. Не правда ли, Сонечка? — он игриво склонился к барышниным веснушкам.
      — Хи-хи, — завлекательно расставив губки, подтвердила барышня Сонечка.
      — К-как? — совершенно изумился Валерий Теодорович. — Как вы с-сказали? Хр-хр…
      — Хро-мо-со-мо-ва. Хи-хи, — подмигнула всем барышня Сонечка.
      — Очень даже любопытно, — подвел итог Полувербицкий, довольный тем, что его наконец не перебивают. — А кого же тогда, позвольте спросить, оплакивает эта женщина? — он скосил взгляд на безутешную Авдотью Никитичну. — И, кстати, кто она вообще такая?
      — А шут ее знает, — почти радостно хмыкнул Гадин-Аполлонов....
       
Предверие рассказ Анатолий Лернер       ...Некто коснулся ее души. Лика замерла. Должно быть ветер. Конечно, ветер. Но ветер был всего лишь снаружи. Внутри же у Лики происходило то, что можно было бы назвать наполнением. Покойные потоки наполняли ее чем-то огромным...
      Потом пришло осознание того, что кто-то указывает ей на какую-то дверь. Дверей было много, но внутреннее знание подсказывало ей, что именно это и есть та, единственная дверь, которую ей надо открыть. И она толкнула ее и за этой дверью показалась карта Таро, из колоды ОШО, где маленькая девочка стояла у прикрытой на замок калитки. А за калиткой – большой и таинственный мир. И нужно только увидеть, что калитка не заперта на замок! Что замок висит просто так. И нужно было толкнуть ту калитку. Сделать это незначительное усилие!.. И Лика решилась. И толкнула калитку. И молния осветила небо...
       
Представьте себе... рассказ Дан Маркович ...Люблю ли я лето... Звучит? Представьте себе, был когда-то конкурс языков на красоту звучания, и каждая нация могла выставить одну фразу. Сказки, вы скажете, не могло этого быть, что, им делать было нечего, и вообще... разве можно сравнивать по звуку! А вот и было, мне рассказывала в детстве старушка-эстонка, Люба. Хорошо бы расспросить поподробней, но ее уже нет среди нас. Хотя кто среди нас, кого нет... кому судить!..
       
Прекрасное далеко рассказ Инесса Рассказова       ...Она подошла ко мне, почти без улыбки заглянула в лицо и буднично, словно мы в последний раз виделись на Пасху, но никак не пятнадцать лет назад на школьном выпускном балу, сказала: "Совсем не изменилась". И буквально тут же по ее холодным серым глазам флагом на сильном ветру метнулся еле уловимый испуг: "А я?". "Ты прекрасно выглядишь", – поспешно откликнулась я. Она не заметила, что это произошло слишком поспешно и глубоко вздохнула: "Стараюсь".
      Я не обманула ее. Моя бывшая одноклассница Лора Хованская, которой я неожиданно позвонила, приехав во Франкфурт-на-Майне и с которой мы не виделись так много лет... выглядела прекрасно, но вместе с тем... изменилась до неузнаваемости. И если бы мы не договорились по телефону заранее, что она будет ждать меня именно здесь, на углу, именно у этого кафе в сердце старинного, не тронутого бомбежками центра, я никогда не узнала бы ее!..
       
Приключения Вовы Гаврилова рассказ Хорошко Денис ...Вова, как и все в классе, не любили учиться, не считая, конечно, Баранова, который был примерным учеником и то из чисто корыстных целей. Он хотел получить заветную золотую медаль. Уже шла вторая четверть, до зимних каникул оставалось дней десять, а Вова размышлял над тем, как отменить все уроки. В его голове зрел план диверсий в школе. Он договорился с друзьями и 18 декабря, в 7 часов 50 минут, за 10 минут до начало уроков, Вова начал проводить операцию. У него была цель: испортить дверные скважины в тех кабинетах, где у них должны были состоятся уроки. Для этого все Вовины друзья “скинулись” по 15 копеек. Они хотели затолкнуть в дверные скважины кабинетов по 15 копеек, чтобы учителя не смогли открыть их. И, конечно, тогда бы и учиться Вове и всем остальным не пришлось бы. Чтобы это сделать – необходимо было избавиться от дежурных, которые стояли повсюду. Вова размышлял, ведь времени оставалось совсем не много. Уже было без пяти восемь. Вова, чтобы легче было думать достал из кармана жевательную резину и хотел было уже сжевать её, как вдруг понял, что нужно делать...
       
Притча о великом суфии Мухаммеде Биляди рассказ Фёдор Раухвергер       ...Во время своих прогулок по центру города великий суфий очень часто подходил к разным людям и просил у них денег. Особенно он любил подходить к студентам. Иногда ему давали, иногда отмахивались, а иногда и грубо отталкивали – великий суфий ведь просил не просто так, а настойчиво лез, приставал, настырно протягивал руку. Однако он не унывал, и при следующей же встрече опять просил подаяния у того же человека, который ему отказал в прошлый раз. Более того, ещё наглее требовал он денег от тех, кто ему уже когда-то их давал. Терпение таких, в конце концов, тоже заканчивалось и они, кто менее, а кто и более жёстко его посылали. А некоторые даже, только его завидев, спешили укрыться от его алчущего взгляда. И не было таких, кто был бы рад встретить великого суфия...
       
Про Шапку Найса и Зеленоглазку рассказ Евгений Толмачев ...Каждый несовсем обычно одинок, это их нормальное состояние. Возможно, если бы Два Несовсема могли бы быть вместе, то наверное вся Бесконечность бы сжалась до точки, а потом бы расцвела и превратилась в новую Вселенную. Это было бы потрясающие зрелище со множеством спецэффектов. Но скорей все было бы гораздо проще – они наверно счастливы. Но такого не бывает, Несовсем всегда одинок. У него могут быть друзья, скорей всего их даже не так уж мало, еще у них могут быть любимые, но тем не менее, внутри у них всегда одиноко...
       
Прогресс в масштабе ячейки общества рассказ Фёдор Раухвергер       ...Ира, впрочем, как и большинство из нас, никогда не задумывалась над словом НДС, да и над тем, куда идут наши налоги в принципе тоже. До того момента, как её пригласили переводить на заседание круглого стола по обмену определённым опытом со специалистами из Того в Гос. Думе РФ. В списке достопочтимых присутствующих её так и отметили «Новицкая Ирина Александровна – переводчица». В ходе конференции обсуждалось много важных вопросов по роли культуры в формировании национального самосознания и проблема повышения общего культурного уровня населения в частности. Директор Культурного центра представительства Тоголезской Республики г-н Луи Бореи сказал, что в его стране эта проблема решается достаточно легко – в пищевые продукты местного производства добавляются вещества, используемые уже на протяжении многих веков местными знахарями, которые отбивают у человека желание следовать многим своим вредным привычкам – как-то воровать, обманывать и даже проявлять неудовольствие. На протяжении эпохи колониального гнёта немцы, а потом и французы пытались узнать их рецепты, но они свято хранились в тайне до последнего времени, когда правительство Того поняло, что именно таким образом оно может внести свой вклад в мировую цивилизацию и теперь учёные специалисты с радостью готовы поделиться своими методами синтетического воспроизведения этих веществ...
       
Простые правила рассказ Miguel Stingl       ...Жизнь по правилам. Может быть, так оно и нужно? Женщинам – рожать детей, мужчинам – добывать пропитание. И так всегда. Так было всегда. Так будет всегда. В этом сущность жизни, как нас убеждают всегда и везде. В-С-Е-Г-Д-А-И-В-Е-З-Д-Е. Пошел против – расплачивайся. Вернулся – примем обратно с распростертыми объятиями.
      ...А что ты можешь предложить взамен? Хаос, суету, мрак, свет, незнание того, что будет завтра? Я ничего не могу предложить и не собираюсь. Я хочу жить так, как я хочу; даже если все отвернулись от меня – я это переживу. Но Кэрри... Я даже не мог предположить, что у нее есть ребенок, она строила такие планы с таким серьезным искренним видом...
      ...Дурак! Можно искренне верить во что угодно, даже если это не окажется реальностью. Посмотри на себя! Сколько раз ты совершенно искренне верил в то, чего не могло быть? Но что ты считал абсолютной и безусловной правдой? Это есть в моем мозгу – значит это правда... Дурак...
       
Профессор рассказ Александр Пряничников ...      ...Коридор казался нескончаемым туннелем, на стенах которого развешаны объявления о порядке следования учебной машины. Посмотрите направо, этот стенд расскажет о расписании занятий, и рядом история Колизея знаний. Посмотрите налево, вы видите древние фрески, изображающие в битвах обагренных кровью дипломников. Неправда ли, милые мордашки, ими гордится страна?
      Давно я хожу здесь. Когда стены глядят на меня, их, наверное, тошнит. Полжизни мы проводим в коридорах различных зданий. Проглатывая нас на весь день, они принимают в свои темницы кабинетов, офисов, цехов и, насладившись, подарив на прощание головную боль, отпускают домой...
       
Прохожие рассказ Татьяна Краснова       ...Я иду по улице. Это самый емкий сюжет: человек идет по улице, и с ним ничего не происходит. Сюда можно запихнуть что угодно, хоть всю жизнь. На эту его ходьбу накручиваются любые мечты и воспоминания, и любые встречи. Поглядываю на витрины: не купить ли еще чего-нибудь? Витрины уже разрисованы, как новогодние открытки. Точно, еще нужны открытки.
      В гостях мне рады, подруга поет: «Лучший мой подарочек – это ты!» А знакомые мальчишки: «Выходила на берег Катюша!» Но большинство незнакомых.
      – Тебе, наверное, будет никак, – наклонялась и извинялась время от времени подруга детства – Светка, хотя я еще не успела никого разглядеть. Ну, ей виднее: она меня знает с горшкового периода...
       
Прохожий рассказ Василий Вялый ...Голованов смотрел в лица уже почти взрослых людей и видел на них раздраженное ожидание очередных банальностей, которые они уже сотни раз слышали от родителей и учителей. Разглагольствуй о том, что надо старушек через дорогу переводить, маме не грубить, не курить – не пить. Ранний секс – это плохо, а главное – надо учиться. Да пошел ты… Николай Аркадьевич усмехнулся. Нет ничего глубже и мудрее банальности: не надо никаких подпорок и объяснений. Но поймут они это значительно позже. Когда переболеют Пелевиным и Ричардом Бахом и, может быть, станет ясно, что все философии мира ведут в тупик, стены которого, как это ни странно, выложены банальностями. О, юные человеки, если вам это не нравится – тем хуже для вас, потому что таково положение вещей...
       
Прощание рассказ Ашот Бегларян ...Обнявшись, они стояли на лестничной площадке между вторым и третьим этажами детской больницы – мужчина в летах, одетый в робу синего цвета, и молодой человек лет 25-ти в афганке и с автоматом на плече. Мужчина плакал, не стесняясь своих слез. Проходящие же мимо медработники реагировали на происходящее по-разному: кто-то сам смахивал слезу или сочувственно улыбался, кто-то, наоборот, бросал немой осуждающий взгляд на военного или проклинал его, не стесняясь в выражениях...
       
Прощение рассказ Иегуда Мендельсон       ...Нужно ценить живых. Следует научиться любить, давать ощущение близости, радости общения при жизни.
      И надо просить прощение у обиженных пока имеется возможность...
      У нас это принято делать перед Судным днем…
      Ну а если, не дай Б-г, человек уже ушел в лучший мир, а ты чувствуешь, что так и не попросил у него прощения...
      Чувствуешь себя виновным (а кто не ощущает после потери близких?).
      Еврей может просить прощение и у ушедших. На кладбище должны собраться 10 евреев (кроме самого просящего), и в их присутствии просят прощения.
      А те, как настоящие судьи, заявляют вслух: «Прощено тебе. Прощено тебе»…
      И вот уже, сняв обувь, мы по очереди подымаемся на могилу матери и с подозрительной дрожью в голосе, волнуясь страстно просим прощение у самого дорогого на свете человека...
      Любовь продолжается и после смерти...
       
Проще счастья рассказ Фёдор Раухвергер       ...Павел рассказывал про Москву, где Андрей не был уже лет двадцать, интересовался жизнью на Украине, оранжевой политикой и многим другим. Он с удовольствием показывал свои работы и даже подвязался сделать портрет их дочерей. Как ни странно, общих интересов и тем для разговоров у них всегда хватало. А ещё в какой-то момент Андрей понял, что в его интересе к Павлу было что-то большее, чем просто духовная близость. Конечно, он и до этого замечал, что некоторые мужчины нравятся ему сильнее, чем следует, но всегда старался эти мысли в себе задавить. И у него вполне получалось. И дело тут было не в том, что он считал это чем-то запретным или неприличным – просто никогда не доводилось почувствовать ответа, взаимности. А портить отношения с теми, кто ему нравился, он, естественно, не хотел. Поэтому он, как и все, обзавёлся семьёй, детьми и слишком глубоко внутрь себя старался не смотреть. Счастья, конечно, особого не было, но и жаловаться, даже если было бы кому, он бы не стал. Тем более – жене. А тут в него словно бес вселился: Павел, казалось, сам шёл ему навстречу...
       
Прыжок барса рассказ Владимир Жуков       ...Гадкий Карлсон побагровел и, кажется, начал приходить в себя.
      – Сейчас же положите ЭТО на место! – почему-то переходя на шепот, гневно потребовал он.
      Несколько секунд они сверлили друг друга выразительными взглядами. И тут Гадкий Карлсон с удивительной для человека его комплекции прытью подскочил к Костяну и откуда-то сбоку вцепился в его оттопыренный карман. Тот в свою очередь ухватил соперника за галстук. Человек-окорок потерял равновесие и рухнул на спину, увлекая обидчика на себя.
      Через какое-то время в дверях нарисовалась секретарша. Ее взору предстала душераздирающая сцена: Давид и Голиаф, распростершись на полу и пыхтя, с чувством сжимали друг друга в объятиях. При этом ее шеф так и не пожелал расстаться с филейной частью своего юного друга...
       
Пустые письма сорник рассказов Игорь Даровский       ...Через неделю нас снова вызвали на задание. Мы выполняли его безразлично-профессионально. Не потому что в нас не осталось патриотизма, а потому что мы просто очень устали от смерти. И все были довольны, и мы остались в живых. Командир сказал, что мы лучшие бойцы в отряде, но никто ему не поверил. Я смотрел на усталые лица наших товарищей, которые возвращались с таких же заданий, на их руки, которые почернели от пороховой гари, на их выцветшие и подслеповатые глаза, от постоянного вглядывания в ночной прицел. И мне было обидно за них, за тех, чей труд и служение отечеству выбросили одной единственной фразой, показавшей наше разделение. Они не меньше нашего любили свою страну, не меньше нашего убивали ради неё и этих засаленных генералов, и ярких пуговиц. Просто, может быть, они остались более человечными на войне, если не смогли убивать так, как мы. Может быть, всем этим разделением нас лишь обидели, указали на нашу жестокость и ненависть к врагу. Может быть, мы и проиграли эту сложную войну с самими собой… А они, эти наши товарищи, пившие с нами фронтовые сто грамм и хлебавшие странную похлёбку из одного котелка, может быть, они остались настоящими людьми?..
       
Путешествие из Краснодара в Москву рассказ Василий Вялый       ...Судьбу мою в целом трудно назвать удачной: в космос не летал, Ниагарский водопад не лицезрел, в моем относительно скромном арсенале любовных побед пока не было ни одной афроамериканки. Даже на велосипеде, как оказалось, я езжу весьма посредственно: на прошлой неделе возле магазина сбил участкового милиционера. Оба отделались довольно легко – совместным трехдневным запоем. И вдруг такая честь! Лишь факт, что я смогу общаться с известными российскими литераторами, заставлял пересмотреть отношение к не балующему меня до сих пор року. На творческую же судьбу было грех жаловаться. К тому моменту у меня уже было три книжки, неоднократное лауреатство в конкурсах, публикации в литературных изданиях. Существует версия, что угодить в «толстый» или иной литературный журнал, – при, естественно, приличном исполнении, – есть совпадение точки зрения главного редактора и автора. Нащупать же концепцию в некоторых изданиях довольно непросто; наверное, это неплохо, когда журнал перестает декларировать свои литературные пристрастия – максимальную приближенность к жизни, но отстраненность от литературной реальности. Опять же: никто не говорит, что это плохо – просто таково положение вещей...
       
Путь Бэнга рассказ Станислав Алов       ...Китаец хитро зыркнул на Бэнга одним левым глазом и снова закрыл его, напра­вив взгляд внутрь себя.
      – Будда? – рассмеялся Бэнг. – Что может твой Будда против пули сорок пятого калибра.
      – Очень просто. Мой Будда убьет тебя прежде, чем ты сумеешь поднять свой кольт.
      Бэнг на миг задумался, поглядел на поблескивающее оружие в собствен­ной верной руке и вновь усмехнулся:
      – Я уверен, что моя реакция быстрее, чем у Будды – кто бы он там ни был.
      – Я не сомневаюсь в твоей быстроте, – ответствовал китаец, приоткрыв теперь лишь правый глаз на полсантиметра. – Но есть вещи сильнее скорости и много силь­нее пули.
      – Что же это?
      – Глубина неба. Прекрасная девушка с бамбуковой флейтой, играющая только для тебя одного. Стадо небесных буйволов, бредущее по самому горизонту. Мрак женского лона, творящий всех. Высота мысли о Боге. Бесконечность бороды мудреца, если ее не стричь. Луна в твоей чашке саке. Яблоко, раненное твоими зу­бами, выброшенное, но сохранившее в не съеденной косточке свою не рожденную мать. Иероглиф, вмещаю­щий и поглощающий Вселенную. Ширина тех слов, кото­рые я сейчас говорю тебе, рав­ная всему тому, что я говорил до тебя и тому, что я скажу после. Трепет восторга перед Всем. Момент созерцания гармонии мира. Иногда он ошарашивает человека навсегда...
       
Пятое время года повесть Виктор Крючков       ... – Приветик, Андрюшка! – весело щебетала его мама. – Рада, что ты остался. Между прочим, у меня для тебя уж-жасная новость!
      Андрей не без оцепенения смотрел на знакомые с детства черты лица, вечные красно-синие бигуди на рыжих волосах, цветастый сальный халат. Сходство оригинала из памяти и зеркального отражения во внешности и манере разговора было изумительным.
      – Приготовься, любимый. Ты знаешь, это не очень приятно. Но я была молода, мне хотелось закончить институт. Аборт не помог бы – да и поздновато было. Ты так часто падал вниз с кровати, но папаня не знал, что тебя просто сталкивала твоя маман. Жаль, что ты не умер – ты вырос на редкость черствым, неблагодарным и жестоким. И я люблю младшенькую больше. Скверно? Разбей меня! – сорвался на крик голос. – Не уходи!
      Молоток на мгновение качнулся в его руке, уже занесенной для удара. Андрей отошел к другому зеркалу, повинуясь скорее любопытству, чем желанию увидеть сокрытое и вряд ли когда-нибудь расказанное. Это только первое... Его мать...
      – Ничего нового я пока не узнал. Я смогу с этим жить. – еле слышно сказал сам себе молодой человек с какой-то мрачной обреченностью. – Неплохо придумали, черти...
      И заглянул...
       
5 минут любви женщины-птицы рассказ Дмитрий Вишняков       ...Дети любят играть в салки. Пойманный и затравленный, брошенный в самый центр игры, ты ищешь испуганными глазами жертву поблизости. И вот настигнув, ты вкладываешь весь свой страх, проблемы, – все, что тебя тяготит, в условный хлопок по спине и окрыленный бежишь дальше. К абсолютной свободе детства. Но какое-то существо внутри тебя испытывает страх. И ты начинаешь с боязли­вым нетерпением ждать очередного хлопка. Чтобы снова найти кого-то. Но что это, кто этот мальчик, который стоит в стороне, закрыв глаза. Удобная жертва. Торжествуя, ты салишь его. Но он никак не реагирует, пошатнувшись от твоего хлопка, он продолжает стоять, даже не пытаясь открыть глаза. И ты на мгновение останавливаешься озадаченный: удалось ли тебе передать ему свой миниатюрный фатум или нет. А потом пожимаешь плечами и ищешь новую жертву. Так вот это и есть мой герой...
       
Радиоволна рассказ Максим Кладов ...И когда я наткнулся на эти эфиры “интернет – радио 995”? Просто ходил по сети, трогал ссылки. Так, в общем, и без особого умысла и – вот тебе приключение. Истории разные случаются: время идет, люди меняются, переезжают в другие города, меняют фамилии и имена. А все же решаются оставить свои мысли, чувства под охраной паролей и протоколов. Архив эфиров давно исчезнувшего и никому не нужного теперь занятия – просто временный творческий порыв двух молодых людей. В эту летнюю ночь я слушаю эти файлы. Луна в этот час как кроваво-красный глаз – видна на небе...
       
Развод по-эмигрантски рассказ Нина Юдичева       ...Карим уехал через неделю. Лиля буквально заставила его забрать машину, которую они купили в Германии на вырученные от продажи ташкентской квартиры деньги. Дети были в отчаянии, но выразили желание остаться с матерью. Лиля всю неделю до отъезда мужа крепилась, но едва машина выехала со двора, разразилась рыданиями. Сабит обнял её и увёл в квартиру. Несколько дней Лиля не могла даже разговаривать. Она онемела от своего горя. Потом понемногу вернулась к работе и домашним делам. Потянулись серые унылые будни. Старшие мальчики учились в школе. Алик ходил в детский сад. Её родители приняли отъезд зятя со скорбным неодобрением. Мать сказала, что знала всегда, что этим и кончится. Нечего было выходить замуж за чужака. Не пара он дочери, хоть и хороший человек...
       
Разговоры с пустотой мини-повесть Алексей Черепанов       ...Ты всегда думал, что пустота – это вакуум, что в ней ничего нет. Это не так. На самом деле Пустота наполнена до отказа самой Пустотой, потому что она материальна. НИЧТО само по себе не может быть угнетающим. Гнетет материализованное НИЧТО…
      И, правда, кто придумал рубежи дождя? Кто сможет с достоверностью сказать, где, по какую сторону рубежа находится то, что ищешь? И как понять, что же в действительности ты потерял? Было ли ЗАГАДАННОЕ ТО?
      А глупая жизнь меж тем осторожно, но стремительно проскользнула мимо, будто не желая тревожить твою летаргию, не заметив, что эта твоя, с виду перманентная кома может мгновенно прерваться, если немного помочь, толкнуть посильнее в бок или что-то ещё. Тебе позже всегда казалось, что время, уже ушедшее, то время, когда ты ничуть не думал, что наступит момент и ОНА останется в растворившемся прошлом навсегда – что это время было наполнено до отказа. До отказа кого-то сверху, произнесшего слово «стоп» – но не потому что хватит, а лишь чтобы уберечь мир от лопанья. Чем наполнено? Всеми теми эманациями, особой атмосферой и удивительным по силе лирическим настроением, всем, что чудилось тебе в первом английском романе Набокова. Предметы просвечивали, ты видел все варианты будущего с ошеломительной ясностью, все варианты того будущего, что сейчас. Но отказывался верить в это.
      Куда, куда же, Боже мой, во что вложить мысли свои? Кто скажет, откроет тайну, как немыми устами высказать? Где примут птицу – бьющуюся песню внутри? Кто поймет её, кто узнает? Прочитают ли в глазах то, что даже в мысль не складывается? Как объяснить себе всё вокруг? А то, что в самом? Кто задумается вместе со мною о небе? Кто песню немую услышит? Уж не ты ли – дальняя, не спрашивающая, не помнящая? Помнящая НЕ ТО?..
       
Разница рассказ Сергей Коломиец ...Звезды сияют необычайно ярко. Каждая светящаяся точка на небе подмигивает, кокетничает с маленьким человеком, смотрящим на них. Так думает он. Звезды же думают иначе. Им совершенно все равно, видят их, не видят, – они кружат, кружат, кружат в долгом Вселенском Танце Смерти...
       
Река жизни рассказ Рита Герасимова       ...На горизонте показался её отец, девочка сразу же встрепенулась: он шел, пошатываясь, в руке он держал уже теперь не бутылку, а всего лишь горлышко от неё, правая штанина была мокрой, порванной и грязной, а на колене белела кожа с алой струйкой крови. «Будет плохо», – подумала Леночка и побежала в кухню, звать маму. Там она застала ужасную картину: Константина Львовна лежала на полу, вокруг был разбросан горох, а в руке у неё был нож. Леночка от страха остолбенела, сердце забилось сильнее, вот она уже слышит близкие шаги отца и…
      – Мама, мамочка, проснись! Мам! Да что же такое! Мама, проснись!..
       
Рекламist роман Александр Сотник       ...Светка Карпина ходила и шипела по углам:
      – Ненавижу! Почему деньги вечно у заказчиков, а они – идиоты? Женька, ответь!
      – Что, – спрашиваю, – случилось?
      – Какой-то придурок написал креатив про мороженое, и теперь нам нужен пингвин. Какая тварь это придумала?
      Этой тварью был я. Пару дней назад Шеф вызвал меня в кабинет и сообщил о новом аврале. Вообще-то, аврал – это нормальное состояние российского бизнеса, но на этот раз Шеф был особенно взволнован.
      – Если вы не напишете, то все! Заказчик уйдет к Леонтовичу. Вы знаете, кто такой Леонтович? Это – безнравственный неврастеник, вооруженный смехотворной истерикой; это акула в луже крови!
      Короче, он нарисовал впечатляющий портрет врага: я даже испугался.
      – Напишите, выкручивайтесь, как хотите! – заклинал Шеф. – Представьте сценарий сегодня в пять часов.
      – Но сейчас уже половина третьего! – Воспротивился я.
      – Либо вы – профессионал, либо я займусь поиском новых кадров! – Угрожал Шеф. – Наморщите ум: скорость мысли превышает скорость света! И поглядывайте на часы, дабы не расслабиться.
      Поначалу я подумал о полярной экспедиции, но тут же вспомнил, что подобное уже есть. Белые медведи тоже отпадали в силу обилия таковых на экране. И тогда я пошел методом совмещения несоединимого. Так в жаркой пустыне появился пингвин, спасающийся от нестерпимой жары путем поедания мороженого. Он шел по барханам, весело приплясывая и таща за собой тележку с рекламируемым продуктом. Идея Шефу понравилась.
      – Ведь можете, когда на вас орут! – Похвалил он. – Я только что разговаривал с заказчиком. Завтра же сценарий запускаем в производство.
      Так я разбогател на триста долларов, а Карпина получила неприятность, и теперь с ненавистью смотрела на меня:
      – Ты что, актерами обойтись не мог?
      Приходилось оправдываться:
      – Я-то тут при чем? Заказчик принял. Я подумал, что Савка в компьютере нарисует…
      – Щас! Как же!.. Жди!.. Чертов заказчик хочет живого! Подлинность ему подавай!
      – Позвони в зоопарк, – говорю.
      – Да звонила уже. У них какой-то карантин. Завелась какая-то зараза. Директор ни в какую не соглашается. А съемки уже завтра.
      – Тогда в цирке узнай.
      – Какой ты умный. Там такую сумму запросили, что – до свидания, бюджет! – Ее, бедняжку, уже колотило. – Что ты молчишь? Сам придумал, а теперь – в кусты?
      Гудман сказал, что пингвины в России – большая редкость; Гельфанд выразил готовность лично переодеться в пингвина и покрякать. Карпина обозлилась еще больше:
      – Ты тощий. У пингвина «тело жирное в утесах». Вспомни классику!
      – Ну и что? – Ничуть не обиделся Савка. – Он же в пустыне: вспотел и отощал.
      Шеф каждые полчаса накалял обстановку:
      – Уже нашли? Поторапливайтесь!..
      Карпина стала звонить по знакомым. Ее речь на том конце провода принимали адекватно.
      – Птица такая, во фраке, с клювом и недоделанными крыльями! – Объясняла по телефону Светка. – Дома не держите?.. Зря, это сейчас модно. А у соседей есть?.. А у друзей?.. Нет, рептилиями не интересуюсь… Какая, на фиг, игуана?.. Я же говорю: пинг-вин! Повторяю по буквам: Подонок, Идиот, Нахал, Гад, Выродок, снова Идиот, и еще раз – Нахал!..
      Ее раздраженность с каждым последующим звонком все больше принимала форму бешенства:
      – Ненавижу сценаристов! Оближут заказчиков, а мне пыхти! Ой, не могу. Надо выпить. Женька, будь другом, сгоняй за пивом.
      Надо было хоть как-то реабилитироваться. Я оделся и побежал в ближайший магазин на Пятницкой. Здесь было много народу. Винный отдел находился рядом с рыбным, и я случайно услышал разговор продавщицы с невысокого роста мужичком. Мужчина был одет в дорогое пальто, его голову покрывала каракулевая шапка брежневского фасона.
      – Привет, Сергеевна, – сказал мужчина. – Мне как всегда: десять кило минтая.
      – Ты же сегодня утром уже брал? – Удивилась Сергеевна.
      – Да все слопал, прорва арктическая, – пожаловался он.
      Я навострил уши: арктическая прорва – это никак не кот. Тем более, какой кот поглощает рыбу в таких бешеных количествах?..
      Я подошел к мужчине и, извинившись, витиевато поинтересовался:
      – Какого рода животное имеете счастье держать в своем доме?..
       
Рисунок Модильяни рассказ Валентин Катарсин       ...На другой день рано утром, затопив печь досками от комода, Павел Ермолаевич уселся по обыкновению за письменный стол, раскрыл рукопись начатой сказки и принялся писать... Но писал недолго. В голове не было обычной утренней ясности, вспоминался вчерашний поход в госпиталь, угрюмый Фёдор Карпыч, запах горелой тряпки, Топси на грязном тулупе.
      Старый сказочник тоскливо посмотрел на ковёр, где обычно дремал Топси, присутствие которого словно помогало работать. Теперь там было пусто. Шевеля губами, Павел Ермолаевич с трудом перечитал написанное, потом решительно зачеркнул, поскрёб бородку, заточил карандаш, поднялся из-за стола, подкинул в печь дощечку, потёр озябшие колени. Он подошёл к старинным часам, открыл дверцу, качнул маятник, и некоторое время наблюдал, как он останавливается.
      «А ведь я предал друга-то. Предал друга, – повторил старый сказочник. Вот я буду жить еще, сколько бог даст. А как писать? О чём писать, если предал друга, снёс его в трудную минуту скотобою.… Говорите, забыть, – уже вслух произнёс Павел Ермолаевич, словно в комнате находилась его жена или кто-то другой, кто с ним спорил. – А как забыть? Если б я сапоги тачал или улицу подметал. А я ведь всю жизнь, собственно, о том и писал, что подло и собаку предать…»...
       
Родные лица рассказ Ольга Красавчикова       ...В России по-прежнему поклонницы скучают без кумиров. Некоторые «писаки» защебетали о скором распаде группы, о наркотиках, о женитьбе (причем сразу всех четырех солистов). И откуда они все это берут? Конечно, пока о тебе говорят, ты знаменит, популярен, но иной раз так хочется, чтобы эти авторы приумолкли!
      – Итак, возражений не принимаю! – Начал беседу со своими «питомцами» Алисов. – Завтра я даю команду журналюгам, чтобы они объявили о скорой свадьбе Владимира Матвеева. – Молодой человек вздрогнул: какая свадьба, ведь у него уже есть Надя? – Пусть запустят конкурс невест. Поугараем! – Процедил Б. А. и громко захохотал.
      Его забавляли эти душераздирающие сцены с поклонницами, когда девчонки рвали одежду на артистах, обливали их полуобнаженные тела слезами. Алисов получал неописуемое удовольствие от этого сумасшествия….
      Ребята молчали: опять за них все решили… Опять на них ставят опыты...
       
Рождение человека, или Преодоление боли рассказ Ашот Бегларян ...А настоящий человек – это каждодневный тихий и часто не замечаемый окружающими подвиг. Это – постоянная борьба с самим собой и преодолевание боли, которая рождается вместе с человеком, живет с ним всю жизнь и даже остается после него...
       
Роковая пассажирка рассказ Александр Коваленко       ...Мустафа зашёл за широкую серую автодачу, стоявшую тут же в цепочке машин, и подозвал к себе Свету. Она робко подошла. С проезжей части улицы их теперь не было видно; для Виктора же, по-прежнему сидящего в своей колымаге, всё было как на ладони. Мустафа что-то с полминуты говорил Свете, понуро стоявшей перед ним с опущенными в землю глазами. Потом сильно, с размаху ударил её правой ладонью по щеке. Света отпрянула слегка, закрывая лицо руками. Затем последовала звонкая вторая пощёчина, третья, четвёртая – уже не по щеке, а по рукам Светы, да и по чему попало...
      И тут Виктор потерял контроль над собой. Кровь прихлынула к его лицу. Выскочив из машины, он помчался к обидчику, стараясь не производить шума. Казалось, он бросается защищать не только обиженную девушку-землячку, но и кусок своей родины, которую сейчас самым наглым образом попирал этот басурман. Раньше в Росси Виктор всегда относился с насмешкой к воспеваемому советской пропагандой патриотизму. Однако чувство, которое он испытывал в этот решающий момент, было очень сродни патриотизму, хотя Виктор и не отдавал себе в этом отчёта...
       
Романтик повесть Николай Прокудин       ...Не может меня не волновать, что сейчас армейское руководство и правительство страны продолжают делать те же ошибки в проведении так называемой "антитеррористической операции", что и раньше во время Афганской войны. Как и прежде существует миф о непобедимой и всемогущей армии, который не имеет ничего общего с реальным состоянием дел. Читателям, далеким от этих проблем, книга может показаться "пасквилем" на Вооруженные Силы, но ведь автор являлся участником всех событий, о которых пишет, и стремление показать правду – главная его цель.
      Кроме того, в книге показаны сложные, порой противоречивые межнациональные отношения в армейском быту. Существование таких отношений привело в дальнейшем к тому, что военные невольно становились носителями национализма в обществе.
      Армия давно больна и больна серьезно. За прошедшие годы запущенная вялотекущая болезнь стала коматозным состоянием. Коррупция, воровство в Вооруженных Силах – это давняя беда армии. Нынешнее состояние армии – это следствие отношения государства к людям в погонах, а рост числа преступлений – следствие качества призывников на военную службу.
      Ветераны нашей армии, особенно те, кто участвовал в локальных конфликтах – самые несчастные, бесправные люди. Их жертвы, боль утрат, физические и психологические страдания не интересны обществу. Страну, в основной массе, не волнуют их проблемы. "А кому сейчас легко?" – могут сказать люди.
      Вернувшись с очередной войны, ветераны остаются наедине со своими бедами. Психозы, стрессы, нервные срывы, пьянство, наркотики, преступления...
      Душа болит за тех, кто погиб на Афганской войне, но еще больше за тех, кто продолжает погибать сейчас, в наше "мирное" время
      Книга посвящается нашей самой неприхотливой и самой бесправной армии современною цивилизованною мира...
       
Ромкины ночи рассказ Сергей Щербаков ...Вчера на автобусной остановке встретился Димка, однополчанин, вместе грязь чеченскую месили и вшей кормили в блиндажах. Тоже как неприкаянный. Также по ночам мучается, не спит. Трясет его всего, когда темень наступает. Ни где пока не работает. С милицией, куда он хотел устроиться на работу, облом! По пьянке угодил в кутузку. Теперь на учете: в компьютер занесли, в базу данных. Меченый на всю жизнь. В силовые структуры, о которых он так мечтал, дорога наглухо теперь закрыта! А началось с чего? Ночь не спал, утром выпил, чтобы отпустила чертова война, в результате дома конфликт с предками. Психанул, взял сдуру и выбросил с третьего этажа телевизор, что купил на свои “гробовые”. Холодильник тоже хотел спустить следом, да поднять было не под силу. Ну, естественно, приехали менты и мигом успокоили. Надели наручники и увезли готовенького в свой зверинец...
       
Роковая ошибка рассказ Любовь Рябикина      ... Ребята быстро допили пиво и вышли с ней на улицу. Пока Настя отсутствовала, пришли еще четыре человека из разных классов. Все смеялись, здоровались, обнимались. Настю тормошили со всех сторон, некоторые ее не видели со школы. Народ начал собираться и вскоре на ступеньках уже стояла толпа человек в сорок. Решили праздновать в ресторане. Погода испортилась и начал накрапывать дождь. Саша Николаев появился неожиданно, когда они уже собирались войти в ресторан. Увидев Настю, он вздрогнул и решительно подошел прямо к ней:
      – Привет! Не возражаешь, если я рядом сяду? Мне бы хотелось поговорить...
       
Рукавичка рассказ Александр Костюнин       ...Ребята, робея, вставали из-за парты и, понурив голову, выдавливали одно и то же: «Я не брал, Алла Ивановна».
      – Так, хорошо, – зло процедила наша учительница, – мы все равно найдем. Идите сюда, по одному. Кондроева! С портфелем, с портфелем…
      Светка Кондроева, вернувшись к парте, подняла с пола свой ранец. Цепляясь лямками за выступы парты, она, не мигая уставившись на учительницу, безвольно стала к ней приближаться.
      – Живей давай! Как совершать преступление, так вы герои. Умейте отвечать.
      Алла Ивановна взяла из рук Светки портфель, резко перевернула его, подняла вверх и сильно тряхнула. На учительский стол посыпались тетрадки, учебники. Резкими щелчками застрекотали соскользнувшие на пол карандаши.
      А цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли.
      Выпала кукла. Уткнувшись носом в груду учебников, она застыла в неловкой позе.
      – Ха, вот дура! – засмеялся Леха Силин. – Ляльку в школу притащила.
      Кондроева, опустив голову, молча плакала.
      Учительница по домоводству брезгливо перебрала нехитрый скарб. Ничего не нашла.
      – Раздевайся! – хлёстко скомандовала Алла Ивановна...
       
Рыбка – бабочка повесть Евгений Антонов ...На столе, укрытая по плечи сверкающими белизной простынями, лежала девушка. Если бы не расплывшееся на груди кровавое пятно, при виде которого бросало в дрожь и подкашивались ноги, можно было бы подумать, что она просто спит. Но более всего доктора поразила необычайная правильность черт, красота ее лица. Даже когда Вьюга начал ее осматривать, взгляд его невольно то и дело начинал скользить в сторону этого завораживающего творения природы...
       
Рыжая и кучерявая в декабре рассказ Сергей Береговой ...Вечером сидели на крыше. Она считала звезды, а я сбивал ее со счета. Она злилась и смеялась. В конце концов посчитала луну. Луна была одна...
       
Рыцарь и леди Смерть рассказ Олег Плюхин       ...Душа не хотела оставлять этот мир. Дух был строптивым и остался на Пороге, не желая переступать его. Вокруг роились мелкие адские твари, ожидая знатную добычу. Душа, не переступившая Порог, могла быть поглощена ими и стать одержимой. Возможно, Жнец и оставил бы ее на поживу аду, но Леди Смерть так поступить не могла. Она взмахнула рукой и из праха поднялись прекрасные сады с ласковым светом и приятным теплом.
      – Это ждет тебя там, – сказала Хранитель Порога, – Но если ты не хочешь, то я не стану настаивать...
       
С кем Ты? рассказ Павел Абызов       ...Но вернёмся же к твоему вопросу. Тебе интересно, есть ли ад и рай, а если есть, то что там. Я сказал, что не расскажу, что будет, если я получу свою душу, но ты решил зайти с другой стороны. Как такового понятия рай – хорошо, ад – плохо, не существует. В аду совсем нет сковородок, на которых поджаривают грешников. Ад – то же, что и рай, но с небольшой оговоркой. Я говорил тебе, что Бог продаёт души, я их покупаю. Попадая в рай, душа рано или поздно вернётся на землю, попадая в ад, она останется там навсегда...
       
Савита рассказ Денис Казаков       ...Я всегда ходил пешком в школу, но водитель автобуса всегда останавливался и ждал. Но я не выходил. Спрятавшись за шторой, я смотрел в окно и ждал, когда он уедет. Водитель автобуса был хорошим человеком. Ему было лет сорок, и он всегда ездил в черной фуражке, прямо как таксист. Не удивлюсь, если он и вправду раньше был таксистом. Так вот, он сидел за рулем автобуса и минут пять ждал меня. Он смотрел прямо в то окно, где за шторой стоял я. И мне казалось, что он меня видел. Как тогда, я вижу его сейчас. Он смотрит на мое окно, и его губы шевелятся. Сначала я думал, что он просто жует жвачку или что-то там еще. Но нет, он говорил. Он говорил со мной. Спустя годы я смог расшифровать то, что он шептал мне. Он говорил: “Выходи. Выходи, Дима”. Да знаю, я похож на сумасшедшего и не отрицаю этого. Скорее я просто болен, и всегда был больным. Только сейчас я спокойно это осознаю...
       
Саечка за испуг или Кое-что из жизни народных киллеров рассказ Владимир Жуков       ...Верю: когда-нибудь и наши благополучные потомки скинутся на памятник своему старателю – маленькому самоотверженному трудяге эпохи первоначального накопления капитала.
      Чей же образ по-чаплински выразительно передаст сам дух нашего удивительного времени?
      Может, то будет "ночная бабочка", триумфальной аркой разверзшаяся над залитой огнями столицей?
      Или гость гордых кровей, восседающий на корточках у кладки гигантских арбузов, будто только что снесенных им лично?
      Или бабуля – божий одуванчик, этот ковбой "Мальборо" с прицепом и с реакцией кенгуру?
      А может, вот этот гражданин, которого в любую погоду узнаешь в толпе по лыжной шапочке до самого подбородка с неизменными прорезями для глаз?..
       
Салат из капусты рассказ Светлана Крещенская ...Как-то раз, в выходной, когда Анна Григорьевна уже с утра вся тряслась от страха, потому что муж после сна был полон сил и энергии, в дверь позвонили и представились с похоронной торжественностью: "Фирма "Утрата", гроб заказывали?"
      Анна Григорьевна, и без того перепуганная, только всплеснула руками: на площадке, опираясь на простенок между дверьми, стоял обитый красным сатином гроб, в белых кружевных рюшах. Из соседней двери, тут же уловив повод опохмелиться, выскочил Трофимыч со своей заспанной женой. Выпучив водянистые глаза, они только и смогли прохрипеть осипшими голосами: "А кто, собственно... помер?"
      Анна Григорьевна не знала, что и говорить. Иван Ильич от недоумения повис на перилах... Трофимыч обошёл со всех сторон гроб, оценивая ситуацию своим трезвым умом.
      "Иван, я эти штуки знаю. Это ты кому-то сильно насолил..."...
       
Самое заветное желание рассказ Владимир Жуков       ...Но еще более изумил Тулупьева человек, который остановил директора. Это был Алик из Ростова, то ли продюсер, то ли диджей с тамошнего радио. Боже мой! У парня, образно говоря, изо всех дыр вылезали баксы... В буквальном смысле: из носа, из ушей, даже из плавок – отовсюду высовывались заморские дензнаки, свернутые в трубочки, свисающие серпантиновыми колечками. Знаменитые Аликовы дреды – и те оказались накручены на бигуди из тугих зеленых рулончиков.
      Похоже он, Тулупьев, проспал начало какого-то забавного капустника, какого-то их общего розыгрыша, в который надо было теперь срочно включаться. Ах, артисты... Но какова выдержка? Уж он-то давно бы все испортил своим безудержным ржанием...
       
Самурай рассказ Сергей Щербаков ...Чуть поодаль от БМП валялся сильно опаленный труп кобеля, Карая, с разорванным в клочья брюхом. Сбоку с “бэтээра” как-то нервно с паузами заработал КПВТ, вслепую наугад прощупывая свинцом окружающие холмы. Яростный огонь “духов” вновь прошелся по центру колонны, где находились “уралы”. Пулеметные трассы хаотично ковыряли грязь, с остервенением вгрызались в обочины, неистово молотили по броне, разбивали фары и лобовые стекла в искрящуюся труху, безжалостно кромсали борта и крылья, пытаясь достать смертоносным жалом укрывшихся бойцов. То здесь, то там с гулом рвались “воги”. Вокруг все горело, тряслось и громыхало. Пылал зигзагами разлившийся бензин, коптили скаты, едкий черный дым от которых клочьями стелился над колонной. Часть “чистильщиков”, отстреливаясь, залегла за бронетехникой и “зилами”, другая нашла спасение в кювете...
       
Cборник плохих миниатюр рассказ Аня Ропперт ...«Россия, 37-й в моём горле живёт кит» (с)
      Страна бредит, истаптывает ботинки, спеша день ото дня по улицам, «мощенным» новой тротуарной плиткой.
      Не знаю, хорошо это или плохо, я ходила, я присматривалась, я ездила в трамваях, я ничего не нашла стоящего, чтобы написать хороший женский роман про рыжие волосы и бриллиантовое колье. Я не знаю, кем нужно быть, и где нужно жить, чтобы писать такие тексты. Если ты пишешь это и живёшь в России – есть два варианта: либо тебе больше нечем заняться, либо ты планируешь легко заработать денег.
      Мне больно: знаете, как много утром в толпе людей, поглощённых своим миром, монотонных, равнодушных?
      Все в трамваях вокруг читают женские романы и дешёвые детективы в мягкой обложке.
      Много людей, которые бегут, думая о чистоте ботинок, и не догадываются, что завтра может «случится», и что человек, скажем даже по-булгаковски: внезапно смертен...
       
сверхНОВАЯ повесть Дмитрий Оболенский       ... – Хорошо, пожалуй тебе надо рассказать, чтобы ты глупостей не наделал. А то вы еще вместе долго будете лежать.
      – Что? Настолько все серьезно? – я удивленно поднял брови.
      – Да, – она глубоко вздохнула. – Помнишь, полгода назад в цирке, во время представления, трагедия разыгралась…
      Еще бы не помнить – эта история всколыхнула весь город. Приезжий цирк раскинул свой шатер на главной городской площади. Городок у нас маленький, не избалованный такими зрелищами, цирк приезжает раз или два в год. Поэтому приезд вызвал настоящий ажиотаж – все билеты были распроданы в один день. Но в разгар первого же представления случилось страшное – все трибуны сложились как карточный домик, придавив сотни зрителей. Тринадцать человек погибли сразу. Еще восемь потом, в реанимации. Сколько остальных пострадавших, никто не считал – главное, что живы остались…
      – Конечно помню, до сих пор еще расследуют что там было: несчастный случай или терракт… – меня вдруг посетила догадка. – Так он что, там был?
      Она задумчиво кивнула. Потом, нервно теребя в руках карандаш, продолжила:
      – И не один… Он там с младшей сестрой был… Выжил только он. Мне подруга рассказывала, что когда его в реанимацию привезли, он был как тряпичная кукла – ни одного живого места. Четыре месяца провалялся в реанимации. Вытащили… Была частичная парализация... Видел, как он и сейчас хромает? Да? Еще не до конца оправился… Если оправится уже когда-нибудь, – тихо добавила она. – Извини, – она полезла в карман и вытащив из него носовой платок, вытерла влажные глаза...
       
Свет рассказ Виктория Столярова ...Он вышел из кабинета. Что делать? Его стала одолевать паника. Пошел быстрым шагом, толком не зная, куда он идет. Его галстук развевался, темно-синий пиджак безвольно болтался за плечом, повиснув на его пальце. В конце концов, он пришел в столовую. Никого нет. Купил себе зеленый чай с жасмином – его всегда это успокаивало. Сделал глоток, почувствовал, как чай стал распространяться по его душе, делая свое благородное дело – приводя его в нормальное состояние. Он не без боязни закрыл глаза. Уже не удивился тому, что увидел свет. Он удивился тому, что он стал не таким ярким. И, хотя это должно было его радовать, он еще больше испугался, но при этом не открывал глаз, а наблюдал за светом. Он все тускнел и тускнел. И женский силуэт тоже стал превращаться в дымку, в такую, из которой пришел. Он вдруг почувствовал какую-то горечь. Почему-то ему вдруг показалось, что ни в коем случае нельзя допустить, чтобы свет погас. Он резко открыл глаза, залпом допил чай, несмотря на то, что он еще не остыл. Ему хотелось вскочить, метаться, что-то делать, но если бы знать – что!..
       
Свидетель рассказ Ростислав Дягилевъ       ... – Вам знаком этот дом?
      Сидящий протягивает фотографию девятиэтажки. Еще бы! Этот дом известен мне уж куда лучше, чем каждому из его жильцов. Каждое утро вот в этом подъезде лифт в одно и то же время опускает на землю девушку. Еще в кабине, пока никто не видит, она что-то поправит в последний раз и мысленно проверит макияж. Обычно все в порядке. Вечером тот же лифт вернет ее наверх, слегка уставшую, в уголке рта размазана помада, подружка, с которой она курила (как всегда последнюю) сигарету, не заметила, а зеркала нет и сказать некому – я не приближаюсь, как киногерой Майкла Дугласа к своим детям по решению толстой непривлекательной американской судьи. Ведь если я только нарушу границу, то потеряю даже эту возможность видеть ее издалека – в квартире случится ремонт, сделав неузнаваемой дверь налево-направо от лифта, ящик кондиционера изуродует знакомое окно, телефонная трубка ответит мужским голосом: пароль – добрый вечер, отзыв – извините, я не туда попал...
      – Нет, – отвечаю я, – этот дом мне не знаком...
       
Свиная обрезь рассказ Илья Лыков ...Могу себе представить, это должно быть ужасно мерзко…. Вот так вот требовать ее, как свою собственную…. На рынке она должна быть дешевым удовольствием. Что-то вроде отходов, третьего сорта. Подойти ровным шагом к продавцу в грязном фартуке, и хорошо поставленным голосом приказать взвесить граммов триста – четыреста. Ужасно унизительно. Как-то стыдно перед самим собой, знаете...
       
Свободный полёт рассказ Олег Неустроев       ...Кашлянув, начал слепой:
      – Я летом на даче живу. Там река. Я рыбачу. Когда видел, удил с поплавком. Теперь леску мотаю на палец и чувствую рыбу за метр до крючка. За полметра я слышу, как чмокает рыба губами, шевелит плавником и пахнет уловом. Тогда, теплым летом, два года назад, я удил с поплавком. Он прыгал на мелкой волне и плыл по течению вниз, когда тучи прибило к реке и гроза, воду с неба с рекою смешав, разразилась. Я быстро промок без укрытия под крупным дождем, пока ветром его не снесло, и молния вслед разразилась ему над волнистой рекой, красно-желтую искру выбив из волны. Искра разрасталась, как шар надувной. Воздух свежий, сменившись, нес запах арбуза с реки, и искра красным жидким огнем приближалась. Я, быть может, тогда приготовился к смерти, я видел: все прошедшее время свое и тотчас – все время свое впереди, пока шар не накрыл с головою меня.
      В каменистой земле по колени очнулся. И тяжесть, и сила остались еще – камни пылью крошились в руках, когда я выбирался по берегу вверх, и удочка следом тянулась за мной. Я леску смотал и увидел: один за другим на крючке два выскочивших глаза мои. И видел я сбоку какое-то время себя, пока они не погасли совсем...
       
Серафима, Нина, Нюша или “Никто не знает, как оно повернёт" повесть Татьяна Калашникова ...Когда Нюшу впервые по-настоящему обеспокоила мысль о возможной беременности, было уже поздно. Заподозрив неладное, она была скорее удивлена, чем напугана и долго не хотела верить в то, что серьёзная и взрослая фраза “Я – беременна” может относиться к ней. На смену любовному азарту пришло состояние подавленности и растерянности...
       
Серо-белый мир рассказ Павел Абызов       ...Голые стены, мраморный, холодный пол, покрытый слоем пыли и грязи – вот всё описание дома, в котором сидел в своём раздумье о прошлом, настоящем и будущем этот человек. Он был молод, но морщины на лице давали знать о нелёгкой судьбе этого парня; прямой, высокий лоб, волосы, спадающие до плеч, красивые, но властные руки, стеклянные глаза – таков был портрет парня. Он сидел на мраморном полу, положив голову себе на колени, лишь слегка подпирая её руками, и так мог просидеть часами, думая о своей судьбе, решая, есть ли она у него; иногда он вспоминал своё детство, где помнил только себя, родных у него не было, иногда думал о том, сколько ещё лет проживёт. Этот огромный дом служил ему тюрьмой без решёток, где он был осуждённым, стражником, комендантом и начальником в одном лице. Казалось, что он уже всё видел в этом доме, и нет от него никаких секретов, но в окна заглянуть парень боялся, хотя сам он не знал, чего боится. В его доме царила постоянная тишина, и ничто не могло помешать ему думать о вечности...
       
Сестричка рассказ Ашот Бегларян       ...Вот уже третья неделя, как боец попал сюда с ранением, а эта сестричка никак не выходит у него из головы. Вздернутый и оттого чуть смешной носик, губы с припухлинкой, а глаза – точно две небесные слезинки. Не раз Артур мысленно разговаривал с этими глазами. А в дейсвительности почему-то все никак не получалось – он робел при ее появлении. Ну а она, по крайней мере, так казалось Артуру, держалась с ним, подчеркнуто сухо и официально – не так, как с другими ребятами палаты. А когда парень пытался поймать ее взгляд, она тут же отводила глаза.
      Обидно: надо же было этому злосчастному осколку угодить прямо в чашку – ни встать, ни сесть... Ничего, главное – не падать духом! Надо что-то предпринять...
       
Сибирская трагедия рассказ Николай Прокудин       ... – Санька, довелось и мне изведать, испытать муки нечеловеческие. Я, ведь, кода раскулачивали деревню, своим хозяйством жил, в отруб ужо лет десять как от тятьки ушел. Дом, скотину, зерно описали, отобрали. У меня была пара чистых бумажек с печатью сельсовета, и я в город подался. Год работал, дорогу строил. Пожалился мне один знакомый, что он беглый и без бумаги ему не выжить. Я этому приятелю подписал фальшивый документ, справку. Собрались мы обмыть его удачу, а с ним не знакомый мужичок пришел. Приятель проболтался, похвастался ему, что я могу помочь с документом, если что. Следующим днем меня пришли и забрали. Донес этот собутыльник. Следователь принялся показания выбивать: зажал руку между косяком и дверью, бац, сломал четыре пальца. Требовал подписать чистосердечное признание, что я троцкист.
      Какой я троцкист, я про него, Троцкого ентого, слыхивать не слыхал ни разу! На кой ляд он мне сдался? Долго ли терпел – не знаю, не помню. Ссал кровью, ребра сломали, почки внутрях отшибли. Обессилел. Когда под ногти иголки загнали, не сдюжил, сломался. Поставил роспись под протоколом допроса. Думаю, пусть лучше расстреляют, чем так изгаляться надо мной будут. Троцкист, так троцкист. Може это, какие хорошие люди, раз так за это бьют? Жисть не мила совсем стала. Но нет, не убили, дали пять лет. И на Беломорканал. Ох, и поперевозил я на тачке земельки! Проходит пять годочков, вызывают меня к начальнику лагеря, подписывай, бумагу, что ознакомлен. Расписываюсь, а начальник обратную сторону листа показывает и говорит: «Подписался ты на новый срок, еще десять лет от Советской власти». Вот спасибо! Помял я шапку в руках и отправился дале катать тачку и махать кайлом. Я сам не курю, а когда увижу у кого в руках пачку папирос "Беломор", то слезы наворачиваются, сердце давит, и кулаки сжимаются...
       
Сиддха рассказ Эдуард Байков ...Нет, бесполезно рассказывать о том, чего невозможно передать словами и обычной речью. Скажу лишь, что наслаждение от использования моих сверхспособностей продолжалось довольно долго. Уже наступила ночь, над землей сгустились сумерки, когда я спохватился и положил конец моим грезам. Окружающий меня мрак не был препятствием для сверхчувственного восприятия, которым я теперь обладал. Да, теперь я стал раджа-йогом, раскрывшим в себе свою высшую суть. И в темноте я видел так же, как и при свете дня, ничто не могло укрыться от глаз астрального тела. Находившийся все это время неподалеку ракшас решил прервать затянувшееся молчание и заговорил со мной телепатическим способом...
       
Симпозиум рассказ Зоран Питич       ...Однажды два почтенных жреца науки в лице доктора Г. Швайнштайгера и профессора П. Кубичека решили устроить симпозиум в истинно античном понимании этого слова. К этой группе исследователей присоединился и ваш покорный слуга, известный меценат и мизантроп, естествоиспытатель и путешественник Зоран Питич.
      Вначале симпозиум проходил в трёх кафе около университетского корпуса, затем продолжился в такси, пока, наконец, не переместился в дом доктора Швайнштайгера. Там, в результате высокоинтеллектуальных бесед двух уважаемых учёных и при финансовой поддержке З. П., на кухне произошёл Большой Взрыв, и ими была создана действующая модель Вселенной.
      – С вами всё в порядке, коллеги? – поинтересовался профессор Кубичек.
      Всё было в порядке, исключая полную аннигиляцию всего запаса алкоголя...
       
Симфония для пауз повесть Александр Сотник       ...Когда два человека долго не общаются друг с другом, время между ними замирает.
      Мишу Гапонова я не видел восемь лет. Когда он учился в московской консерватории на курсе классической гитары, его боялись даже преподаватели. Однокурсники уважали – в противном случае Миша мог и побить: трехтомное исследование истории его болезни занимало достойное место в регистратуре районного психдиспансера. Миша был всеобъемлющ: его фигура затмевала студенчество и профессуру вместе взятые. Будучи ростом под два метра, он напоминал человека-скалу. Мишу-второкурсника абитуриенты принимали за ректора: настолько внушительной казалась его внешняя монументальность. Его брюки с пузырями на коленях поддерживали широкие подтяжки: ремней такой длины в природе не существовало. В консерваторию он ходил с пухлым портфелем, где помещалось шесть бутылок «Жигулевского» пива. Ноты Миша презирал, предпочитая им свой абсолютный слух. Когда же брал в руки гитару, она стонала, умоляя о пощаде. Он усмирял ее собственной техникой, напоминающей пытку инквизитора вручную.
      Окончив консерваторию, Миша бросил музыку с легкостью грузчика, и устремился в мясную лавку. Здесь он разбогател и обрел подлинное уважение общества. Воровать стал сразу и помногу, обвешивал щедро и беспощадно. Покупатели не перечили, начальство опасалось. Лишь однажды член комиссии по контрольным закупкам попытался устроить скандал, после чего на свет Божий появился четвертый том истории Мишиной болезни...
       
Синий рассказ рассказ Павел Лаптев       ...Ощутить удар, почувствовать боль в лице, упасть в лужу, увидеть, как уносят картину, как уезжает автомобиль, увидеть плывущую стодолларовую банкноту. Достать ее из лужи, положить в карман., забрать картины, пойти домой. Нет, не домой, за водкой.
      И никогда больше не продавать картины, а на что жить?
      Не продавать – насытит, напоит, тот, кто нарисовал сущее. Перекладывание, перемазывание красок его; кто сделает лучше этого дождя, облаков, моря, солнца! Кто напишет лучше эти руки.
      Посмотреть миллионный раз на руки, вспомнить ощущение кисти, движение кисти, радость прикосновения к холсту, счастье рождения нового творения.
      Никогда не продавать, не оценить…
      Прийти в парк, сесть на лавку – уже высохла, долго искать чем открыть, не найдя открыть зубами; долго искать куда налить и не найдя, отпить из горла; долго искать чем закусить и не найдя не закусывать. Одновременно с сигаретой подумать, что это последняя бутылка в жизни, что больше ни-ни.
      Посмотреть на лежащие на лавке картины, вспомнить, что вдохновения нет, а есть лишь воля, понять, наконец, что обиды нет, обрадоваться своему призванию, обрадоваться вдвойне своему таланту, выпить за это еще из горла, затянуться еще “совереном“ и – умереть...
       
Сирень цвела рассказ Анна Иванова       ...Я никогда не забуду тот последний папин букет, что он мне подарил на день рождения. Я проснулась рано утром от того, что влажные ветви сирени легли мне прямо на лицо.
      – Мама просила не забыть, что ты любишь сирень.
      В тот год в мае мама уезжала отдыхать. По выработанной годами армейской привычке папа вставал всегда в пять утра. А проведший свое детство в деревне, он не мог представить, что сирень можно покупать.
      Я долго буду помнить этот аромат свежести только что сорванной, влажной от утренней росы сирени. И ощущение счастья, что он мне принес...
       
Сирота рассказ Татьяна Калашникова       ...Одиночество, вечно и везде сопровождавшее Григория, одиночество, наступило в тот день, когда отец пришел из госпиталя серый и сгорбленный от горя. «Нет больше нашей мамы, Гриша, отмучилась голубушка». Двое осиротевших мужчин, отец и сын, сидели на полу друг напротив друга, тупо смотрели в никуда и утирали слезы, не приносившие облегчения...
       
Сказка рассказ Виктор Крючков       ...Итак: повсюду валялись пустые сосуды, источающие резкий запах прокисшего вина. Серыми горками возвышались окурки от самокруток. Мощный храп сотрясал стены этого жилища – на сваленных в углу грязных тряпках, кольчугах и оружии сплелись воедино два чудовищно могучих тела с испачканным чем-то желтым бородами. Апогеем же этой непринужденной обстановки была вульгарная распатланная девица, невменяемо свернувшаяся калачиком в небольшой лужице близ условного порога.
      – Эй! Вставайте, лодыри! – завопил вдруг седобородый мужчина, опуская топор. Прикрыв ладонью глаза, он устремил свой взор на черное пятнышко вдали у опушки леса, постепенно приобретающее очертания всадника верхом. – Кто-то едет, вставайте, матушку вашу! Слышь?!
      Из пещеры послышалось недвусмысленное бормотание. Вскоре свет солнечный озарил своими лучами еще одного человека.
      – Илюша, что за крик, что за шум? – вяло поинтересовался он у застывшего в позе наблюдателя великана.
      Бородач довольно крякнул.
      – Бургомистр пожаловал, – пробасил, с интересом переводя взор на грязную рубаху и замызганные штаны своего друга. – А где Добрыня?
      – Спит, – раздался в ответ завистливый зевок.
      – Буди эту скотину, – деловито приказал седобородый и уже отеческим баском присовокупил: – Ты б харю-то прибрал, родной. Прямо, как голь кабацкая. Дело ведь серьезное...
       
Сказка (предыстория) рассказ Сергей Коломиец       ...ВНАЧАЛЕ – хорошо, а что же было до НАЧАЛА? И если есть НАЧАЛО, то должен быть и КОНЕЦ. А что будет после КОНЦА?
      СОТВОРИЛ – ну, допустим, сотворил. Из чего? Из ЧЕГО-ТО, что было до НАЧАЛА. Значит, до НАЧАЛА был КОНЕЦ, после которого и осталось это ЧТО-ТО.
      БОГ – о, что же это?! Идея? Символ? Существо? Энергия? Ну, Бог с ним! (Бог с Богом? Да...)
      НЕБО – это что-то над ЗЕМЛЕЙ. А что же ЗЕМЛЯ?..
       
Сказка о Ветре рассказ Павел Абызов       ...Ему было уже много миллионов лет, но он всё летал, смотрел на мир. Ветер видел всё: появление первого живого существа, появление человека. Он видел самые кровопролитные войны, разносил по окрестностям дым от сотен пушек и тысяч ружей, пытаясь заставить людей задуматься, а нужна ли война, зачем кровь, увечья, кому нужны, в конце концов, эти победы. Проходили тысячелетия. Люди переставали обожествлять старину Ветра, создавались более совершенные виды оружия, никто не хотел прислушиваться к всё более возрастающему крику Ветра, который уже начинал впадать в истерику, разрушал дома, губил посевы...
       
Сказка-урок про ципробушка рассказ Юрий Тубольцев       ...Но король был человек дальновидный, ему нужны были наследники, и послал он глашатых по всему королевству, объявив конкурс на "сладкую парочку" – идеально подходящих друг к другу ципробушка и валенка. И читали глашатые: Птичка ципробушкек (зверюшка, сочетающая в себе все самое симпатичное от внешности ципленков и воробушков) ищет свою вторую половинку – валенка (зверюшка, тоже похожая и на ВАробушка и на ципЛЕНКА). Объявляется конкурс на рисунок самого аутентичного (наиболее соответствующего своему названию) валенка.
      Спешите, возможно, именно Ваш рисунок найдет свою вторую половинку!
      Задание: нарисовать валенка...
       
Скалы рассказ Григорий Тисецкий ...Лёжа на нагретом плоском камне, тварь открыла глаза. Небо бормотало что-то про себя, камни нагревались. Всё шло своим чередом, впрочем, как и обычно. Море, почему оно так взбешенно? Водяная кромка была почти гладкой. Но сирена совершенно точно знала, что море не в настроении: странный комок эмоций выплёвывало оно на нежное тело. Сирена почувствовала резкую мимолётную головную боль, которая являлась той самой связующей нитью между двумя разными мирами. О, дерзкое мудрое море, что опять случилось? – подумала богиня и стёрла ладонью пот с красивого лба. Она поднялась, быстро надела серебристое платье и спустилась со скалы на песчаный берег, усеянный черепами...
       
Слава рассказ Олег Разумовский       ...Итак, народ в трамвае по мере движения в сторону конечной потихоньку рассосался, стало просторнее, и тут я увидел его. Он сидел на отдельном сидении рядом с выходом. Спал как убитый, рожа почерневшая намертво от бухалова, губы синие, как у негра. Голова откинута назад, ноги широко растопырены, а в руках крепко-накрепко зажат красный паспорт гражданина СССР.
      Что на меня нашло, не знаю. Захотелось вдруг помочь человеку. Ведь так проспит всё на свете: и остановку свою и всё остальное. Да и паспорт потеряет. Хотел даже вырвать документ у него из рук, переложить в карман его потертой куртки. Куда там. Зажат мертвой хваткой. Сумел только прочитать имя несчастного пассажира на пальцах – Слава...
       
Слепая рассказ Григорий Тисецкий ...Путь для старухи оказался непростым. Всю дорогу она кряхтела, вопрошала Бога о спокойной смерти, шла, переваливаясь из стороны в сторону. Шаг её был тяжелым, и, казалось, сейчас, непременно сейчас, почва продавится и земная кора расплющится под слоновым весом. Но земля имела силы выдержать весовой напор. И природа спрашивала... Старуха сама не раз задавалась вопросом, как планета ещё не треснула от её самолюбия, победившего даже долголетие, и надутого пузыря живота, такого, что старуха с лёгкостью сошла бы за богиню плодородия. Но точного ответа не находилось, тогда она радостно размыкала замки своей души и смело выкидывала наружу предположение, что вся причина заключается в близкородственной древности, её и природы. Вот ещё один шаг, за ним другой, третий... По бокам прорезались пшеничные поля, заиграли детьми солнца колосья и приятный сладковатый запах, просочившись через поры, замазал старческие болячки. Женщина остановилась, удивлённо огляделась. Не переставала она замечать и удивляться жизни с её красотами. Может быть, потому, что сама была уродливой?..
       
Случай на ферме рассказ Эдуард Байков       ...Две его собаки валялись рядом с перебитым хребтом, из распоротого брюха текла кровь. Трое других, захлебываясь от лая, яростно набрасывались на врага. Поначалу изумленному фермеру и впрямь почудилось насекомоподобное инопланетное существо, картинку с изображением которого он один раз видел в каком-то комиксе. Однако это не помешало ему начать решительные действия против убийцы собак. Недолго думая, он тщательно прицелился прямо в голову монстра и спустил курок. Прогремел выстрел, затем еще один, и страшное существо рухнуло на землю, в агонии дергая своими длинными конечностями.
      Когда наутро фермер смог, наконец, рассмотреть ночного врага, первое, на что он обратил внимание, были опасные, зазубренные по краям клешни. Теперь стало ясно, кто подрезал колосья и умерщвлял собак.
      Сопровождаемый тремя оставшимися в живых псами, которые угрожающе скалили клыки на поверженного противника, фермер оттащил труп к себе, запер в сарай и отправился в поселок, где жил знакомый парень, переписывающийся со столичными печатными изданиями. Обо всем остальном мне уже было известно. Я горел желанием взглянуть на мутанта-убийцу...
       
Случайная встреча рассказ Илья Лыков       ...Несколько минут назад я, наконец, сформулировал невнятное раньше желание, и теперь оно встало передо мной в полный рост: я жажду наркотиков, вот, как на самом деле.
      А началось все еще тогда, я встретил ее здесь, за шестьдесят километров от города, в тесных джинсиках и невероятной расцветки топе. Был дождь и солнце, и она была вся мокрая и такая веселая, такая счастливая! И тонкие струйки бежали по ее загорелому телу...
       
Смс-мобильная зависимость рассказ Юрий Тубольцев       ...Дублируемость и воспроизводимость смс-ок, потеря их смысловой уникальности, мгновенная реализация их отправления благодаря внезапному проникновению и укоренению мобильных телефонов в мире предметов повседневного быта недоразгаданны и парадоксальны.
      Бесспорно, отличительным признаком смс-сообщений является их регулярность и постоянство.
      Но можно ли к такому способу переписки предъявлять высокие эстетические, публицистические и даже художественные требования?
      В связи с неудобностью быстрого набора символов, смс-ки часто комкаются, сокращаются, минимализируются, авторы пользуются уже готовыми, заранее набранными, уже накопленными шаблонами, легкая редакция которых порождает новые, новейшие и самые, самые новые послания...
       
Смысл жизни рассказ Кир Захарчук ...И тогда капля, затаив дыхание перед самым главным поступком в своей личной, теперь уже ни от кого не зависящей жизни, начинает рождаться. Тяжело, медленно и красиво. Растягиваясь, она отсоединяется от остальных и начинает свое бесконечное падение в пространстве без времени. Ей так кажется, она в это верит. Сначала медленно, затем быстрее и быстрее, развиваясь и наращивая огромную силу неожизни...
       
Снег рассказ Miguel Stingl       ...– Тайчи...
      – Ммм?..
      – Я больше не хочу этим заниматься.
      Эти слова отрезвили меня и вернули в реальность. Я обернулся.
      Юмико стояла в середине комнаты и отблеск уличных фонарей падал на нее, создавая причудливую тень, в которой была и она сама, и колышущиеся ветки деревьев за окном и крохотные точки падающих снежинок. Я невольно залюбовался этой картиной художника-природы и совсем забыл о вопросе Юмико.
      – Ты слышишь? – повторила она, – я не могу больше этим заниматься. И не хочу.
      – Чем этим? – спросил я, хотя прекрасно знал ответ.
      – Прекрати! – отрезала Юмико, и в ее голосе проскользнула нотка боли, – ты прекрасно знаешь, что я имею ввиду! Мне надоело убивать... – тихо сказала она, села на пол и обхватила голову руками...
       
Снег в июле рассказ Сергей Береговой       ...Два ангела зашли в прохладный темный подъезд. Она сказала: “Поцелуй меня. Поцелуй, пожалуйста, я молю, поцелуй. Я люблю тебя”. Два ангела закружились в священном танце.
      Ночью они прощались. Два самых счастливых человека прощались. “Встретимся завтра”, – прошептала она. “Да, до завтра”, – вторил он.
      Но завтра не наступило!!! Два самых счастливых человека, любившие друг друга больше, чем все остальное человечество, вместе взятое, не встретились никогда...
       
Снег на Рождество рассказ Владимир Поникаровский ...Побитый волчонок в сумерках вернулся домой и пожаловался старшим на непонятливых людей. Неожиданно вместо сочувствия вожак крепко поколотил искателя приключений. Мать тоже ворчала на него. Душа волчонка облилась горькими слезами обиды. Он-то искал сочувствия и защиты, а получил трепку. И в стае, и у друга взрослые его не поняли. Остается только убежать куда глаза глядят и умереть – пусть потом все жалеют. А он, молодой и гордый, будет лежать где-нибудь под кустиком, и его будет засыпать пушистый снежок. Ноги сами вынесли зверька на холмик перед селом. “Прощай, рыжий друг. Прощайте все. Жизнь так несправедлива”, – тоскливо думал он. Стало холодно и грустно. В село не пойдешь – побьют. В стае его не понимают. Волчонок свернулся в клубок, пытаясь согреться, и по серому носу скатилась слезинка. А снег все падал и падал. Вдруг, что-то теплое коснулось его спинки. Он приподнял мордочку...
       
Снегири рассказ Александр Тажбулатов       ...Человек осторожно выходит с рынка. Ест булочку и старается не упасть. Скользкие туфли. Он медленно проходит мимо ряда цветочниц. В стеклянном окне каждого короба, подсвеченные лампами цветы. Яркие. Букеты в разноцветных пластиковых пленках, с бантами из цветных лент. В одном из окон, веточка пихты, для «композиции»... Новый Год... Бродяга поскользнулся, пытается удержать равновесие, но у него не получается. Он падает, навзничь, в снег. Левая рука, наотмашь, попадает в стекло самодельной цветочной витрины и ее тонкое стекло рассыпается, почти без звука. Ветка пихты выпала наружу. Тишина. Авторитетная, знающая секрет счастья в семейной жизни женщина, поднимается со стульчика стоящего за разбитой витриной. Медленно, отставив в сторону руку с сигаретой, пытаясь понять, что произошло. Когда, наконец, понимает, выходит из-за короба к пожилому человеку, который сидит в снегу, поджав ноги, и прижимает к себе порезанную о стекло руку. Торговка смотрит на битое стекло и цветы. На затихших товарок и снег, испачканный кровью, потом переводит взгляд на старика у своих ног. Немытая голова с копной седых волос, осенняя куртка, слишком короткие брюки и на ногах лаковые, летние туфли. Женщина садится на корточки перед бродягой и смотрит ему в лицо. Совсем седая борода. И серые, как седина, мутные глаза. Такие бывают у младенцев сразу после рождения. В них еще нет страха. Боли. Ничего. Человек перестал пробовать подняться и глядит на тепло одетую женщину. Она уже занесла руку с забытой сигаретой широко. По бабьи. Для тяжелой и хлесткой пощечины. Не ударила. Остановила руку. Больно. Из уголков глаз старика вдруг появились две капли. Они медленно сначала, потом, смешиваясь с растаявшим снегом, все быстрее побежали по темной коже вниз... То ли еще будет...
       
Сны и реальность рассказ Олег Разумовский       ...А тут нужно было срочно ехать в провинцию. И там, представляете, в первый же вечер встречаю в гостинице, по которой гуляю от не фиг делать, старую свою знакомую: учились вместе в школе. Она такая солидная дама стала. Учёная, богатая, хорошо прикинутая. Говорит, что часто ездит за границу, волокёт в искусстве, пишет диссертацию. Попытался её обнять по старой памяти – не даётся, сучка.
      Тогда предложил ей выпить за встречу. Специально купил бутылку хорошего вина. Она согласилась, и пока выпивали, всё рассказывала мне про заграничные города, галереи, концерты и прочее в таком же духе, А я незаметно подсыпал ей в фужер конского возбудителя. Что потом было... Прямо сказка...
       
Сон рассказ Владимир Поникаровский       ...Вот и небо почернело, и звезды появились, хотя и светло, как днем. Ветерком холодным потянуло. Вижу, впереди толпится народ. Подъезжаю. Все в белых одеждах, а в место шляп, сэр, кружки такие светятся, ну, как в церкви у нашего Патера на иконах. Старший у них, с бородой который, и говорит мне:
      – Здравствуй, ковбой Джо! Как здоровье твоей кобылы?
      – Все нормально, сэр. Только я Вас, извините, не знаю (это я ему, сэр, уж звените меня). Многих я знаю в этой округе. Считай 20 лет гоняю табуны по долинам, а Вас и ваших друзей не припомню.
      – Бог я ваш, ковбой Джо, – говорит старик...
       
Сон рассказ Виктория Столярова ...Не все то золото, что блестит. Я хотела одиночества – я его получила. Я думала – так будет лучше. Но я не знала тогда, что меня ждет в этом одиночестве. Действительно – никого. Первое время мне было хорошо, комфортно. Я была наедине с собой, со своими мыслями. Довольно долго. Не знаю, сколько времени я уже здесь, не помню, когда ушла, не знаю, какой сейчас год. Я много поняла за это время. Я многое постигла. Но я никому не смогу рассказать об этом. Не смогу предупредить вас об опасностях. Не могу. Назад дороги нет...
       
Сон в дембельскую ночь рассказ Игорь Гилёв ...В кустах замаячили неясные фигуры, осторожно, крадущейся походкой приближавшиеся к нему. За спиной у каждого – автомат. Сергей узнал Ирмякова, Пидворенко, Сосуна, Мишу-толстого и, как ни странно, Кекса. Когда они подошли совсем близко, Бобрушев прицелился и плавно, как учили на стрельбищах, потянул спуск. Треск автоматной очереди вспорол царившую в ночной тайге настороженную тишину и беглец увидел, как освещённые мерцанием очереди вспухают и расплываются чёткие тёмные пятна на неясных, полуразмытых мраком силуэтах, как те, судорожно скорчившись, будто подкошенные валятся на землю. Сергей отчётливо слышал крики их и стоны, но словно рука провидения переводила ствол его автомата с одной тени на другую и Сергей бил, бил пока не опустел магазин...
       
Сон фидаина рассказ Ашот Бегларян       ... – Если бы я сразу догадался, с кем имею дело, то, бросив автомат, бежал бы – куда глаза глядят. Убежал бы еще тогда, когда Существо только-только показалось из-за пригорка, было маленьким и хилым, не успело раздуться до невероятных размеров... Но было уже поздно: оно почуяло, увидело человека с ружьем, беспечного и самоуверенного, и это взбудоражило его... А существо это и есть Война, в которую мы вовлечены вопреки воли своей, и конца которой так страстно ждем. Но пока в руках у людей автоматы, они – слабее войны...
       
Состязание на плахе рассказ Лачин Самед-заде ...Наверно, никто не поймет моей радости, нет, не боялся, да, хотел умереть…нет, мне трудно объяснить. Да поймите же, олухи, я любил его за то, что он – лучший, и как лучший должен он был победить. Я вначале об этом не думал, я надсаживал горло и мозг, только чувствовал, что радуют меня его экспромты, остроумней и дерзче моих, и упиваяся сим красноречьем, так был горд за него, как еще никогда. И как возвели на помост несравненного, я вдруг понял, что счастлив этим. Непобедим мой наставник, и умирая, пребудет таковым уж навсегда. Так плачьте же, глупцы, считавшие себя достойными сей казни!..
       
Сотри меня повесть Сергей Ерошкин       ...Почему же так не везет толстым добрым людям? Как же часто им время отмеряет не достаточный срок для исполнения желания, дикого желания подняться к самым небесам, дабы узреть то, во что ты всю жизнь пытался поверить, пытался передать другим, из рук в руки, пока, оно еще было согрето его телом, толстым и добрым...
      Возможно, он никогда не сделал ничего плохого себе подобному, да и вообще человеку, так говорили, в это так хочется верить, в это с такой силой верится. Говорили, а сами ждали того самого момента, когда, оступившись, Андрей сделает достаточно больно увечному, чтобы впоследствии уже никогда не отмыться от этой грязи...
       
Софья Андреевна рассказ Стив Перегудов       ...Владимир Ильич, невысокого роста, лысоватый человек с непропорциональной телу большой головой и угрюмым заспанным лицом быстрым шагом вошел в столовую.
      – Все газетки почитываете?
      – А вы, как всегда, не в духе? – обернулся к вошедшему Антон Павлович.
      – Снится черти что, мерзость одна! – Владимир Ильич поморщился, отчего стал похож на ордынского хана из исторической книжки. – Мышки, представьте, всю ночь снятся. Все мышки и мышки, словно их тысячи и по полу, и по постели бегают. К чему там мыши-то снятся, Софья Андреевна? Хотя не нужно, не отвечайте, глупости все это, сказочки.
      Говорил он быстро, безбожно картавил и притом отчаянно жестикулировал правой рукой. Со стороны казалось, что он пытается разогнать ею видимых только ему обступивших его эфемерных сущностей.
      «Да, он так и сказал: «Мышки снятся. К чему мышки снятся?»
      Софья Андреевна, словно янтарные четки, перебирала все эти давно прошедшие дни, пытаясь восстановить события и найти хоть какую-то логику в произошедшем. Как все началось? Где она, та черта, которой не следовало переступать? И было ли всему виною ее девичье легкомыслие или же какие-то неведомые силы встали на пути, разрушили все, смешали все карты и омрачили даже сами воспоминания о тягостном ожидании столь желанного счастья? Для чего я? Зачем я? – шорох легкого платья и вальсы Штрауса. – Ах, милый Антоша, я, верно, создана быть счастливой. Мне легко. Я смеюсь… Я знаю, что живу для любви… Слышишь, нам поют рассветные птицы… – Ложь, – сухая, мертвая ветка проскрипела по стеклу окна, – открой глаза, смотри – вот уже багровое закатное солнце покрыло медью верхушки старых ветел, и скоро с чернеющего неба холодной изморосью опустится на землю печаль. Вас обманули. Солнце незаметно для нас уже завершило свой оборот, и впереди – только ночь.
      Как случилось, что они трое оказались в одном доме в одно время: молодой красавец-офицер, маленький, большеголовый не то адвокат, не то просто заурядный московский жулик и она – девочка из Гаммельна, по недоразумению не ушедшая вместе с другими детьми в горную страну счастья, вслед за музыкой, льющейся из волшебной свирели, а так и оставшаяся стоять посреди тесного, каменного, продрогшего на злом ноябрьском ветру проклятого города. Тс-с. Не поднимай головы. Оттуда, из-под черной высокой готической стрелы собора, ухватившейся тонким крестом за серую рваную холстину чужого неба, за тобой с ненавистью следят каменные глаза средневековых химер. Не упрямься, послушайся останавливающего тебя ветра: возвращайся назад...
       
Сочинение на тему "Мое домашнее животное" рассказ Станислав Алов       ...Уважаемый профессор Дейфр!
      Отсылаю Вам это сочинение, кое, признаться, в неопределенном роде смутило меня. В нем проскальзывает что-то нездоровое – возможно, всего лишь легкий сбой в развитии, но вероятна и серьезная психическая патология. На простейшую предложенную тему ребенок написал нечто весьма любопытное – особенно для психолога-исследователя. Вам, как известнейшему в городе эрудиту и врачу в прошлом, думаю, будет небезынтересно ознакомиться с данной рукописью. Я не поленился перепечатать ее для Вас. Получите, так сказать, голые факты.
      Ваш Вольдемар Ванкооб, Б. ж. г.
      P.S. В порядок я позволил себе привести только чудовищную пунктуацию и большую часть орфографии. Неповторимую же корявость построения и языка сохранил in extenso – в первозданно-девственном виде...
       
Спокойной ночи, Сьюзен!.. рассказ Аркадий Калантарян       ...И тотчас на потолке заплескались солнечные зайчики; в тот же миг я понял, для чего я здесь.
      Бредфорд позвал меня не для того, чтобы советоваться со мной, мои советы ему были не нужны. Ему было нужно, чтобы кто-то посторонний убедил его в необходимости и неотвратимости того, на что он сам давно уже решился. Не знаю, можно ли назвать это трусостью, но Бредфорд боялся, панически боялся признаться даже самому себе, что идея, которую он так давно вынашивал, родилась в его голове, а не была привнесена извне. И вот я здесь – для того, чтобы подсказать Бредфорду мысль, которая возникла в его мозгу. Потому что Бредфорд стремился – вероятно, подсознательно – свалить на меня часть ответственности за еще не содеянный грех...
       
Спутник рассказ Татьяна Краснова       ...Мы лениво жевали, а длинный летний вечер превращался в ночь. Звезды летали стаями и рассаживались в гнездах сосновых крон. Все хотят спать. Или только я?
      – Дайте водички.
      Под смеющийся шепот мне протянули стакан. Я спокойно отхлебнула. Что было дальше, не помню. А после этой выключенной из сознания минуты вижу будущего авантюриста уже в нашем кругу: раздает тумаки, – а мои обидчики слезливо воют, что нечаянно налили водки вместо воды.
      Расправа вспоминается смутно, какими словами утешал меня мой защитник, я не помню совсем. Но я хорошо помню запахи сосны и полыни, и как мы сидели под сосной и делали человечков из шишек и палочек. Ему было лет восемнадцать, и он казался таким же взрослым, как родители. Время утешения давно истекло, и я никак не могла понять, почему он не идет в свой интересный взрослый мир, продолжая сидеть под сосной с человечками...
       
Стигмат повесть Галина Узрютова       ...Я узнал о том, что ВИЧ-инфицирован четыре года назад. Это было сильным потрясением, которое до сих пор не дает мне покоя. Сейчас, конечно, колкость того нового знания немного поутихла, только я каждый день просыпаюсь с одной мыслью: сколько еще осталось? Хотя, так может просыпаться каждый из нас. Никто же не знает, что его ждет сегодня – рай или ад.
      Это очень серьезный кризис в жизни. Тогда были вопросы «как с этим жить» и т.д. теперь вопросов не осталось, – одно ожидание.
      Я сам во всем виноват. Кололся одним шприцом в компании, где были выявлены ВИЧ-положительных субъекты. И я сам виноват в том, что со мной произошло потом. Это моя история, которую я никогда не расскажу внукам...
       
Стоянка ветров повесть Сергей Ерошкин       ...Молитесь на могилы зеркал, пока они не встали между вашим настоящим и тем, что, казалось бы, прошло, но попросту было немного, на короткий промежуток времени, забыто. Забыто так, только по глупости и недосмотру, по минутной слабости, о которой раскаиваешься всю оставшуюся, наполненную могилами, жизнь...
      А может к черту их? Может достаточно хоронить живыми? Разбить, разбить, разбить!!! Никогда больше не смотреться, не создавать, не отчаиваться, глядя на эти бессмысленные и неживые отражения. Посмотрим в глаза друг другу и останемся верны своей ненависти, если она была. Найдем ее, если она еще не родилась! Глаза в глаза! Без лживых зеркал, без входа к ложу мечты, без права переписки с потусторонним миром иллюзий, обмана, несбывшихся надежд. Пожизненный срок! Заслужили!..
       
Страсть рассказ Сергей Коломиец       ...Город Золотых Врат умер.
      Ранее сверкающие позолотой башни и минареты потускнели. Мощеные яшмой и нефритом улицы опустели. Больше не звучала на каждом углу музыка, веселые акробаты с ручными обезьянками не кричали и не выпрашивали монетки у прохожих, уличные торговцы не призывали купить прекрасные украшения и ароматные масла. Ни одного человека не было в Великом Городе, последнем оплоте Четвертой Расы.
      Жрецы предсказали – в девятый день Месяца Бурь, в двадцать первую минуту Часа Сильфов огромный смерч пронесется по Стране и сотрет ее с лица земли. Великие Наставники увели свой народ. На огромных кораблях, движимых силой эфира, отправились они в далекие края искать пристанища. Это был конец Золотого Века. Великая Страна лишилась своего Сердца – Человека...
       
Страхи слизи рассказ Дмитрий Полянин ...Можно сказать, что Демократия в нашем мире существует только как видимость, на самом же деле решают не массы, а мы. Наши решения и идеи, посредством средств массовой информации, становятся идеями масс. Те, кто впервые узнают о Центре3, говорят, что мы идем против воли народа. Нет, мы не идем с волею народа или против нее, мы ее формируем. Сказать проще, мы и есть воля народа...
       
Страшный сон философа рассказ Лев Вишня       ...Нобелевскому лауреату по литературе, философу Бертрану Расселу приснилось, что он умер. Его душа воспарила над бренным телом высохшим и костлявым, пахнущим дерьмом и лекарствами... Он увидел свои похороны. Увидел, как его закопали, как пролили над его могилой некоторое количество крокодильих слез, как поделили его имущество и выпустили его книги двадцатитомным отдельным посмертным изданием. Его порядком уже сгнившее еще при жизни тело быстро употребили червяки и бактерии. Его сын разбился на автомобиле, жена нашла молодого ублюдка, которому отдала все его и свои деньги, а сама кончила жизнь в доме престарелых. Его место на кафедре занял его враг...
       
Стуки-ДАО повесть Сергей Болотников       ...Знаете, когда я в тот день пришел с работы пораньше, уже не столь полный радужных планов, но все равно с хорошим настроением, и застал дома классическую сцену, кочующую из одного пошлого анекдота в другой, то испытал сначала шок и неверие. Хотя факт – вот он, по дуге обходя меня пробирался двери, на ходу застегивая брюки.
      Этот тип смотрел на меня расширенными испуганными глазами и был столь жалок и незначителен, что его бессвязный извиняющийся лепет прошел мимо меня.
      А я все не мог поверить. Не мог поверить, что эта отвратительная пошлая сцена происходит у меня в квартире! У меня! В моей квартире! Моя жена изменяет мне с жалким созданием с зарплатой в полтораста рублей! У меня в квартире! Да я словно попал в анекдот. Меня выставили идиотом! Я и чувствовал себя идиотом!
      Больше всего на свете я ненавидел чувствовать себя идиотом! Я ведь был смешон в своем дорогом костюме на пороге оскверненной спальни, да? Наверное, смешно было! Обхохочешься! Обсмеешься!
      Это мое самое тяжелое воспоминание, и только сцена кровавой резни, последовавшей вслед за ним, немного скрашивает злость и разочарование...
       
Ступень философская повесть Владимир Юрлов       ...Я расскажу вам о физиологическом эго, о том скелете, на котором стоит человек.
      Кто скажет мне, что человеку нужно? Я отвечу: ему нужно то, что ему нравится. И если вы хотите понять мир людей, вы должны понять их безусловное "хочу". И выбор основан только на этом.
      Кто мне скажет, зачем человек работает? Чтобы есть.
      Кто мне скажет, почему человек бежит с кладбищ? Там трудно дышать.
      Кто мне скажет, что такое любовь? Это когда ты прикасаешься к теплой руке, открывшейся тебе, и тебе приятно. Любовь – это когда ты слышишь сладкие слова и хочешь, чтобы они продолжались, когда ты смотришь в чужие глаза и видишь там блеск. И вам приятно, и вы горите. Стремление получить приятное в любом виде от другого человека – это любовь, то есть эгоизм, ведь любви не существует...
       
Судные дни роман Александр Сотник       ...Как же я перед ней виноват! Сколько нервов я вымотал ей, мечтая о своем глупом выходе на площадь! Что бы я там сказал, и кто б меня услышал? Ленин и живые мертвецы за кремлевской стеной? Народ? Страсбургский суд по правам человека?..
      Всю жизнь я работал, не воруя ни копейки и не давая взяток. Подметал мостовые и торговал пеньюарами в парикмахерских, вел концерты и писал рассказы, служил в армии и вызволял из тюрьмы приятеля, укравшего кусок мыла в магазине. Конечно, на мне множество грехов. К примеру, эгоизм. Но его отсутствием может похвастаться лишь самоубийца. Отчего человек не может состояться в собственной стране? Почему страх затмевает здравый смысл человеческого существования? И кто, наконец, утвердил подзаконные акты, не совместимые с самой жизнью? Назовите мне имя этого подлеца, и я передам его Всевышнему на Страшном суде! А пока – судите меня, сколько хотите, нарекайте неврастеником, презирайте пафос громкого отчаяния! Воздвигайте памятник убожеству, втаптывая в грязь остатки чужой совести! Да кто вы такие?..
      Осознаю, что никогда не получу ответа. Риторика – прибежище истеричных философов. Но лишь свинья счастлива наличием желудей, не разбираясь в апельсинах! И конец ее на бойне, – бесславен…
      Последний день моей свободы завершился, и я дал обет молчания, дабы не сойти с ума. Я больше не выражу протеста, не выскажу личного мнения и не стану бороться за справедливость, даже если позовут. С сегодняшнего дня мне все равно. Я надену на себя пошлую маску обывателя и пойду пить чай с бубликами. И пусть все катится к чертям!..
      Все! Конец конферанса!..
       
Судьба рассказ Александр Кротов       ...Спустя час пути, на человека, идущего в Иерихон, напали разбойники. Человек был иудеем. Разбойники сбили его с ног, они отобрали у него деньги и всю одежду. Потом избили до полусмерти и оставили лежать у дороги. Вскоре на дороге показался священник. Он заметил раненного человека, но даже не замедлил шага. Он просто перешёл на другую сторону дороги.
      Позднее, той же самой дорогой, проходил другой очень набожный человек. Это был левит, служивший в Иерусалимском храме. Он поступил точно так же, как до него поступил священник.
      Проезжал той же дорогой самарянин...
       
"Суженый" рассказ Игорь Гилёв       ...В летней кухоньке, слабо освещённой мерцающими огоньками двух свечей, сидела перед столом девица красная, лет семнадцати, с распущенными волосами и без пояса. На столе – два зеркала, одно к другому повёрнутых… Дрожащим от напряжения и боязни голосом, чистым и звонким, она произнесла: "Суженый-ряженый! Приди ко мне ужинать!"
      С третьего раза… получилось...
       
Суицид рассказ Станислав Алов ...Однажды известный художник Малевич, пришедши из ресторана “Ленин” (средь простого люда тепло именуемого “Ильич”) в изрядном подпитии, по обыкновению с трудом ввалился в собственную квартиру на цокольном этаже. Было это по обыкновению далеко за полночь. Сам он был по обыкновению завернут в свежую простыню – прямо поверх пиджака, – в коей чувствовал себя почти Цезарем. Наутро он часто удивлялся появлению на нем странного одеяния. Но не задавал себе лишних вопросов, ибо был выше мелочной мирской суеты...
       
Счастье рассказ Ольга Васильева       ... – Маг, что ты задумал? – спросил Ученик, едва войдя в келью.
      – Посмотри! Что ты видишь? – произнес Маг, повернувшись к нему и указывая на камень.
      – Осколок камня, Маг. Он некрасив и отталкивает…
      – Довольно! – прервал его Маг, подняв руку. – Что ты скажешь теперь?
      Он подошел к окну, держа высоко в поднятой руке Осколок.
      Ученик зажмурился от яркого света, но спустя секунду, вновь посмотрел – казалось, вместо камня у Мага в руке маленькое солнце.
      – О, Маг! Это солнце, которое озаряет все вокруг!
      – Я хочу, чтобы люди ценили этот осколок выше всего, – молвил Маг в тишине. И вновь положил камень на стол...
       
Счастье рассказ Сергей Коломиец ...Он сидел в кресле на веранде своего полуразрушенного дома и смотрел на море. Или – раскинувшееся между утесами море безучастно глядело на одинокого старика, сидящего на веранде своего полуразрушенного дома. Или – ... Впрочем, какая разница? Это было безумно красиво, – но кто об этом думал? Может, солнце? Нет, ему было все равно, оно равнодушно к проблемам этого человека, равно как и к проблемам всех остальных людей. Еще немного, и оно спокойно растворится в темных морских водах...
       
Счастье рассказ Стив Перегудов       ...Дело в том, что с его появлением изменилось во мне что-то, треснуло.
      И стало мне все чаще видеться, что я – маленький, ничтожный, оставленный посреди бескрайнего пустыря, заросшего ковылем и иван-чаем, а чуть поодаль проносится с грохотом локомотив, и вагоны, вагоны, груженные черными полированными роялями и бешено вращающимися балеринами, и арфы блестят на солнце золотом лебединых шей, и там пение невидимых хоров, и смех, и это все мимо-мимо-мимо. А я стою, и держат меня сухие стебли земной травы, сцепляются, обхватив щиколотки, и до крови режут беззащитную плоть. И силюсь я вздохнуть, но нет для меня воздуха, и слезы по моему лицу льются ручьями: жизнь мимо пролетает, с грохотом, звуками оркестра – настоящая, звенящая, большая.
      И тысячи раз, захмелев, говорил я ему:
      «Завидую я тебе, мой гость, ибо с камнями полевыми у тебя союз, и звери полевые в мире с тобою».
      И как легкий газ из прохудившегося дирижабля уходит с шипением, ушел покой из жизни, осознал я – бардак в голове – силосная яма.
      Потому что все дни мои – скорби, и мои труды – беспокойство; даже и ночью сердце мое не знает покоя. И это – суета!
      И узрел я ,что пуста моя душа, как похоронный барабан, а состояние моего банковского счета велико весьма, но какой в том прок, если то, что я принимал за путеводную звезду, были лишь бледные болотные огни, заведшие меня в трясину безысходности.
      И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!..
       
Сюрреально-минорный сказ Димитри Ма'Блэк ...Hакат удался наславу. Hа расчищенной поляне возвышалась нерукотворных размеров поделка: два колосса-бревна были вкопаны параллельно друг другу на расстоянии трех прыжков, на их торцы была положена огромная сухая стволина. Смоленая бечевь крепко удерживала П-образное сооружение. В стороне от этого подобия футбольных ворот на крепкую ветвь подвесили Ходило с удобным тряпичным седлом. Ходило устанавливалось таким образом, чтобы, когда Мартын оседлает его и начнет раскачиваться, оно стало тереться о верхнюю перекладину Hаката. Такое трение призвано для высекания огоня. Чудесный языческий символ, ОГОHЬ – дающий жизнь, и ОГОHЬ – всепоглощающая, беспощадная сила...
       
Тайная ласка рассказ Максим Кладов       ...За окном идет дождь. Стволы деревьев намокли, потемнели и начинает казаться, что они сделаны из камня. Капли падают на стекло прямо с неба, а иногда ветер швырнет водяную горсть и с листьев ветвей, тогда они собираются в ручейки и стекают вниз. Солнце давно село и за окном темно.
      Ты смотришь на него, оно смотрит сквозь тебя. Твое отражение улыбается, закрывает глаза и, кажется, видит сны, и ты закрываешь глаза вместе с ним. Спустя минуту твои глаза вместо темноты увидят капли дождя на стекле...
       
Тайса рассказ Крыс ...Вчера получил письмо. Мой зверек – взрослая стильная женщина в годах, уважаемая всеми, принесла мне конверт. От ее дочери. Страшное письмо. Но ведь я же ждал этого. Этого не могло не быть. И все равно страшно. Нет, я не поехал. Не хотел видеть ЕЕ такой. Зверек привезла меня туда спустя несколько дней. Я стоял и смотрел на эту фотографию в камне. Девушка в красном и черном вполоборота смотрит, наклонив голову. Но я видел другое лицо. Мужчинам не положено плакать, поэтому я выл. Выл в полный голос. Воспоминания, ярче прежнего. Вот и все, говорил я себе. Вот и все. И ее время пришло. Еще один ее круг завершился. Время пришло. Она сейчас счастлива, значит счастлив и я, за нее счастлив. Ее жизнь не была пустой, она нашла то, что искала, хоть все и складывалось в начале не совсем удачно. По крайней мере, она всем говорила, что нашла, даже мне. Вот только выть хочется как никогда, уйди милый зверек, это не твое, это не тебе. Храни тебя Бог от этого...
       
Так дай мне напиться... рассказ Евгений Антонов       ...Но этот день, действительно, сбившись на входе в отведенный ему временной коридор, так и шел в череде своих собратьев с большим перекосом: Пропащий никак не мог разойтись с теткой сдачей. Потом он смутно почувствовал что-то неладное и, обернувшись, увидел как поезд, шипя и содрогаясь всем телом, медленно тронулся.
      "Ек-макарек! Паровоз-то поехал!" И, наплевав на сдачу, но, все-таки, захватив с собой бутылку лимонада, он ринулся вдогонку.
      "Что ж ты, балда, ботинки-то не одел?!" – ругал он себя, подхватывая на ходу слетевший тапок, с тем, чтобы секундой позже отшвырнуть его в кусты следом за другим. Однако, из-за валявшихся на асфальте мелких камешков, бег в носках давался ему не легче.
      "Хоть бы какая-нибудь сволочь догадалась стоп-кран сорвать!" – неслось у него в голове, опережая его собственный бег и цепляясь за проходящие мимо последние вагоны набравшего ход поезда.
      Больше бежать не было смысла...
       
       
Такая вот любовь рассказ Павел Абызов       ...Человек шёл сквозь старый город. Для него эта жизнь уже заканчивалась, он был ещё совсем молодым снаружи, но стариком внутри. Так он и шёл по улицам, не зная, куда идёт. Никто так и не встречался ему на пути. Человек устал, он закрыл глаза, чтобы небо не видело его безысходный взгляд, выражающий грусть, его губы были сухими и обветренными, густые волосы растрепались, босые ноги были в пыли. Сколько он так шёл он не знал, но никто так и не встретился на его пути, ни одно окно не скрипнуло, ни одна дверь не хлопнула...
Такая собака рассказ Дан Маркович       ...К нам ходит такая собака – толстая, белая, морда поросячья, а глаза китайские. Она шлепает, переваливается, от дерева к дереву, и каждое поливает толстой шумной струей, у нее хватает на все деревья, что выстроились вдоль дорожки от нашего дома до девятого. Потом она ковыляет обратно и поливает деревья с другой стороны, добирается до угла нашего дома, поливает камень, большой булыжник, когда фундамент закладывали, вытащили, да так и оставили, польет его и исчезает...
       
Таксист повесть Николай Корольков       ...Кто-то очень не хочет, чтобы я отошел к праотцам. Это плюс. А вот почему, это мне еще предстояло выяснить. Во-вторых, у себя в городе, я по крайней мере, о таких делах не слышал. Значит я не дома. Какая-то мысль плыла по краю сознания, но никак не могла до конца проявиться. Это раздражало и не давало сосредоточиться. Тогда я решил провести разведку боем, благо было с кого начать...
       
Твердь небесная рассказ Надежда Ладоньщикова       ...Планета Мывв сразу показалась мне странной. Мы вошли в атмосферу, но никакие приборы это не фиксировали. Мы не знали, что думать: то ли мы сломались, то ли никуда не входили вообще. Однако, приземлились, как ни в чем ни бывало. Кругом стоял густой туман, до степени полной неразличимости окружающего пространства. Это не страшно, т. к. общаться в тумане все давно привыкли, а военной угрозы постземные планеты не представляют – они торговые...
       
Театральный день рассказ Татьяна Ахтман       ...Тут нужно остановиться и, пожав плечами, с доверием взглянуть в глаза собеседника, мол, богема, все эти "творческие личности" – маски, и незачем даже срывать их: нет под ними истины, ради которой стоило бы утруждать себя. Театр – демонстрация внутренней жизни человека, его естества, скрытого природой от публики. Так, обнажение внутренних органов – печени, лёгких, крови, костей – происходит в анатомических театрах, а души – в драматических. И так уж заведено, что публичное откровение – всегда драма, и превращение театра в балаган похоже на то, как если бы хирурги и патологоанатомы приходили бы порезвиться в операционную или морг...
       
Тени рассказ Кир Захарчук       ...Второй или третий час дня. Порывистый дождь сменяется теплом белого диска неба – Солнца. Все еще не высохшие слезы туч на стеклах окон. Они прозрачны и не однообразны, словно каждая минута этого дня. В комнате тепло. Собака и кошка, в плавном полудреме, перебираются из угла в угол – им сонно и лениво. Скрипучая кровать и… музыка. Куда же без нее?..
       
Теория успеха в пивном контексте рассказ Игорь Якушко       ...– А знаешь, – толкнул идею Иван, – я в последнее время придерживаюсь некоего здорового альтруизма: зачем нам пиво? Ну, нет его, и не надо. Смотри, как мы с тобой замечательно и без пива пообщались. Так и в жизни: мы привыкли считать многие вещи необходимыми, а на самом деле они нам не нужны… В этом секрет успешных людей. Они просто не распыляются по мелочам, понял?
      В процессе прогулки теория развивалась, беседа текла, и, в конце концов, друзья стали замечать, что необходимости в пиве действительно никакой нет, как нет нужды и во многих других вещах. Заметили, как противны эти грязные пьяные рожи вокруг, как убоги интересы большинства людей, как ограничены они в своих представлениях о счастье...
       
Территория рассказ Эдуард Байков       ...После того, как мы вышли к реке, стало ясно, что вброд ее не перейти. Засучив рукава, мы принялись за дело, благо прихватили с собой топоры и моток троса. Работа заняла у нас два часа, и вскоре грубо сколоченный плот был готов. Оставив его на берегу, мы поспешили вернуться обратно. Не успели дойти, как со стороны лагеря донеслись дикие крики, и треск автоматной очереди. Ворвавшись на поляну с оружием в руках, мы застыли в ужасе от представшей перед нами картины. Огромный медведь терзал бесчувственное тело Макса, а в стороне от него обезумевший Виктор палил из автомата, целясь поверх спины зверя. Вскинувшие было оружие, мои спутники не решались стрелять, боясь задеть своего товарища. Это было ошибкой, потому что помочь бедняге мы уже ничем не могли.
      – Стреляйте, идиоты! – закричал я. – Он же мертв!..
       
Тех. Анализ рассказ Евгений Краснов       ...Государство учило нас плавать, учило, как умело. Оно сталкивало нас в воду и кричало: «Плыви». Мы плыли, выбирались на берег, отряхивались, приходили в себя, а оно снова сталкивало нас в воду, снова и снова. Оно заигралось, было впечатление, что ему стала нравиться эта игра. Выплывут, не выплывут. Государство стояло на берегу, приподняв в готовности ногу и целилось мне в лоб, норовя затолкнуть меня поглубже.
      Я понял: это враг...
       
Тишина рассказ Павел Абызов       ...Люди бежали со всех ног, не зная, где укрыться. Едва одетые они выбегали из своих домов, падали на пыльную землю, поднимались и опять бежали. Казалось, что небо рушилось, оно будто падало на головы мечущихся от страха людей. Разукрашенное в алый цвет, будто невидимой рукой адского художника, оно, казалось, пожирало всё, что встречало на своём пути. Огненные камни бешеным дождём сыпались на головы людей и животных, попадая в хрупкие дома, они сжигали их за считанные минуты, распространяя огонь на соседний дом. Беззащитные перед невиданной доселе стихией деревья будто пригнулись к земле, скрипя и кряхтя под неистовым ветром. Всё было в красном кровавом дыму...
       
То самое рассказ Елена Петухова       ...Я забываю твое лицо каждый раз, когда ухожу от тебя. И каждый раз, приходя к тебе, знакомлюсь с тобою по новой. Ты понимаешь это и не обижаешься на меня за такую "забывчивость", потому что и сам знаешь, что любовь – это очень опасно. А вчера ты предложил назвать то, что между нами – ТЕМ САМЫМ. Чтобы отойти от штампов и затертостей... или – чтобы быть честным?
      Как бы то ни было, после твоих слов я присмотрелась к окружающему миру и поняла, что любви и нет. Есть бесконечное ТО САМОЕ. И принялась играть с миром в интересную игру, заменяя слово "любовь" – во всевозможных его значениях – на "ТО САМОЕ"...
       
Тополиная аллея рассказ Morgenstern       ...– Я не понимаю! Что происходит?! – кричал он.
      – Пашенька, успокойся, пожалуйста, – тихо попросила я. – Дело в том, что я тебя не люблю.
      – И… ты об этом так спокойно говоришь? – спросил удивленный Пашка после долгой паузы.
      – А что? Я должна из этого делать трагедию? – развела я руками. – Просто я разлюбила тебя, и все. Это не поддается никакому объяснению.
      – Меня убивает твое спокойствие и…, честно говоря, и откровенность… Но… спасибо за прямоту и за… любовь… Ведь ты меня любила?
      – Да, конечно. И очень сильно, – улыбнулась я. – Но любовь прошла, и я ничего не могу с собой поделать. Мне очень жаль, Паша, но мы, наверное, с тобой слишком разные. Ты не ценишь тех вещей, которые ценю я. У нас с тобой разные мечты, желания. Ты хочешь быть богатым и уехать в Америку, а мне и здесь хорошо – в своей квартире на первом этаже с деревянным полом и газовой плитой, – чтобы утром просыпаться от запаха цветов и пения птиц...
       
Точка зрения рассказ Сергей Болотников       ...– Смотри! – крикнул Безымянный с испугом. Квохча тоже глянула.
      Сквозь густой туман, что сизой мутью заменял им небо опускалось что-то огромное. Серо-стальная его округлая поверхность казалась вызывающе чуждой этому миру серо-желтых оттенков. Что бы это ни было, оно было огромным и опускалось с надлежащей размерам величавой неспешностью. Закругленный его край метил в мутную, хлюпающую жижу.
      – Поберегись! – крикнула Квохча, но в этот момент блестящее нечто погрузилась во влагу, сразу уйдя на глубину, и только длинный плоский хвост (или шея?) все волочился за ним.
      С шумным вздохом и породив пологую волну предмет вынырнул на поверхность, аккурат между Квохчей и Безымянным, отбросив их в разные стороны, а затем принялся по акульи кружить по водоему, поднимая со дня кучи нещадно пахнущей липкой субстанции. Безымянный верещал от испуга. Квохча помалкивала – где бы они ни были, надо принимать правила и обычаи этого места спокойно, с достоинством...
       
Трактат о вечерних поездах рассказ Аркадий Калантарян       ...Сбросив скорость на повороте, поезд медленно проплывает мимо тебя, и освещенные окна купе похожи на моментальные фотографии, запечатлевшие мгновенья из чьей-то жизни, чужой и недоступной. В этом купе играют в карты, в этом – читают газету, в этом – целуются, в этом – просто сидят и смотрят друг на друга, или в окно, и никто из этих людей даже не подозревает, что кто-то увидел их...
      И тут происходит нечто интересное.
      Ты, конечно, уже привык к тому, что из поезда часто выбрасывают предметы, ставшие бесполезными: пустые бутылки из-под вина, скомканные газеты, разбитые очки, консервные банки и тому подобное. Иногда ты подбираешь какую-нибудь вещь, которая может пригодиться в хозяйстве, и уносишь ее домой, чтобы отдать жене.
      Но на этот раз ты увидел, как из последнего вагона упал предмет необычно крупных размеров. Ты не успел разглядеть, что это было такое, но по размерам и форме этот предмет напоминал длинный мешок синего цвета. И ты решил спуститься с холма и посмотреть...
       
Транзитный пассажир рассказ Константин Свириденко ...Это был странный город – белый, словно изваяние. Он выпирал наружу из окружающих его зеленых полей, как выпирает из треснувшего платья тугая женская грудь, стремящаяся ощутить свободу, непознанность этого мира. Всем своим существом Сергей почувствовал, что этот город живой. Он живет своей личной, персональной жизнью, вовсе не зависящей от сотен тысяч жизнешек его обитателей. Он эгоистичен, распущен, развратен до безобразия, до самой последней крайности, но, тем не менее, живой! Этот город вовсе не являлся нагромождением домов и переплетением улиц, нет. Этот город был Существом, причем существом разумным...
       
Треугольное Облако рассказ Владимир Юрлов       ...И ему вспомнился тот день, когда он в первый раз пришел к Ольге домой. Над ее телом, распластавшимся на кровати, летали мухи, и аккорды торжественной, дивно звучащей музыки. Дз-там-там-дз-там-там... Ольга не увидела его сразу. Она смотрела на мух и непрестанно повторяла:
      – Как много птиц кружит в комнате! У птиц есть свои крылья, у меня есть свои мысли.
      Ольга принимала какие-то препараты-галлюциногены, и, скорее всего, в этом заключалась ее самая большая экстравагантность, но ему не понравилась ее наркотическая зависимость. Он сошелся с ней ближе, и благодаря его усилиям Ольга изменилась и, как ему привиделось, на время отказалась от наркотиков. Имея очень серьезные намерения, он решил отметить их помолвку чудесным путешествием...
       
Три дня из жизни единственного человека рассказ Miguel Stingl       ...Через полчаса моих усилий сейф сдался и дверца легко открылась. Я засунул руку и вытащил небольшой мешок.
      – Что там? – нетерпеливо спросил Том.
      Я поднялся с колен, отряхнулся и положил мешочек на стол. Несколько секунд мы смотрели на него, а потом Том протянул руку и резким движением выдернул веревку, которая туго стягивала горлышко.
      А нашим глазами предстали пара десятков сверкающих камешков.
      – Вау! – изумленно выдохнул Том, – да тут на сотню штук баксов, не меньше, если камни настоящие! А что там еще есть?
      Я повернулся, опустился на колени и засунул руку в сейф.
      Через минуту на столе перед нами лежали пять таких мешочков.
      – Полмиллиона, – дрожащим голосом сказал Том, не сводя глаз со стола, – этот мерзавец хранит у себя полмиллиона баксов и никто об этом не знает!..
       
Триумф рассказ Станислав Алов       ...Кондуктор была огромной. Неимоверно. И чрезмерно громкой. Буквально сминая всех и вся, она продвигалась по явно узкому для нее жерлу автобуса и все что-то выискивала, вынюхивала:
      – Ну чё? Кто тут вошел мне в заднюю часть? А?!.. Признавайтесь-ка… Ну чё? Девочки, мальчики, я долго ждать буду?.. Кто здесь необилеченный?!
      – …
      – Кто?! Не слышу!
      – А я и ничего не говорил, – возмущенно заявил Варёнин.
      – А билетик ваш?
      – Мой.
      – Что мой? Где он?
      – Кто? – уточнил Варёнин.
      – Так, – начала вскипать Кондуктор. – Вы шутки, что ли, шутите со мной?
      – Я? – округлил глазки под круглыми же очками Варёнин. – И в мыслях не держал. С вашей рубенсовской красотой вряд ли стоит шутить...
       
Трольхеттен роман Сергей Болотников       ...В ухоронке царила полнейшая тьма. Васек замер, задержал то и дело вырывающееся из-под контроля дыхание. Он напряженно вслушивался.
      Резкий звук рвущейся мешковины и в ухоронке появились проблески света – это визитер разорвал ширму.
      "Разорвал?" – в панике подумал хозяин лежки.
      Получалось, что так. Уничтожив мешающую ему ширму незваный гость сделал тяжелый шаг, гулко отдавшийся по металлическому полу. Он был внутри, в лежке, и от спрятавшегося беглеца его отделяло от силы метра полтора.
      Еще шаг. Но ведь когда он двигался вокруг лежки, то делал это бесшумно! Так зачем же...
      Еще шаг, такой, от которого вздрогнул весь массивный контейнер. Если бы Василий не начал катастрофически спиваться сразу после школы, он бы наверняка сравнил его с поступью каменной статуи в "маленьких трагедиях". Хотя нет, в таком состоянии он уже не мог сравнивать, мог только лежать сгорбившись на холодном и сыром полу, да беззвучно скулить от страха.
      Шаг третий, ничуть не легче предыдущего. Оставалось только удивляться, как не проваливается пол контейнера. Слабые ростки света, пробивающиеся сквозь нагромождение тряпок увяли – гость стоял прямо над ухоронкой. От скорчившегося Василия его отделял в лучшем случае метр.
      Настала тишина, такая напряженная и звенящая. Что, казалось, возможно повторить подвиг Будды и услышать как растет трава. Или на худой конец белесые отростки корней, если вы сидите в земляной яме на метр ниже уровня почвы.
      А потом подобно реву медных труб предвещавших начало Страшного суда (по крайней мере беглецу так показалось) над самой его головой раздался голос...
       
Туалетный утенок рассказ Козлоу       ...Валео знал, что в жизни нет ничего ужаснее, чем сама жизнь. По этой причине он нисколько не волновался. Он давно уже вычислил ряд формул, которые использовал для функционирования его ум:
      – Никогда не говори никогда.
      – Лучше хорошо молчать, чем плохо говорить.
      – Смерть – это обыкновение.
      – Лучше осень, чем тряска по лету.
      Помимо прочего, Валео написал немало статей по истории развития экспоненциальной живописи. Сам он немного рисовал. Хотя – никогда нигде не выставлялся, кроме Интернета.
      В сети у него было другое имя.
      Другое лицо.
      Другой стиль.
      Другая душа.
      Подсознательно Валео понимал, что само мировое устройство – это некое подобие компьютерной сети. Ведь помимо того, что пользователи заставляют умные машины передавать необходимую им информацию, сетевые протоколы беседуют в фоновом режиме. Так и люди. Им только кажется, что они живут порознь, и что каждый из них – неповторимая индивидуальность...
       
Убежавшая голова рассказ Сергей Трехглазый ... – Вот, посмотри, – голова моя разворачивается, и я вижу свое удаляющееся тело. Оно сидит на пенке, машет руками и пытается что-то сделать. У тела нет головы, осталась только шея, из которой тоненькой струйкой выбивается кровь. Оно напоминают мне тело курицы с только что отрубленной головой. Мне становится плохо, и если бы у меня был сейчас желудок, то меня бы обязательно вырвало. Я перевожу взгляд вниз и замечаю, что у убегающей головы выросли небольшие лапки, будто у сороконожки, все они слаженно работают и не наступают друг другу на пятки. Я ощущаю себя внутри некоего автомобиля, несущегося сквозь заросли метрового по высоте пыльника. И это на самом деле так, я не управляю эти лапками, ими управляет кто-то иной, я – всего лишь пассажир, чувствующий все происходящее, но не управляющий им...
       
Убежище повесть Александр Бахрутдинов       ... – Вот и познакомились! А теперь, Леночка, расскажи мне, кто твои родители, и где вы живете? Мама, наверное, волнуется, что тебя долго нет?
      Задавая этот простой вопрос, Михаил был готов услышать самые различные варианты ответов, начиная от "Не знаю", до подробного изложения всех нюансов, но то, что он услышал, не вписывалось в его заготовленные мысли. При этом голос ребенка был искренним.
      – Я не хочу домой, там меня не любят. Там никто никого не любит. Пожалуйста, не отдавайте меня домой. Я буду хорошо себя вести. Я же умерла. Как вы можете меня отдать?
      – Почему ты решила, что умерла? Ты живая.
      – Но я же прыгнула в воду, и меня несло под стеклом к небу. А потом стало тепло, только хотелось дышать, но вокруг была вода. Я боялась вздохнуть, – слезы побежали по ее щекам, капая на куклу, она вытерла глазки. – И вдруг стало холодно, меня что-то ударило, я вскрикнула и увидела небо и тебя. А потом я не помню... Не отдавай меня. Можно я буду твоей дочкой, а ты моим папой. Ведь ты дядя Бог?
       
Убитая бабочка рассказ Сергей Трехглазый ...Подойдя к двери и щелкнув замком, я открыл, забыв даже посмотреть в глазок. На пороге стоял маленького роста человек. Был он мне примерно по колено. Я немного удивился столь необычному гостю, но все же почему-то предложил ему войти. Человек зашел и, не разувшись, сразу же прошел в комнату, оставив после себя красные следы и неприятный запах. Когда он скрылся за проемом двери, я, удивленный, коснулся оставленного следа пальцем. Потом его понюхал, попробовал на вкус и неожиданно понял, что следы – кровавые. Сразу же тело мое задрожало и откуда-то снизу в мозг всплыл липкий неприятный приступ страха. Маньяк-убийца, – подумал я про себя, – именно о нем говорили сегодня по телевизору, он замочил больше сотни человек за три ночи. Надо валить, пока он не сделал то же самое со мной, наверняка у него есть нож. Надо бежать. И уже на улице вызвать милицию. Ноги не стояли, сердце истерично билось. Кое-как я дошел до двери и, медленно бесшумно открыв ее (сердце в этот момент готово было вырваться из стесняющей его грудной клетки) вышел наружу. Я сбежал на нижнюю лестничную клетку и то, что я там увидел, повергло меня в еще больший шок, чем маньяк-убийца-коротышка...
       
Увидеть восход рассказ Morgenstern       ...В один из вечеров, когда мы сидели на обрыве, а на следующий день должны были вернуться мои родители, я неожиданно сказала:
      – Я хочу увидеть восход.
      Костя посмотрел на меня ошарашенными глазами. Он долго молчал и о чем-то усердно думал, а потом промолвил:
      – Катя, это же опасно. Ты, – он запнулся, – ты же можешь умереть.
      – Костя, – я нежно погладила его по щеке, – зато я умру счастливой. Я никогда, понимаешь, никогда не видела восход. А сейчас, сейчас я счастлива, потому что люблю тебя, люблю всем телом и душой. И даже если я умру, то умру счастливой рядом с тобой.
      Костя внимательно на меня смотрел, и я понимала, что он ужасно разозлился, но вместе с тем, понимает мое желание. Неожиданно он вскочил и заговорил, запинаясь на каждом слове:
      – Ты… Ты… Ты, Катя, эгоистка… Вот ты кто! – в его глазах заблестели слезы, а нижняя губа начала трястись, и Костя побежал...
       
Улица Надежд два рассказа Татьяна Калашникова ...Улочка была длинной и извилистой. От нетерпения увидеть обещанное чудо я всё время забегал вперёд, а потом останавливался и ждал всех остальных. Поглощённый стремлением как можно скорее добраться до того самого места, где должно произойти чудо, и потому не питая большого интереса ко всему остальному, располагавшемуся на пути к моему главному пункту, я только бессознательно выхватывал детским любопытным и жадным взглядом то какое-нибудь особенно широкое и ветвистое дерево, на которое было бы здорово взобраться и ощутить себя сильным и смелым, то большой черный с блестяшками мотоцикл, то роскошную гроздь ранних черешень, казалось, так и просившуюся , чтобы её кто-то сорвал...
       
Урод рассказ Ольга Жакова ...Его я увидела совершенно случайно. Тогда-то я удивилась, еще как, а теперь понимаю, что удивительно то, что я вообще его заметила, ведь такого урода невозможно даже вообразить. Его – не описать, потому что он противен, мерзок, гадок, он просто-напросто до полусмерти жуток...
       
Уроки стервозности рассказ Инесса Рассказова       ...Как-то утром стальной зев моего почтового ящика, не поперхнувшись, проглотил странную бумажку. То, что я прочла звучало настолько необычно, что показалось даже чьей-то дурацкой шуткой. Аккуратно отпечатанное на компьютере, объявление было написано на двух языках, английском и голландском, на всякий случай я сверилась со словарем, чтобы убедиться, что понимаю все верно. Да нет, так и есть! "Даю женщинам уроки стервозности. Первый сеанс бесплатный". Не могу сказать, что у меня была очень острая нужда в получении столь специфических знаний, но такой уж я человек, что в борьбе лени с любопытством у меня всегда побеждало любопытство. Как-то сразу захотелось взглянуть на... гуру...
       
Утро сеньора Гравалосы рассказ Сергей Береговой       ...В юности и ранней молодости Камило бредил политикой. Он был влюблен в революции. Мечты о всеобщем равенстве и справедливости обуревали им. Он был глубоко убежден, что человек – самая святая ценность. Он, по его мнению, готов был пожертвовать всем, чтобы облегчить жизнь окружающим. Он так полагал. Хотя, конечно, родившись и живя в благополучной семье, находившись под крылом и опекой своих родителей, подобные идеи даже для него самого являлись абсолютной утопией. Камило жил обычной жизнью, не принося себя ни перед кем ни в какие жертвы, лишь мечтая о великом и справедливом будущем. Он находился на той стадии юношеского максимализма, когда любое, даже самое малое противоречие с чьей бы то ни было стороны вызывали в нем бурю протеста и возникновение непреодолимой стены несогласия и негодования в его сознании. Именно в это время он понял, что заблуждался. Мир в миг стал для него невероятно огромным, совершенно неподвластным ему одному. Все показалось зачерствевшим и даже каменным. К чему мучить и изводить себя ради того, чего, даже если стараться изо всех сил, никогда не добиться. Все идеи, которыми он был увлечен, сделались для Камило беспредметными, ненужными и даже противными. Исполинских размеров равнодушие ко всему на свете проснулось в его душе и заставило пережить долгую и тоскливую депрессию. Бунтарству пришел конец. Мир был обречен оставаться таким же, каким и был раньше. Именно тогда Камило решил, что навсегда повзрослел, а может быть, и немного постарел...
       
Учитель-психопат роман Евгений Свинаренко       ...Готов с прищуром посмотрел в глаза завуча. «Что это, она блефует или у нее действительно что-то есть для меня»? Сафронова качала головой, как бы говоря: «Ну, все, дружок, допрыгался».
      – Ой, как я испугался, – иронизировал Готов, – описался даже. Что вы можете? Предупреждение сделать или строгий выговор с занесением? Нашли, чем пугать. За всю жизнь я подобной лабуды столько наслушался! Жалко, что вы не были на том заседании… когда меня из комсомола исключали. Там какая-то толстая девка, в белой рубахе и с пионерским галстуком, чем-то на вас похожая, сказала: «Надеюсь, вы понимаете, товарищ Готов, что путь в партию вам заказан. У вас осталась последняя возможность…» Вы не представляете, как я по полу катался от смеха. Какая, спрашиваю, возможность, застрелиться что ли? А она: «Над этим вы должны сами подумать».
      – Я бы на вашем месте так не радовалась, – интригующе заметила Сафронова. – Нам стало известно…
      – Откуда? – испуганно перебил Готов. – Кто… кто вам сказал? Я… я не виноват. Я стал жертвой обстоятельств. Они приходили ко мне и оставляли какие-то ящики. Ввели меня в заблуждение. Это для вас они террористы. А я… я простой конторский служащий, в политике ни бум-бум. Я-то думал, что ваххабиты – это такие бородатые добряки, добрые бородачи. У них для меня еще пароль такой прикольный: «Открывай шакал, пока двэрь нэ вышибли».
      – Мне стало известно, – недослушала Сафронова, – что вы вынесли из школы бюст Ленина.
      – Слава богу, обошлось, – стер пот с лица Готов. – Думал – все, хана мне. Так что вы говорите? Бюст Ленина? У Ленина был бюст? Не знал...
       
Фантазии на балетные темы рассказ Ольга Ведёхина ...Мой интерес к танцу вырос из подростково-романтического чувства к артисту балета – схема довольно банальная. Но по мере моего взросления чувство к юному танцовщику таяло, а к балетным спектаклям, наоборот, росло с тревожащей быстротой, и, наконец, эта любовь прочно устроилась в первом ряду партера моих мыслей, предопределив и выбор профессии балетного критика, и потом уход из нее. Пока я вживалась в спектакли и анализировала исполнительские концепции разных артистов, у меня внутри начался какой-то неуправляемый процесс, который внезапно закончился моим броском к письменному столу – это была попытка удержать зыбкие картины привидевшегося. Вот они – два моих любимых балета, не либретто и не рассказы – так, две сказки, увиденные сквозь силуэты танцующих фигур...
       
Фантастический раут рассказ Игорь Гилёв       ... – Дамы и господа! Прошу к столу! – зычным раскатистым голосом ринг-анонсера объявил дворецкий.
      В числе других гостей, мы с Мессалиной подошли к огромному столу.
      Вновь раздался рык дворецкого:
      – Коронное блюдо сегодняшнего раута – голова мистера Дэмьена!
      Все, включая и самого мистера Дэмьена (где он взял ещё одну такую же голову – ума не приложу!), восторженно зааплодировали...
       
Фасолевые зерна рассказ Анна Медведева ...Дома немногим лучше, чем на улице, но не намного. В каждом темном углу сидит по фобии. Они сидят там, наверное, уже вечность и все таращатся на меня как гипсовые ослики, как Великие и Ужасные Морры, как добрый десяток лунарей (а десять лунарей, как известно, любого с ума сведут) своими круглыми лемурьими глазами. А в шкафу, чья мрачная тень совершенно такая же, что падает на мертвый песок пустыни от подножия гробницы Хеопса, в шкафу с недавнего времени поселился Маниак. У него железное лицо, а глаза вырваны из змеиного черепа и искусно вплавлены в частокол зазубренных стальных ресниц. Он лишает жизни налево и направо, невиновного и виноватого, руководствуясь принципом: "кто прав – тому пощечину, кто не прав – тому – две". Поэтому руки его всегда по ноготь в крови...
       
Федорино горе рассказ Елена Петухова ...Долгожданный звонок! В трубке – его голос. Он говорит, что только что проводил свою знакомую – они вместе допоздна записывали на магнитофон ее песни, немного переборщили со спиртным и ей пришлось остаться у него на ночь. Спрашивает, когда Федора к нему приедет и вскользь замечает, что никакого интима у него с знакомой не было. Федора растрогана его честностью: не каждый мужчина так бы честно признался своей девушке, что накануне у него ночевала другая! Да и не каждый сможет, будучи в подпитии, обойтись без поползновений... Наверное, это потому что он ждет Федору и думает о ней...
       
Фенька рассказ Сергей Щербаков       ...Стриженная голова солдата с разбитым лбом была запрокинута назад, лицо и грудь в запекшейся крови, на горле от уха до уха зияла страшная рана, из которой выглядывал провалившийся посиневший язык. Гимнастерка с тельняшкой были вспороты от низа до верха вместе с животом, похоже, одним сильным движением кинжала. Брюшная полость набита сухими листьями и прелой травой, окровавленные клочья которой торчали во все стороны. Глаза из-под полуприкрытых век как бы наблюдали за происходящим вокруг и словно жаловались: “вот видите, что они со мной, подлюки, сделали”...
       
Философия провала в стихах и прозе цикл повестей Леонид Скляднев       ...Ну, итак, общежитие. Вы себе представляете, да? Коридор такой длинный, и в концах коридора туалет с умывальником: на одном конце "М", на другом, соотвественно, "Ж". Вечер. По коридору лёгким девичьим шагом в умывальник стремятся студентки столицы. Представляете, да? Первокурсницы – нежность, невинность, молочный младенческий запах. Любопытство, конечно. К умывальнику – лёгким девическим шагом.
      Неожиданно – крики, смятение, визги – стайкой ласточек лёгких метнулись куда-то студентки. Что там? Что? Что такое?!
      Из умывальника "Ж" выходил обнажённый Иван.
      "Это как – "обнажённый"? Это чё – голый, что ли?!" – удивленье скрывая, равнодушно так спросят ребята. И я им отвечу: "Да, голый." Но в романах не принято слово такое. И поэтому лучше уж так я скажу вам, ребята: "Из умывальника "Ж" в белизне ослепительной всей своей правды (ибо телом был бел и прекрасен) первозданным Адамом Иван выходил, помавая концом своего (как сказать бы) мужского начала."
      И ни тени стесненья в движеньях его не смогли бы заметить студентки столицы, ибо пьян, да, был пьян он мертвецки и, как и Адам первозданный, не ведал своей наготы. И краска стыда не коснулась ланит его бледных. Напротив – торжеством и спокойствием лик его благородный лучился, и только в очах, устремлённых куда-то за тесные стены общаги в туманные дали, глубоко-глубоко огоньком беспокойным металась тоска.
      Студенток испуг, между тем, любопытством сменился. Любопытством таким восхищённым и не оскорблявшим невинности вовсе. Ибо так был естествен Иван в одеяньи Адама, будто сроду не знали штанов эти сильные бёдра.
      Так Иван проходил, не спеша, мимо ласточек стаи невинной, благосклонно приемля их взглядов нескромную ласку. Но лишь возле одной замедлили шаг его белые ноги, и очи на миг обрели им присущую ясность. Да, именно так, как в романах – взгляды встретились их на мгновенье, и нечаянно пальцы девичьи коснулись, будто ласточка лёгким крылом щекотнула… Но не пальцев ивановых пальцы девичьи коснулись, а пальцы девичьи косну-улись… конца мужского начала Ивана. И начала конец поднялся.
      "Это как? Это хрен, что ли, встал?!" – удивленье скрывая, равнодушно так спросят ребята.
      И я им отвечу: "Да, именно так. Но в романах, ребята, не принято так выражаться, что, мол, "хрен его встал". Это будет уже не роман, а параша какая-то прямо. Так вот, чтобы не вышло параши, а вышло красиво, а главное – полифонично, выражаются так вот: "Начала конец поднялся". И образованным людям становится сразу понятно, о начале какого конца, то есть, наоборот, о конце какого начала идёт, в сущности, речь. Потому что, ребята, образованным людям известно, что только мужское начало имеет конец, начало же женское – скрыто, глубинно, бездонно."...
       
Философский подтекст в жизни Мартина К. рассказ Зоран Питич       ...Подгоняемый мыслью, что «из всех своих прошлых жизней и эманаций он не помнит ни одной, и так же легко забудет эту», Мартин довольно быстро добрался до пункта назначения. Как всегда в последние годы большинство мест в пивной оккупировали немцы, которые громко лаяли на своём собачьем языке, и так же по-собачьи лакали волшебный, восхитительный, неопровержимо-прекрасный «Флековский лежак». Он уже почти свыкся с их присутствием, однако эта история с голубями выбила его из колеи, и Мартин, остановившись на трёх кружках, пошёл домой.
      Первое, что бросилось ему в глаза, когда после долгой возни с ключами он, наконец, вошёл в квартиру, – это мужчина в трусах, выпрыгивающий из окна. Какая глупая смерть, подумал Мартин и представил, как нелепо выглядит сейчас этот мужчина там внизу, наверняка уже окружённый толпой зевак...
       
Флажки рассказ Вячеслав Козлов       ...– Так, молодежь, а ну-ка слиняли отсюда, и чтоб я вас больше не видел.
      Четыре стриженые головы повернулись на его голос. Женщина вырвала свою раскрытую сумочку. Из группы выделился долговязый парень и, поигрывая чем-то в руке, сделал пару шагов навстречу Иван Семеновичу.
      – А, папаша, приключений ищешь… Ну, так ты нашел, – его поддержал зловещий хохот его дружков.
      Иван Семенович сунул руку в карман плаща и нащупал заветную кнопку.
      – Смотри, в кармане, – послышался шепот из-за спины долговязого.
      – Ты что, крутой? – долговязый сплюнул под ноги Иван Семеновича.
      Поскольку страха не было, он отчетливо увидел в себе спокойное, но твердое чувство. Без злобы и ненависти. Чувство, что они просто не имеют права так поступать. Этого не должно быть. И этого не будет.
      Обычно в таких случаях приходила мысль вызвать милицию, позвать соседей. Сейчас ему никто не был нужен. Он знал, что справится сам.
      Иван Семенович молчал. Парень как-то засуетился, то опуская взгляд в землю, то оглядываясь на своих дружков.
      – Это что, твой дом, что ли… начальник? – последнее слово было как будто сказано с иронией, а как будто и нет.
      – Это моя планета...
       
Фобия?.. рассказ Игорь Гилёв       ...Я – звезда. Нет, не эстрадный какой-нибудь звездун, не выскочка-нувориш. Нет. Свой титул "звезды" я ЗАРАБОТАЛ. Заработал потом и, нередко, между прочим, кровью. Причём, собственной.
      Дело в том, что я – киноактёр. И не примитивный голливудский, а с самой, что ни на есть крутой кинокомпании в мире: Ялтинской киностудии. Помните, как никому не известная киностудия стала первой в мире? В годы Великого Прыжка (1991-1996), когда в конце девяносто первого бывшие граждане благополучно издохшей империи зла СССР восстали и вырезали подчистую всех коммунистов, бандитов и политиков, а также всех членов семей вышеперечисленных, начался резкий подъём экономики...
       
Фотограф рассказ Сергей Литовкин ...Уже через неделю после операции мы с фотографом проявили почти все пленки и сделали пробные отпечатки. Лодка вышла превосходно. Все детали и оборудование четко просматривались на снимках. Были видны лица членов экипажа на рубке и надписи на кепках. Теперь уже я опухал от гордости. Однако, меня настораживало поведение фотографа. Если до операции он придавал нашей работе огромное значение и считал ее чуть ли не важнейшим делом своей жизни, то, лишившись аппендикса, утратил и интерес к фотографии. Теперь главным в его беседах были не ракурс, диафрагма и экспозиция, а чувство единства природы и сознания, почерпнутое им в постоперационном периоде под действием наркоза. Он утверждал, что видел свет, которого нет в этом темном мире. Я попытался осмеять его измышления, но натолкнулся только на скорбь в его всепрощающем взоре. Извиняю тебя, неразумного – говорили его глаза...
       
Фотография рассказ Павел Абызов       ...В течение года наше общение заканчивалось лишь на слове "привет". Она говорила, что я изменился, что я не тот, кем был раньше. Она была права. В тот год я сломал всё, что можно было сломать или порвать. Не могу поверить, что сейчас ее вера в меня всё же вернулась. Но не вернулась любовь. Во время недавнего ужина с ней, я смотрел в ее глаза, она смотрела в мои. Но я так до конца и не смог понять ее взгляд. Она это знала. А я смотрел. Я не верил, что нахожусь рядом с ней, вижу эти карие глаза. Теперь любил уже я...
       
Холодные руки рассказ Игорь Гилёв ...Спустя некоторое время, уже в доме, немного успокоившаяся баба Нюра, то и дело всхлипывая, рассказала, что когда она в очередной раз коснулась верёвки, то ощутила под своими руками… чьи-то ещё, холодные, как лёд, с тонкими, костлявыми пальцами. Пальцы эти шевельнулись, явно пытаясь схватить её за руку, но она вырвалась и закричала… Она была уверена, что рядом с собой никого не видела, да и рук-то этих ледяных не видать было тоже. Больше она не запомнила ничего. Ни того, как завизжал в смертельном страхе Шарик, ни того, как отпрянув от верёвки, наступила она ногой на край таза и упав, расшибла себе колено, ни того, как Гарик тащил её за руку в дом, а она, с выкатившимися от ужаса глазами, подвывала тоненько и против своей воли пыталась вернуться на ТО место...
       
Хорошо драться по субботам рассказ Василий Вялый       ...Когда дружины разделяло около пяти метров, в руках у двоих противников оказались ножи: у этого серого типа и у грузного Володи. Главарь, стоял чуть сзади, держа руки в карманах.
      – Василь, бери мелкого с “притыкой”, – прошептал мне Червон, – а я возьму жирного, он мне нравится.
      “Психолог”, – подумал я с одобрением, ведь Володя его уже боится...
       
Хорошо, что есть боги рассказ Татьяна Калашникова       ...Я никогда не видел Бога и никак не мог понять, как он может быть опорой.
      «Бог – самый главный. Он всё и про всех знает», – разъясняла мне бабушка каждый раз, когда я приставал к ней с расспросами о том, кто такой Бог и зачем она с ним разговаривает.
      Бог – самый главный для бабушки, а бабушка – самая главная для меня, значит, она – тоже бог. Но ведь боги не умирают. Значит и бабушка никогда не умрет. Как хорошо. Хорошо, что есть боги...
       
Хохотун и Лесовой рассказ Юрий Хор       ...Лесовой возненавидел его в первый же день, и ненависть эта в нем разрасталась день ото дня. Повышенное внимание и хорошее отношение к слабоумному со стороны персонала его сильно коробило. Лесовой негодовал про себя.
      Хохотун страдал низким давлением с приступами слабости, во время которых он лежал пластом и смотрел в потолок немигающими глазами. К нему приходил врач, назначал кофеин. Капельницы ему стали делать через день – они снижали и без того низкое давление. Лесовой глотал таблетки и ходил на массаж, капельницу ему не назначали. Это его злило больше всего, ведь капельница это самое эффективное лечение. Так считал Лесовой и чувствовал себя обделенным.
      – Амебу привечают, а человека достойного игнорируют! – пожаловался он как-то наедине совершенно глухому соседу по палате.
      То ли от нервов, то ли от смены погоды (за окном разыгралась зима), но кризы у Лесового участились. Случались они у него в самое неудобное время, ранним утром, когда еще все спят беспробудным сном. Днем он ходил замкнутый, сопел, бубнил что-то себе под нос и поглядывал на своего медлительного соседа. Утром коридор взрывался сиреной, к Лесовому бежали со всех ног, мерили давление, скрипела тяжелая дверь, доставали из сейфа спасительную таблетку. Всем хотелось спать, зевали на ходу, спешили выдать Лесовому положенную дозу и вернуться в еще теплую постель. Спешили и не замечали, как Лесовой украдкой выталкивает маленькую белую таблетку на губу, а потом хватает ее быстрым движением руки и прячет в бумажный кулечек… Врач зевал и уходил, он так хотел спать, что не заходил в палату, он краем глаза из коридора следил, как Лесовой кладет таблетку под язык и спешил уйти. Медсестра тоже уходила сразу – она только говорила Лесовому, что если ему не полегчает, то пусть нажмет кнопку вызова. После этого Лесовой оставался один, прятал кулечек с сильнодействующими таблетками в тумбочку и спокойно засыпал. Так было не раз…
      Катастрофа случилась утром, после завтрака...
       
Хочу рассказ Виктория Столярова ...Душно. Пойду туда, где прохладней. Я знаю, где это. Иду быстрым шагом. Настолько быстро, насколько мне это могут позволить толпы туристов. "Excuse me, pardon..." Еще быстрее. Сивков переход... Павильонный зал... Советская лестница... Рембрандт... – я в прохладе Хельста. Я не знаю, что делать дальше. Хочу курить... К столовке... – Просветы... раз.., два.., три.., Лоджии, налево... фойе, направо, в коридор. Странный коридор, как будто куда-то спускающийся. Окно... Карман... зажигалка.., пачка – сигарета, огонь, затяжка... Дым...
       
Художник рассказ Анна Иванова ...Светлый человек. Он всегда пребывает целиком в своем творчестве и живет скорее в своих фантазиях, чем в реальном мире. Сколько невероятных рассказов я выслушала о разных странах, куда он чуть-чуть не уехал!..
       
Царь и Пёс повесть Сергей Алхутов       ...Александр достал из Хрисиппы член и лениво опустился рядом с расстеленным плащом Диогена. Она растянулась рядом, доверчиво положив голову ему на живот, и он вдруг понял, что за горячие волны пробегали по её телу. Никогда раньше он не слышал о женском оргазме.
      На противоположном конце плаща разлёгся Диоген.
      – Не правда ли, – заметил он, как бы размышляя вслух, – конец не так интересен, как сам процесс?
      Александр и Хрисиппа лениво, но дружно промычали в ответ что-то вроде «да».
      – Но не правда ли, что любой процесс есть путь к своему концу? – продолжил философ.
      Двое вновь утвердительно промычали. Хорошо было смотреть на небо, и хорошо было утвердительно отвечать на вопросы Диогена, хотя и не так – о, далеко не так! – хорошо, как заниматься любовью.
      – И не правда ли, что не имеющее конца, то есть бесконечность, есть цель наших поисков? – продолжал он.
      Двое вновь согласились с ним.
      – И не правда ли, что если любой процесс имеет свой конец, то бесконечность можно найти только там, где нет никакого процесса? – продолжал Диоген.
      И двое вновь и вновь соглашались с ним, ибо любовь – это полное принятие, полное «да»...
       
Цветок рассказ